Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

PSQ: ЖИЗНЬ ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ?

Полиция повседневной охраны общественной безопасности (PSQ), создание которой, обещанное Макроном во время избирательной кампании, названо одной из главных задач пятилетки и возведено в ранг приоритета бюджетной политики на 2018 год, начнёт «проходить обкатку» с января 2018 года, по прошествии месяца напряжённых согласований. Глава государства хочет также сделать PSQ инструментом «новой базовой доктрины общественной безопасности на годы вперед». Имя ей – бдительное общество.

В секторе охраны правопорядка возникла большая напряжённость, подогреваемая периодически повторяющимися актами полицейского насилия и произвола, знаковым примером которых была история Тео[1]. Атмосфера в рядах работников правоохранительных органов нездоровая: с начала года 62 полицейских и жандармов свели счёты с жизнью. В этой нелёгкой ситуации, спустя четырнадцать лет после ликвидации участковой полиции («polprox»), Эммануэль Макрон торжественно учредил Полицию повседневной охраны общественной безопасности (PSQ). Он считает это одной из великих реформ своей пятилетки.

С 15 ноября 250 000 полицейских и жандармов трудятся над опросником, содержащим несколько вариантов ответов, цель которого – определить, какой она будет, эта PSQ. После 20 декабря данные будут проанализированы, но ещё раньше министр внутренних дел соберёт депутатов, представителей профсоюзов, префектов и всех тех, кто как-либо причастен к этой проблеме. Таким образом, очертания нового подразделения полиции должны обрести чёткость во время новогодних и рождественских каникул.  PSQ начнёт «проходить обкатку» в январе 2018 года в пятнадцати городах, выбранных из тридцати городов-претендентов.

Слишком быстро, полагают профсоюзы и местные депутаты, с сомнением относящиеся к надёжности концепции, о разработке которой министр внутренних дел объявил 28 октября в Ля Рошели. «А ведь это представляется как главная задача», – подчёркивает социолог Кристиан Муанна, директор Центра социологических исследований в сфере права и пенитенциарных учреждений (CESDIP).

Опережая законные вопросы относительно PSQ, министр внутренних дел обещает, что это будет «полиция конкретно ориентированная, включённая, лучше экипированная». До конца 2018 года, по словам Жерара Коломба[2],  PSQ получит 30 000 транспортных средств, 60 000 пуленепробиваемых жилетов и 115 000 планшетных компьютеров, и она не будет участковой полицией нового розлива. Эммануэль Макрон и Жерар Коломб настаивают на этом, чтобы успокоить тех представителей правого крыла, которые постоянно обвиняют полицию в нерадивости и называют «старой причудой левых», как твердит Эрик Сиотти, депутат-республиканец от департамента Приморские Альпы. ««Polprox» – слово-табу. Мы не имеем права произносить это слово», – сказал 19 ноября газете JDD («le Journal du Dimanche») Эрик Морван, новый генеральный директор национальной полиции (ГДНП), предпочитая словосочетание «полиция на расстоянии вытянутой руки». Все трактуют аббревиатуру PSQ по-разному. Одни критикуют «появление очередных клонов социальных работников», другие настаивают на том, чтобы «местная полиция была скорее превентивной, нежели репрессивной». Некоторые даже выступают за «восстановление участковой полиции», это внесли в свой законопроект сенаторы-коммунисты. Но слова не так уж важны, ведь запрос реально существует. Сидящий на вершине иерархической пирамиды ГДНП сожалеет (на страницах все той же JDD) о том, что «в последние годы полиция видоизменяется, превращаясь в полицию чрезвычайного реагирования», и утверждает, что хотел бы следовать «логике превентивности, урегулирования конфликтов, удовлетворения ожиданий населения».

Марк Ля Мола, бывший полицейский из бригады по борьбе с преступностью (BAC) Марселя, говорит о том же, когда ратует за «возвращение к базовым принципам, где есть «просто» полиция, изначальная, которую можно чаще видеть на улицах, которая знает свой сектор и способна наладить связь с населением». Он сожалеет о закрытии комиссариатов, сделавшем ситуацию в Марселе «катастрофической», и считает, что необходимо вернуться к «территориальной сети и адекватным группам, чтобы новым бригадам не пришлось пожинать плоды упущений более чем десяти последних лет». Изношенное и устаревшее имущество государственной полицейской службы, бюджет, при котором полиция не в состоянии выполнять свои функции... Как справиться с таким тяжёлым наследием? «Покончить с ориентированностью на результат, с этими патрулями, вызывающими тревогу, с политикой грубой силы, с бесконечными протоколами. Людям требуется совсем не это, – отвечает Ив Лефевр, генеральный секретарь профсоюзного Блока SGP-FO. - Нужна полиция «общего назначения», что-то вроде полиции-неотложки, важнейший сегмент, брошенный на произвол судьбы». От реформы Макрона он ждёт также «начала работы по полной реорганизации целей полиции и рабочего графика». Александр Ланглуа из профсоюза полицейских Vigi CGT полагает, что «реформировать надо саму сисиему, так как именно она является источником проблем». «А главное, - добавляет он, - надо задать себе самый важный вопрос, который, отсутствует в дискурсе главы государства: для чего нужна полиция?»

«PSQ будет нужна для борьбы против всего, что порождает чувство неуверенности в своей безопасности и создаёт образ бессильного общества», – разъясняет Эммануэль Макрон. Для этого надо будет предоставить в её распоряжение «экстренные средства наказания, а на некоторых территориях – право на привлечение к судебной ответственности». «Поэтому, - заявляет глава государства, - реформы уголовного судопроизводства и системы правосудия будут проходить одновременно с учётом задач полиции». Иначе говоря, речь идёт об упрощении судебного преследования, чтобы облегчить работу полиции, как говорят на площади Бово.[3] Что означает - ещё больше поразить граждан в правах и ослабить их защиту.

Доносительство как часть повседневной жизни

Тех самых граждан, которых просят, что парадоксально, «взять заботу о своей безопасности в свои собственные руки», как объявил 18 октября в Елисейском дворце глава государства, выступая перед 500 представителями органов правопорядка. В своей «программной», по его же определению, речи, Макрон указал, что всячески приветствует «развитие бдительного общества, которое бы понимало, что государство отныне не единственный гарант его безопасности. (...) И для выявления угрозы роль каждого имеет значение». «Узаконив» чрезвычайное положение, Эммануэль Макрон приступил к организации бдительного общества, в котором поддержание порядка будет входить не в исключительные функции государства, а в функции граждан и частных добровольческих отрядов. Так и рождается, по мнению философа Михаэля Фусселя[4], авторитарное либеральное государство.

Дидье Фассен[5], преподаватель общественных наук, Институт перспективных исследований, Принстон, США.

«Мы не вышли из чрезвычайного положения, потому что основные меры, несовместимые с правовым государством, которые при нём позволялись, в частности в области полицейских полномочий, были введены в обычное законодательство. Таким образом, исключение стало правилом, что вызывает тревогу. Говорить о бдительном обществе – значит хотеть всеобщего распространения недоверия, слежки и страха, которые, как известно, хороши лишь для того, чтобы ещё больше подчинить граждан государственной власти, а главное – усилить социальное размежевание, поскольку подозрительность направлена только на определённые категории населения. Ту бдительность, в которой нуждается наше общество, надо прежде всего проявлять в отношении нарушений фундаментальных прав, совершаемых государством».

 

 

 

 

 

 

Латифа Мадани

 

 

 

 

 

 

 


[1] История Тео: речь идёт об инциденте с 22-летним Теодором Люака (Тео), которого арестовали и изнасиловали 2 февраля 2017 года в квартале Роз-де-Ван города Ольне-су-Буа, департамент Сен-Сен-Дени.

[2] Министр внутренних дел Франции- прим. ред.

[3] Где расположено Министерство внутренних дел – прим. ред.

[4] Автор книги «Etat de vigilance. Critique de la banalite securitaire». Изд-во Seuil.

[5] Автор книги «la Force de l’ordre. Une anthropologie de la police des quartiers». Изд-во Seuil.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код