ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ПОСЛЕ ЗАПРЕТА МИНЫ ПОЯВЛЯЮТСЯ ВНОВЬ

«Двадцать лет назад нас принимали за сумасшедших. Нам говорили, что у нас ничего не получится». Накануне 3 декабря, когда участники процесса по разминированию готовятся отметить двадцатую годовщину подписания «Оттавского договора», Ксавье дю Крест, директор французского отделения «Handicap International» (Международная организация инвалидов), вспоминает о том скептическом отношении, которое у многих вызывала кампания этой гуманитарной организации по запрещению этого «оружия трусов». «Никто в это не верил. Профессор Марио Беттати (теоретик права гуманитарного вмешательства; скончался в марте 2017 г.) объяснял мне, что международное право развивается с геологической скоростью», – говорит Филипп Шабас, врач, один из основателей «Международного движения за запрещение противопехотных мин» (МДЗППМ). С 1992-го по 1997 год ему удалось объединить вокруг целей и задач МДЗППМ более 600 ассоциаций, группу государств во главе с Канадой, а главное – сотни тысяч сторонников. В результате этих усилий 3 и 4 декабря 1997 года пятьюдесятью государствами была подписана «Конвенция о запрещении применения, накопления запасов, производства и передачи противопехотных мин и об их уничтожении», более известная как «Оттавский договор». В том же году МДЗППМ за информационно-просветительскую работу было удостоено Нобелевской премии мира.

Около тридцати стран выполнили свои задачи по разминированию

«Оттавский договор», ратифицированный в 1999 году, на сегодняшний день подписали 162 государства. Но такие крупнейшие державы, как Соединённые Штаты, Россия и Китай не откликнулись на призыв. «Не подписавшие договор государства больше не имеют доступа к минам. Мы очистили от них рынок. Их больше никто не производит», – с удовлетворением отмечает Ксавье дю Крест. «Этот договор является одним из самых эффективных инструментов международного гуманитарного права», – считает Жан-Батист Ришардье, сооснователь «Handicap International».

За пятнадцать лет ежегодное количество жертв (в 80 % случаев это гражданские лица) сократилось в десять раз: с 30 000 в 1999 году до 3300 в 2013 году. Около тридцати стран выполнили свои задачи по разминированию. Мозамбик, например, который на протяжении двадцати пяти лет раздирали гражданские войны, официально объявил себя «свободным от мин» 17 сентября 2015 года. За ним должны последовать Сенегал и Демократическая Республика Конго (ДРК). Государства уничтожили 50 миллионов мин из хранившихся у них 250 миллионов единиц.

«Однако начиная с 2015 года, по прошествии многих лет позитивной динамики, ситуация ухудшается и использование мин растёт», – делится тревогой «Handicap International». В Сирии и Ираке появились новые мины – нестабильные, с тяжело удаляемым взрывателем, сделанные вручную. Эти импровизированные взрывные устройства, спрятанные среди бытовых предметов или на трупах, устанавливают такие негосударственные вооружённые группировки, как ДАИШ.[1] «Они изощряются в изобретательности и креативности», – отмечает Тома Югонье, сотрудник «Handicap International», отвечающий за операции по разминированию в Ираке.

Согласно отчёту Наблюдательного комитета по применению мин за 2016 год, число жертв с 2014-го по 2015 год увеличилось более чем в два раза (6461). С момента первой публикации ежегодного отчёта (2000 год), его авторы ещё ни разу не фиксировали такого количества жертв самодельных мин. «2017 год может стать более худшим», – утверждает Тома Югонье. Подавляющее большинство жертв приходится на Афганистан, Ливию, Йемен, Сирию, Украину и Ирак, причём Ирак представляет для саперов наисложнейшую проблему. «Все территории, оставленные группировкой «Исламское государство»,[2] особенно Мосул, усеяны минами. Мы предупреждаем гражданское население», – говорит Тома Югонье.

Ещё одна титаническая задача - Колумбия, вторая самая заминированная страна в мире после Афганистана. Учитывая местную топографию, очистка колумбийской территории от мин после заключения в 2016 году мирного договора превратилась в логистическую головоломку. «Handicap International» обучила 35 сапёров. «Более 90 % времени мы проводим на коленях, – рассказывает Марта Кинтеро. – Разминирование всей территории может занять месяцы и годы, но я не могу описать счастье, которое я испытываю, очистив минное поле».

 

 

 

Фото: Hoshang Hashimi/AFP. Оригинал статьи: https://humanite.fr/armes-vingt-ans-apres-leur-interdiction-les-mines-refont-surface-646478

 

 

 

 

Дамьен Рустель

 

 

 

 

 

 

 


[1] Запрещённая в России организация – прим. ред.

[2] Запрещённая в России организация – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код