«Эффект Макрона» еще работает в европарламенте

Звуки «Оды к радости», которые звучали в залах Лувра, отразившись эхом в Брюсселе, Страсбурге, Люксембурге и Франкфурте, кажется, стихли. Спустя почти год после своей победы во втором туре президентских выборов, Эммануэль Макрон, который поначалу был воспринят державами Европейского союза в качестве супергероя, оказался уже в совершенно другой атмосфере, когда ему пришлось выступить перед европейскими депутатами на пленарном заседании по случаю обсуждения «будущего Европы».

Либералы-федералисты (Alde), за которыми послушно следовали парламентарии из «большой коалиции» консерваторов и социал-демократов, пытались заставить всех рукоплескать достижениям французского президента, бросавшего в это время беглые взгляды на лидера их группы, бельгийца Ги Верхофстадта. Но, вопреки ожиданиям французских неолибералов, Макрон и по форме, и по содержанию олицетворяет собой регресс европейской политики, форсируя антисоциальные реформы в рамках соответствующих договоренностей Евросоюза.

Позади остались его окрыляющие речи в Сорбонне и на афинском Пниксе. Сейчас, в Страсбурге, в своем вступительном выступлении перед европейскими парламентариями, Эммануэль Макрон больше не говорит о проектах «реорганизации» Европейского союза. На бумаге глава государства всё ещё отстаивает концепцию развивать европейские страны «на разных скоростях», где «самые амбициозные, самые волевые могут продвинуться вперёд». Но похоже на то, что это уже не убеждает руководителей государств и правительств. Некоторые из его идей – например, транснациональные списки на ближайших европейских выборах, – были полностью отвергнуты, самими европейскими депутатами. Другие, более структурированные предложения – в частности, попытка достичь большего «сближения» и «солидарности» между членами «еврозоны», – не смогли бы пройти горнило ордолиберальной идеологии лидеров ЕС, несмотря на свою вторичность и чрезмерную осторожность.

Эммануэль Макрон должен был обсудить свои предложения в Берлине с Ангелой Меркель. Однако в начале этой недели в Бундестаге члены партии канцлера (Христианско-демократический союз, ХДС) решили радикально сократить товарообмен между европейскими странами – следуя логике политики жесткой экономии, предусмотренной современными договорами, определяющими развитие Европы в последнее десятилетие. Лидер правой партии «Европейская народная партия» немецкий депутат Манфред Вебер (ХСС) после выступления французского президента прямо сказал: «мы не должны ничего заново изобретать – мы должны опираться на сами основы Европейского союза».

Именно ради «реформ» Европейского союза Эммануэль Макрон придерживается повестки дня и программы Европейской Комиссии. Он выступает за налогообложение гигантов цифровой индустрии, которое могло бы, по его мнению, увеличить общеевропейский бюджет. Он также приводит в пример немногочисленные действия в налоговой сфере, предпринятые под давлением общественного мнения и гражданских движений, которые были возмущены информацией, открывшейся в результате скандалов по поводу уклонения от налогов. Макрон делает он это, чтобы ликвидировать некоторые механизмы оптимизации экономики, установленные конкурирующими друг с другом государствами-членами ЕС. Даже инициируя «гражданское обсуждение европейских проблем», которое было начато вчера вечером в Вогезах и явилось стартовой площадкой для кампании европейских выборов его партии «Вперёд, Республика!», он сделал это далеко не случайно, исходя из определенных причин. «Это продолжение было одной из наших инициатив. Я провожу обсуждения постоянно, ведь Европа заслуживает широких демократических дебатов», – сострил по этому поводу  председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер.

В то время, когда французское правительство покушается на права политических беженцев и мигрантов, Эммануэль Макрон выдвигает новое нереальное предложение: он призывает к созданию «европейской программы по вливанию финансов в те регионы, которые принимают и интегрируют у себя беженцев». Поупражнявшись в ораторском искусстве перед Европейским парламентом, президент Французской Республики предложил идею создания «проевропейского» лагеря – с целью контроля над крайне правыми, «не-либеральными» демократиями,  которые существуют в Венгрии, Польше, Австрии – а в скором времени к этому списку, возможно, добавится и Италия.

Макрон противопоставляет этому «регрессу» идею «европейского суверенитета»,  применяя в континентальных масштабах термин «демос» – «народ». Он с большой помпой обращается к классической риторике на данную тему. «Я принадлежу к поколению, которое не знало войны. И я также принадлежу к поколению, которое в настоящий момент может позволить себе забыть то, что пережили наши предшественники», – произносит Макрон уже «без бумажки». – Я не хочу, чтобы наше поколение было сомнамбулами, я хочу, чтобы нас считали теми, кто твёрдо решил защищать свою демократию».

Стопроцентно неолиберальное поведение

Сосредоточившись на осуждении «популизма» и «авторитарных демократий», Эммануэль Макрон настойчиво отказывается вникнуть в суть кризиса, который переживает Европейский союз. Своим стремлением достичь «сближения» между государствами-членами ЕС, французский президент на самом деле провоцирует ещё большие проблемы. Отвечая на парламентские обращения, Макрон заявил, что государства Евросоюза по примеру Франции должны старательно приспосабливаться к политике неолиберальных реформ, чтобы избавиться от обузы социальной защиты и регулированного рынка труда – как это было намечено в рамках общеевропейских пактов и соглашений.

Однако Патрик Ле Ярик (группа «Европейские объединённые левые/Лево-зелёные Севера» (GUE-NGL)), а также некоторые представители социалистов и «зелёных» привлекли внимание к белым пятнам в выступлении французского президента. Они указали на противоречия в его речи о «европейском суверенитете», акцентируя внимание на том, что французский президент принял решение бомбить Сирию, освобождая себя от международных обязательств.

«Нам нужно построить солидарную Европу, ведь существует путь социальных, прогрессивных, демократических и экологических преобразований Европейского союза», – сказал Ле Ярик. – «Вместо свободной торговли и экономической войны, лучше создать равноправную торговлю и кооперацию. Пришло время произвести коренной переворот структуры ЕС– совместно с людьми и для людей».

 

 

 

 

 

Тома Лемаё

Добавить комментарий


Обновить Защитный код