Трамп, Макрон и Мэй не слишком заботятся о мире

14 апреля в 4 часа утра Эммануэль Макрон в своём «Твиттере» цитирует только что опубликованный пресс-релиз, в котором сообщается, что «в субботу 7 апреля 2018 года в Думе десятки мужчин, женщин и детей стали жертвами применения химического оружия, что является грубым нарушением норм международного права и решений Совета безопасности Организации Объединённых Наций». Президент Франции заявил (ведь ему же нужно верит на слово): «Факты и ответственность сирийского режима не вызывают никаких сомнений. Красная линия, установленная Францией в мае 2017 года, перейдена. Я отдал приказ французской армии осуществить этой ночью вмешательство в рамках международной операции (...), направленной против тайного химического арсенала сирийского режима».

Тон взят подчёркнуто серьёзный, именно такой, каким любят говорить руководители, с заботой глядящие на страдания народов. И вновь Эммануэль Макрон (как и его предшественники) не смог дать никакого политического объяснения этой военной интервенции, которая, не только расшатывает равновесие на Ближнем Востоке, но и втягивает всю планету в ситуацию возможной мировой войны с непредсказуемыми последствиями. То есть Франция вмешалась исключительно из соображений справедливости и гуманитарной защиты. «Святая Троица» – Соединённые Штаты, Франция и Великобритания – карает «плохих». А что, если в действительности их мотивы не столь чисты, что, если они подпитываются геополитическими соображениями?

Объявив о военном вмешательстве «Тройственного Союза» (без какого-либо мандата ООН, то есть вопреки международному праву), Вашингтон, Париж и Лондон клянутся всеми богами, что теперь будут работать со своими «двенадцатью» партнёрами из Совета безопасности над многогранным проектом резолюции по Сирии: химическим, гуманитарным и политическим, включающим создание нового механизма расследования использования химического оружия. Хорошо, но тогда для чего было применять силу? Чтобы наказать? Соединённые Штаты - единственная страна в мире, которая использовала ядерное оружие против мирного населения в Хиросиме и Нагасаки, которая распылила тонны дефолиантов, в частности «оранжевого агента», над Вьетнамом, которая представила фальшивые доказательства для того, чтобы начать войну в Ираке, сегодня берёт на себя роль мирового жандарма? Да и обе её марионетки «на подхвате» тоже не лыком шиты: Франция и Великобритания, эти две бывшие колониальные державы, имевшие владения в том числе и на Ближнем Востоке, позволившие себе перекроить регион по своему собственному усмотрению (соглашения Сайкса – Пико), в 2011 году бомбили Ливию, что привело к известным последствиям. Зато сегодня эти три страны с почестями принимают наследного саудовского принца Мохаммеда бен Салмана, развязавшего войну в Йемене, которая по страданиям мирного населения ничем не уступает войне в Сирии. Не говоря уже об Израиле, без зазрения совести использующего бомбы с белым фосфором на палестинских территориях и превращающего границу с сектором Газа в полигон для стрельбы, не встречая абсолютно никакой реакции, которая положила бы этому конец.

Почему было не дождаться выводов следственной комиссии Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), базирующейся в Гааге, которая приехала в Дамаск в субботу и должна была вчера приступить к работе? Эксперты были приняты сирийскими властями и, как заявил заместитель министра иностранных дел Сирии, «смогут выполнить свою работу профессионально, объективно и непредвзято, не подвергаясь никакому давлению». Разумеется, комиссия ОЗХО не уполномочена называть ответственного (или ответственных) за применение химического оружия. Но сам факт подтверждения его использовании и доказательство того, что именно было использовано, со стороны такой структуры, естественно, имел бы больший вес, чем предположение, высказанное Министерством иностранных дел Франции, основанное на выводах французских разведслужб, которые считают «с высокой долей вероятности, что ответственность лежит на сирийском режиме» (sic). Несомненно, именно это Эммануэль Макрон называл «доказательствами», которыми он располагает и которые побудили его задействовать французскую армию, не удостоив народных представителей информацией ни об известных ему деталях, ни о своём решении.

Германия устранилась от участия

Понятно почему. Широкая национальная полемика на тему международной политики Франции, в частности в Сирии, выявила бы подчинённость Парижа требованиям Вашингтона. Зашла бы речь о её членстве в НАТО, и ещё о многом другом. Хотелось бы отметить, например, что Германия хотя и поддержала субботнюю атаку, но от участия в ней устранилась. Кстати, Эммануэлю Макрону понадобилось всё его самообладание, чтобы поблагодарить турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана, войска которого занимают сирийский Африн, за поддержку операции со стороны Анкары!

Однако постепенно вырисовывается совершенно другая реальность. В течение многих недель, и даже месяцев, Запад чувствовал себя исключённым из поисков решения сирийской проблемы. Проводимая с 2011 года стратегия, опирающаяся на помощь стран Залива, бесславно провалилась по двум главным причинам: сначала они поддержали не имеющую реальной основы оппозицию, не представляющую интересы сирийского народа (то есть манифестантов первой волны с прогрессистскими лозунгами), а затем милитаризация, к которой стремились и власть в Дамаске, и нефтяные монархии, и западные страны, послужила плодородной почвой для исламистов всего мира от Аль-Каиды[1] до ДАИШ,[2] включая бойцов-салафитов, которые  находились и в Восточной Гуте. Впрочем, как это часто бывает, планы этих группировок уже не совпадали с планами их финансистов и поставщиков оружия.

После почти полного уничтожения ДАИШ возникла новая ситуация

Россия же, напротив, оказывая поддержку действующей власти и, в некоторой степени, Ирану, применяет эффективную стратегию. Именно астанинский процесс собрал за одним столом переговоров основные вооружённые группировки, представителей Дамаска и их гарантов (Иран, Турция и Россия) и привёл к созданию зон деэскалации, которые прекрасно сработали на земле, особенно для мирного населения. Отказавшись от этого процесса, Соединённые Штаты и их союзники, в частности Франция, занимались только переговорами в Женеве, проходящими   под эгидой ООН, на которых должен был вестись диалог между оппозицией с одной стороны, и властью – с другой. До сих пор успехи были более чем скромные. И причин тому немало. У сирийской оппозиции нет реальной сплочённости, она зачастую раздроблена, не желает принимать в расчёт курдов, под контролем которых находится Рожава (север Сирии), а главное, у неё нет настоящего проекта для завтрашней Сирии. Официальное правительство, их визави, вставляет им палки во все колёса, чтобы ничего не изменилось, а русским нелегко влиять на Дамаск. На самом деле такой клинч не устраивал никого. Почти полное уничтожение ДАИШ, российско-турецкое сближение и опасность, которую оно представляет для НАТО, присутствие Ирана в Сирии и на границе с Израилем, сближение Тель-Авива и Эр-Рияда и всё более заметное желание вступить в военную схватку с Тегераном, а также возможное американское решение (12 мая) разорвать с Ираном ядерное соглашение, – всё это создало новую ситуацию.

И именно в этих новых сложившихся условиях было принято решение нанести в субботу военные удары. Одно из худших решений, которые только можно было принять. Прежде всего потому, что Франция, уже находясь в состоянии войны, ввязывается в ещё одну войну. А ведь Ближний Восток страдает от такой политики уже не одно десятилетие. И ещё один момент: если самолёты, участвовавшие в этой операции, в том числе французские «Рафали» и «Миражи», не были уничтожены (тогда как сирийская ПВО, обеспеченная российскими системами, перехватила 71 крылатую ракету коалиции из 103-х), то, вероятно (и скорее всего), потому, что Москва не захотела этого делать.

Если бы такое произошло, то последствия были бы ужасными, конфронтация (действие/противодействие) могла бы стать бесконечной... и даже фатальной. Но, может быть, Владимир Путин ещё воспользуется произошедшим для того, чтобы заставить своего сирийского союзника пойти на дополнительные уступки ради политического урегулирования, на которое все теперь надеются, раз уж не удалось победить с помощью оружия. Правда, если Соединённые Штаты и Франция будут продолжать поддерживать оппозицию, в которой преобладают исламисты и которая первейшим условием выставляет уход Башара Асада, то есть все основания полагать, что хозяин Дамаска «упрётся рогом» и не сойдёт со своих позиций. И напротив, начало полноценной дискуссии по поводу новой конституции, центральным моментом которой станет положение о наличии, уважении и политическом месте всех сообществ и конфессий страны, сможет начать новую фазу развития Сирии, включающую в себя переходный период, который завершится выборами. И ни слова о ракетах и бомбах, которые никогда ничего не решали, а только создавали проблемы.

 

 

 

Пьер Барбансэ

 

 

 


[1] Запрещённая в России организация – прим. ред.

[2] Запрещённая в России организация – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ