Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

ПЕРЕХОД ЧЕРЕЗ ЛИВИЙСКУЮ ПУСТЫНЮ

Нужно ли ехать в Триполи, чтобы понять, в чём кроется движущая сила пятилетки Николя Саркози? Ливийское досье, из-за которого (впервые за пять лет проведения следствия по этому делу) вчера был арестован экс-президент Франции, приобрело серьёзные масштабы и особое значение. Использовалось ли в победной президентской кампании Николя Саркози 2007 года скрытое финансирование со стороны Муаммара Каддафи? На этот простой вопрос нет однозначного ответа. Следствие, начатое по делу о хищении государственных средств, а также активной и пассивной коррупции, в январе дополнилось фактами о предполагаемом «нелегальном финансировании избирательной кампании». Множество странных деталей, ещё более бросающихся в глаза из-за повышенного вниманию, которое привлекает к себе Ливия, заставляет нас вновь обратиться к отношениям между Саркози и диктатором.

«Саркози должен вернуть деньги, которые он брал у Ливии на свою предвыборную кампанию (2007 года. – Прим. ред.)», – заявил в марте 2011 года в интервью каналу «Euronews» сын Муаммара Каддафи Саиф аль-Ислам Каддафи. Это утверждение, а также обвинения, выдвинутые год спустя бизнесменом Зиадом Такиеддином, связанным с Саркози, побудили парижский суд начать в апреле 2013 года предварительное следствие. В июне того же года бывший личный переводчик Муаммара Каддафи Мофтах Миссури рассказывал в передаче «Дополнительное расследование» на «France 2»: «Каддафи сказал мне устно, что Ливия выплатила порядка двадцати миллионов долларов Николя Саркози. Конечно, банковского перевода не было, чека нет, это были наличные в кейсах».

Подозрения о сделке между Парижем и Триполи появились ещё в 2007 году

Свидетельствует ли эта предполагаемая сделка о начале денежных отношений между Парижем и Триполи? То, что за ней последовало, оставляет широкое поле для интерпретаций: в июле 2007 года были отпущены 23 медсестры из Болгарии и палестинский врач, находившиеся в ливийской тюрьме с 1999 года по обвинению в умышленном заражении ВИЧ 400 детей во время переливания крови. Сесилия Саркози, супруга вновь избранного президента Французской Республики, рассказывала тогда, как два вооружённых охранника открывали замки в их камерах... Такая романтизированная версия событий подвергается сомнению, когда появляются подозрения о сделке между Парижем и Триполи, а точнее, между Саркози и Каддафи. Первый благодаря этому успеху приобрёл вес на международной арене, а второй начал находить общий язык с Западом, который «возвысил» своего вчерашнего врага...

Взамен освобождения заключённых, получившего широкое освещение в СМИ, Николя Саркози пообещал ливийскому режиму осуществить передачу сверхчувствительных технологий, ратифицированную «союзническим меморандумом» по атомной энергии, позволяющим обойти международные законы о нераспространении. Представ осенью 2007 года перед парламентской комиссией, дипломатический советник главы государства Жан-Давид Левитт отрицал наличие какого бы то ни было соглашения. Но бывший представитель Европейской комиссии в Триполи Марк Пьерини утверждал перед той же инстанцией, что переговоры между Парижем и Триполи по атомной энергии были «решающим элементом» их [заключённых] освобождения. В любом случае Каддафи становился всё более неудобным и мешал Республике. В декабре 2007 года его с большой помпой принимали в Париже, куда он приехал с государственным визитом, продлившимся шесть дней (что в два раза больше предусмотренного протоколом ): приём в Елисейском дворце и в Национальной ассамблее, «приватизация» Лувра, а затем и Версальского замка, охота в лесу Рамбуйе... Каддафи даже принимал гостей в бедуинском шатре, разбитом в саду отеля «Мариньи» («...согласно традиции пустыни, которую он соблюдает досконально», – с иронией писала тогда «Figaro»). Николя Саркози объяснял этот визит «рабочими местами и ростом экономики», а также подписанием «контрактов, которые так рад был бы получить на (нашем) месте любой другой». Летом Саиф аль-Ислам Каддафи рассказал журналистам «le Monde» и «Newsweek» о содержании этих контрактов: «по меньшей мере 300 миллионов евро» были потрачены на больницу в Бенгази; 400 миллионов евро - на детей, больных СПИДом; более 300 миллионов евро - на контракты c Европейским аэрокосмическим и оборонным концерном (EADS) о поставке вооружения и о «большом ядерном реакторе» плюс «списание долга» Ливии многим европейским странам... Миллиарды, ни одного из которых французская экономика так и не увидела.

«Постепенное возвращение Ливии в лоно международного сообщества», которое, по мнению пресс-секретаря Елисейского дворца Давида Мартинона, «стало возможным благодаря некоторым очень важным политическим жестам», разобьётся о препятствие в виде неумеренного аппетита Каддафи, стремившегося извлечь как можно больше пользы из этого альянса с Парижем, а также по причине краха этого самого альянса с Саркози. Однако при посредничестве последнего Европейский союз уполномочил Триполи передать свои иммиграционные центры третьей стороне... Но когда весной 20011 года в Ливии началась гражданская война, Саркози вступил в переговоры с представителями Ливийского национального переходного совета и совместно с международной коалицией подготовил вторжение, которое закончилось казнью его бывшего союзника в октябре 2011 года. «Стоит ли задаваться вопросом об истинных причинах военного вмешательства Франции в Ливию»? – размышляет Марсель Секкальди, адвокат многих высокопоставленных чиновников ливийского режима. После уничтожения Каддафи осталась лишь небольшая группа людей (в том числе Саркози и руководящие лица бывшего режима, сидящие в тюрьме Аль-Хадба), которые могут частично ответить на этот вопрос.

 

 

 

Фото: Jacky Nagelen/Reuters. Оригинал: https://humanite.fr/justice-la-traversee-du-desert-libyen-652289

 

 

 

 

Грегори Марен и Лионель Вантюрини

Добавить комментарий


Обновить Защитный код