Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

«Будут ломать – пусть ломают»

«Как говорят наши коллеги из спецназа, полицейская префектура приказала: «Будут ломать – пусть ломают», - генеральный секретарь профсоюза работников национальной полиции (VIGI-CGT police) Александр Ланглуа не верит заявлениям префекта полиции Дельпюеша, утверждающего, что обстоятельства, сложившиеся во время манифестации 1 мая (когда, по данным префектуры, были сожжены шесть автомобилей и два магазина, а многим торговым точкам нанесены серьёзные повреждения), оказались сильнее него. По его словам, 30 апреля, накануне манифестации, разведывательное управление префектуры полиции (DRPP) распространило записку, в которой указывалось, что 1 мая на улицы выйдут от 400 до 800 весьма агрессивных лиц, которые намерены уничтожать символы капитализма и нападать на сотрудников сил правопорядка. Эта информация была подтверждена данными из социальных сетей. Впрочем, как рассказывает одна из активисток, девушка лет двадцати, шедшая в тот день в первых рядах колонны, эти люди обычно присоединяются к шествию не сотнями, а небольшими группами: «Со мной было человек десять друзей, некоторые из них – студенты. Я была одета обычно: чёрный пуховик, солнечные очки. Вокруг нас были демонстранты, которые постоянно выходят 1 мая в знак защиты права на труд, но не любят выступать вместе с профсоюзами, поскольку не ассоциируют себя с этими организациями. Постепенно мы стали замечать, что к нам подходят какие-то люди, переодеваются за растяжкой или зонтом, натягивают капюшоны и ветровки». На Аустерлицком мосту их собралось уже около тысячи, тех, кто обошёл головное каре профсоюзов, призывавших к традиционному шествию.

 «Эти агрессивные персонажи не вливаются в шествие оравой в 1200 человек с касками на голове, а появляются постепенно, группами человек по десять, – объясняет Александр Ланглуа, – Эти маленькие группы можно разогнать заранее и задержать тех, кто находится в розыске. А если удалить основной костяк, то группа, которая собирается вокруг него в поисках адреналина, разваливается очень быстро». Даже профсоюз «Альянс» считает, что полицейских было слишком мало, и они долго бездействовали. Генеральный секретарь ВКТ работников полиции Парижа Антони Кайе задаётся вопросом: «Почему в Нотр-Дам-де-Ланд отправляют 2500 полицейских, а 1 мая в Париж всего лишь 1500? И это в то время, когда разведывательное управление предупреждало о массовом присутствии погромщиков? И почему префект тянул с направлением колонны по второму маршруту, который был запланирован в префектуре совместно с профсоюзными конфедерациями-организаторами ещё за две недели до мероприятия?» «Не для того ли это было сделано, чтобы спровоцировать участников демонстрации?» – говорит Антони Кайе.

«На подходе к площади Бастилии меня обыскали, а моему старшему товарищу сказали даже расстегнуть рубашку, – говорит Селин Верзелетти (ВКТ), – Но во время шествия, когда мы заходили на мост, кордон спецназовцев разделил манифестацию на две части. Вокруг сплошь был слезоточивый газ и очень плотные дымовые завесы. Спецназовцы начали нас оттеснять назад, но полицейский кордон пропускал нас в час по чайной ложке. Мы были взяты в тиски, и это было очень опасно, так как с моста деваться некуда. Если бы началось какое-то движение в толпе, могли бы быть раненые. Я не поняла, почему спецназовцы не нейтрализовали и не заблокировали этих агрессивных манифестантов. Они находились очень далеко от первой колонны, отдельно, и их можно было окружить». Представительница профсоюзов отмечает, однако, что колонна, которая двигалась в обход, прибыла на площадь Италии, не встретив никаких препятствий на своём пути, и её никто не охранял... «Спецназовцы могли направить процессию в обход гораздо раньше», – считает она. Во вторник генеральный секретарь ФКП Пьер Лоран указал на «непонятное поведение полицейских сил, которые бездействовали почти час». Региональный союз Парижского региона (URIF CGT), профсоюз - организатор акции, выступил с критикой «государственных властей, которые совершенно очевидным образом использовали несколько сотен «black blocs»[1] (500 человек), пытаясь отнять у нас наше 1 Мая, при соучастии и попустительстве сил правопорядка». «Наш министр внутренних дел не способен ни поддерживать порядок, ни гарантировать соблюдение конституционных прав митингующих», – заявил депутат от «Франции непокорённой» Бастьен Лашо. Днём ранее европейский депутат Патрик Ле Ярик, первый секретарь Социалистической партии, потребовал созвать следственную  парламентскую комиссию.

 

 

 

Карен Янсельм

 

 

 


[1] Black bloc – «Чёрный блок» - наиболее радикальное движение антиглобалистов. Название происходит от внешнего вида участников движения, одетых в одежду чёрного цвета и скрывающих свои лица за такого же цвета масками.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код