Реформа Беллубе. Программный продукт вместо судей - иллюзия предсказательной юстиции

Ваше государственное предприятие постоянно испытывает нехватку персонала, его сотрудники перегружены работой, а финансовые перспективы малоутешительны? У Эммануэля Макрона есть решение - информационные технологии. Проект закона о программировании для судебной системы на 2018–2022 годы, представленный в эту пятницу в Совете министров, полностью вписывается в эту логику. Новый документ обезличивает многие процедуры, исключая (насколько это возможно) участие судей и повсеместно переводя их в режим видеоконференций. Также текст закона обязывает обе стороны решить конфликт мирно с помощью алгоритмов. Нововведения коснутся около 2,7 миллионов судебных процедур в год, поскольку все дела, связанные, например, с уголовным правом, за исключением предусмотренных законом, должны будут пройти через медиацию под угрозой признания их недействительными. Сюда же добавятся и все бытовые конфликты: неудобства, причинённые другому лицу, связанные с соседством, долговые тяжбы, жилищные споры, семейные дела...

Законопроект, представленный министром юстиции Николь Беллубе, был вдохновлён так называемой предсказательной юстицией, которая широко практикуется в Соединённых Штатах. Подобное обесценивание юрисдикции представляет для правительства очевидную выгоду: снижение загруженности судов, быстрота процессов, меньшая стоимость. «Теоретически можно только поддерживать приоритет мирового соглашения. Но меры, предусмотренные этой реформой, скорее создают препятствия для контакта с судьями», – подчёркивает национальный секретарь профсоюза работников суда госпожа Жюлиан Пенсар. Давайте рассмотрим эту историю подробнее.

1. Предсказуемое правосудие

Проект закона предполагает, что физическое лицо или организация смогут предлагать «онлайн-услугу по предоставлению помощи в мировом урегулировании споров». Проще говоря, речь идёт об алгоритме, который, прежде чем предложить вариант разрешения разногласия, проанализирует все предыдущие аналогичные случаи, чтобы оценить вероятность победы или проигрыша, а также вилку возмещения убытков или потенциального наказания. «Алгоритм скажет людям: «В 70 % случаев решение было такое-то, поэтому вам предлагается такая-то согласительная процедура, основанная на этих данных, – объясняет Жюлиан Пенсар. - Многие будут отказываться от своего права обратиться в органы правосудия, если у них будет создаваться впечатление, что процедура уже ясна». Ещё один серьёзный риск – это появление у судейских стадного чувства. Обращаясь к этим алгоритмам, судья (под давлением или из желания освободить себя от части работы) почувствует искушение принять то же решение, что и большинство его коллег. Тем более что крайняя загруженность судей хорошо известна. «При наличии такого инструмента вынесение судьёй решения может оказаться одновременно и подкреплённым, и искажённым эффектами предустановленности и фиксации стереотипов», – выразила обеспокоенность Европейская комиссия по эффективности правосудия (CEPEJ) ещё в 2016 году.

2. Тенденциозное правосудие

«Поскольку алгоритмы базируются лишь на прошлых судебных решениях, они свяжут правосудие фактическим положением дел, что будет означать конец прогресса юриспруденции», – предостерегает Жюлиан Пенсар. В качестве примера она приводит лионского судью, который лет двадцать назад на судебном процессе по погашению долгов обнаружил в контракте несправедливые условия потребительского кредитования. Суд первой инстанции постановил всё-таки выплатить кредит, но без учёта всех процентов и штрафов. Это решение было подтверждено кассационным судом и ныне составляет юридический прецедент. Возникает ещё одна проблема: как будут составляться базы данных? «В Соединённых Штатах вопросы, задаваемые для наполнения алгоритмов информацией, были двусмысленными, часто расистскими. В результате обвинительное заключение, которое советовала программа, зачастую было более тяжёлым для чёрного населения», – рассказывает Мариз Артигелон, представительница Лиги прав человека в Центре мониторинга соблюдения свобод и цифровых технологий. Так, американский гражданин Эрик Лумес был приговорён судом штата Висконсин к шести годам тюрьмы по статье «Оставление места дорожно-транспортного происшествия совершившим его водителем». На вопрос о причине столь тяжкого наказания был дан следующий ответ: «Согласно применённому алгоритму (в данном случае программа «Compas»), его профайл представляет собой крайне высокую степень возможности рецидива, следовательно, судья выбрал максимальный срок».

3. Приватизированное правосудие

«На сайте «Legifrance» в открытых данных содержится мало информации: есть доступ только к 900 000 судебных решений. Поскольку этого не достаточно для того, чтобы наполнить наш алгоритм, мы заключили партнёрское соглашение с издательством «Wolters Kluwer», которое передаёт нам все существующие решения апелляционных судов», – говорит Луи Ларре-Шаин, основатель «Predictice». Его компания предоставляет программу, способную тщательно изучить 2 миллиона судебных решений в секунду и вычленить из них «тенденции». Апелляционные суды Рена и Дуэ, а также коллегия адвокатов Лилля, уже провели эксперимент. «Мы не очень любим говорить, что занимаемся предсказаниями... скорее – статистическим анализом», – настаивает создатель программы, ничего не говоря о том, будет ли его продукт предложен в качестве алгоритма мирового урегулирования разногласий. «Передача всех споров в субподряд частным операторам является одним из неприемлемых пунктов, по которым мы не пойдём на уступки», –заявляет профсоюзное объединение судей и адвокатов в своём коммюнике, опубликованном в четверг. Дело усугубляется ещё и тем, что медиационные онлайн-услуги могут предлагаться без обязательной сертификации. «Кто будет финансировать эти программы? Как проверить, не будет ли обработка этих алгоритмов тенденциозной и искажённой?» – размышляет Мариз Артигелон, опасаясь того, что код этих программ может «завтра попасть под защиту нового закона о бизнес-секрете». А вот Луи Ларре-Шаин совершенно спокоен. Предприниматель считает, что новые предложения позволят укрепить доверие к правосудию, «которое сегодня непредсказуемо (...) и вершится по всей стране в произвольной, бессистемной манере», и  «двигаться в несколько более научном направлении». Впрочем, эти технологии нашли идеального защитника в лице Тифен Озьер, адвоката и старшей дочери Брижит Макрон, которая представляется «крёстной матерью legaltechs (стартапов судебной системы. – Прим. ред.) в организации «Вперёд, юристы»».

4. Правосудие со скидкой

«Для тех, кто имеет право на юридическую помощь, примирительная процедура и правовое посредничество сегодня бесплатны. Но доступ к этим программам может стать платным. Следовательно, поскольку система финансовой помощи практически не пересматривается, будут создаваться новые элементы неравенства, люди перестанут обращаться в органы правосудия», – подчёркивает Жюлиан Пенсар. И не надо забывать, что обязанность использовать цифровые инструменты является ещё и фактором отчуждения. С точки зрения национального секретаря профсоюза судебных работников, речь идёт о политическом выборе. «Здесь, также как и в других государственных службах, перекрывают кислород и усложняют людям доступ к правосудию. Для правительства это способ решить проблемы с персоналом и финансированием», – возмущается Жюлиан. Об этом свидетельствует намерение более широко использовать видеоконференции, единственная цель которого – экономить средства и не платить за перевозку подсудимых. «Это превращает процессы в гротеск, мешает взаимопониманию. В таких условиях правосудие не может отправляться как должно. То, что ощущаешь во время судебного заседания всеми органами чувств, невозможно почувствовать через экран», – утверждает судья. Та же логика прослеживается и в проекте закона о предоставлении убежища и иммиграции. «Мигрантов, людей, которые даже не говорят по-французски, ставят перед камерой только для того, чтобы не платить за их перемещение!» – негодует Мариз Артигелон.

5. Правосудие заданных величин

Канцелярия уже попросила судей выносить приговоры по общей схеме. Цель - дать возможность алгоритмам понять и переварить этот массив данных без вмешательства человека. «Мы создадим чудовище! – предупреждает Патрик Рулетт, адвокат коллегии адвокатов Сен-Дени. – Представьте себе процесс по врачебной ошибке. Алгоритм проглотит всю историю пациента, и таким образом на него будет заведено настоящее полицейское досье гражданского свойства!» Помимо приговоров там будут фигурировать все мировые соглашения, которые не прошли через досье криминалистического учёта. Кстати, владельцами данных станут привлечённые к этому частные компании, которые будут располагать ими по своему усмотрению, например, перепродавать агентствам по страхованию или банкам... «Идёт игра в «псевдоанонимность», – говорит Луи Ларре-Шаин. – Защищены имена физических лиц, но не имена судей или адвокатов». Закон гласит, что онлайн-сервисам достаточно чётко и ясно информировать стороны и «соблюдать обязательства, связанные с защитой данных персонального характера». «Это расчеловечивание правосудия. Этим компаниям нужны только деньги. А что до правительства, то оно хочет разгрузить суды. У нас было правосудие с человеческим лицом, а нам хотят навязать правосудие, которое вершится согласно таблице заданных величин», – говорит Патрик Рулетт.

 

 

 

 

Пьеррик Марисаль

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ