УАГАДУГУ - НОВЫЙ ВЗГЛЯД МАКРОНА НА ФРАНКОГОВОРЯЩУЮ АФРИКУ

Микроавтобус с руководителями предприятий закидали камнями... Во французских военнослужащих бросили гранату... Эти два символа французской Африки подверглись в понедельник и во вторник в Уагадугу нападениям за несколько часов до выступления Эммануэля Макрона как бы в напоминание. Однако, всё это не помешало президенту Республики продолжить выступить с речью в университете Уагадугу имени Жозефа-Ки-Зербо в лучших колониальных традициях. В этом «амфитеатре марксизма, собравшем все страны Африки», как говорят буркинийские студенты, Эммануэль Макрон предстал в качестве посланника, ревностно отстаивающего не только интересы крупного французского капитала, но и (в первую очередь) свои собственные. Для исполнения этой роли президенту Франции прежде всего понадобилось дистанцироваться от слов двух своих предшественников. С этой целью и был выбран именно Уагадугу, а не Дакар, куда поехали Оланд и Саркози. Макрон явно хотел смягчить слова Николя Саркози, которые тот произнёс в 2007 году, выступая в университете Шейх-Анта-Диоп в Дакаре: «...африканцы не вошли в историю в полной мере». В течение двух часов Эммануэль Макрон боролся с «осадком», оставшимся после слов предыдущего президента Франции, пытаясь абстрагироваться от них и без устали повторяя, что поучать африканцев не собирается.

Властный как Юпитер, докучливый как отец

Свою речь хозяин Елисейского дворца начал с цитаты - дань уважения основателю Буркина Фасо Томасу Санкара, убитому в 1987 году. «Мы осмелились распоряжаться своим будущим», -  эта фраза, наполненная глубоким политическим смыслом, прозвучала из уст французского президента как рекламный ролик: привлекательно, но избито. Всё тот же старый подход. Нужно отметить, что для [президента] - посланца крупнейших французских компаний из числа КЭК-40 и стартапов завоевать старый африканский рынок будет не так легко, как десять лет назад. Китайцы, агрессивные конкуренты французов в Африке, вынудили последних принять и развернуть программу в защиту «своей поляны» или, вернее, того, что от неё осталось. Президент перечислил десять основных пунктов африканской политики – проект, в котором, по его словам, «африканской политики» Франции больше не существует». Он в дружеском тоне заверил африканцев, что их страны и Африка будут отныне равноправными партнёрами. Но, как говорится: «Гони природу в дверь, она влетит в окно». Президент не удержался от того, чтобы по-отечески заботливо не заметить публике: «Помимо миссии ООН «Минусма» (Многопрофильная комплексная миссия ООН по стабилизации в Мали) стабильностью в регионе вы обязаны операции «Бархан». Французы защищают вас». Так Макрон напомнил аудитории о французском военном присутствии в Мали. В 2014 году Франсуа Оланд под предлогом борьбы с терроризмом ввёл в эту африканскую страну войска, которые не спешат покинуть территорию своей бывшей колонии, основав там ещё одну французскую военную базу в Африке. Об этом Эммануэль Макрон постарался не упоминать, но зато обещал поддержку со стороны Франции всем инициативам Африканского союза в ООН по формированию и координации действий антитеррористических вооружённых сил в пустынях Сахель и Сахара.

Речь французского лидера о демографической ситуации в Африке особой тонкостью тоже не отличалась. Выступив в защиту эмансипации африканских женщин и заявив, что каждая женщина вправе не выходить замуж в 13 или 14 лет, президент Макрон тем не менее не смог не озаботиться проблемой выживания региона. «Когда население растёт быстрее экономики, бедность неизбежна», - заявил он. И пожалел лишь об одном: что употребил прошлым летом словосочетание «проблема цивилизации».

Слов много, дел мало

Обещанного три года ждут. К 2020 году Париж обещал увеличить помощь развивающимся странам до 0,55% государственного бюджета. Но о назначении средств Макрон не сказал ни слова. В проекты по развитию инфраструктуры, цифровых технологий, энергетического и транспортного хозяйства планируется вложить 300 миллионов евро. Инвестировать в систему здравоохранения ряда стран будет предложено крупному частному капиталу. Но остаётся неизвестным, сколько и как. Несмотря на всё бахвальство президента, заявляющего, что он хочет порвать с коррупцией (с этой проблемой хотел покончить и Николя Саркози, ещё в 2007 году), Франция в Африке была, есть и будет, правда не столь явно. По словам Макрона, к развитию коррупции привели безвозмездные субсидии от государства к государству, которые следует прекратить. Похоже президент забыл, что, отказавшись от колоний, Франция приватизировала Африки и система управления осталась, какая была, просто управляется она теперь посредством крупных корпораций, а не государственных учреждений.

Заявленные вчера перемены скорее касаются формы, а не сути. Это с сожалением отмечают многие молодые буркинийцы. «Франция, если бы действительно хотела нам помочь, выделила бы средства на улучшение условий обучения. Здесь в зале нас две тысячи человек, нам не хватает лабораторий», - признаётся студентка Сали, мечтающая стать учительницей французского. Стоящий рядом с ней Абдулэ по прозвищу «экономист» настроен более оптимистично. Он верит, что Макрон в своих программах по развитию уделит внимание молодёжи. По мнению Абдулэ, «образование должно соответствовать экономике, рынку труда», а здесь система образования «готовит только государственных служащих». Недавний выпускник университета, он надеется открыть свой бизнес – животноводческую ферму в окрестностях Уагадугу, но с горечью отмечает, что «обещанных правительством субсидий так и нет». Быть может, средний и мелкий бизнес или стартап из Франции придут к нему на помощь, как это обещал вчера Эммануэль Макрон, призвавший всё французское экономическое сообщество инвестировать в Африку «при условии найма местного населения». Что касается демократии в Африке, то Макрон очень активно выступал в её защиту. Однако, ни слова не упомянул о восстании в Того, где народ требует возврата к конституции 1992 года и безоговорочного ухода династии Гнассингбе, процарствовавшей 50 лет; о демократической республике Конго, где Джозеф Кабила попирает конституцию, и где население находится в состоянии гражданской войны; о провале политики Франции в Центральной Африке... Зато тысячи благодарностей прозвучали в адрес президента Чада Идриса Деби, саудовского принца Бена Салмана и короля Марокко Мохаммеда VI за участие в борьбе с терроризмом. Спасибо «демократам», иначе не скажешь.

Свою речь президент Макрон завершил одой франкоязычным странам и перешёл к игре в «вопрос-ответ» с четырьмя студентами, в результате которой буркинийцы узнали хорошие новости. Первая: Франция официально откроет материалы по делу Санкара, считавшиеся государственной тайной, и передаст их буркинийскому правосудию. Вторая: Франсуа Компаорэ, брат свергнутого президента Блэза Компаорэ, одного из заказчиков убийства Томаса Санкара, который правил страной до 2015 года, будет экстрадирован, если этого потребует буркинийский суд. Что касается франка CFA[1] (Финансового объединения африканских стран, СFA), известно, что без согласования с Парижем статус двух Центробанков не изменить. В то же время Макрон заявляет, что он не против смены названия валюты или расширения зоны её обращения, при желании африканских стран.

Следующими странами в африканском турне президента станут Кот д’Ивуар и Гана, сегодня и завтра.

 

 

Фото: Philippe Wojazer/Reuters. Оригинал статьи: https://humanite.fr/ouagadougou-emmanuel-macron-relooke-la-francafrique-646422

 

 

 

Стефан Обудар и Гаэль де Сантис (Уагадугу)

 

 

 

 

 


[1] Франк КФА (фр.CFA) - в наст. время общее название двух денежных единиц 14 африканских стран, входящих в зону франка (франка КФА ВЕАС и франка КФА ВСЕАО) – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ