Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

В ЛИВИЙСКОМ АДУ - ДУШЕРАЗДИРАЮЩИЙ РАССКАЗ 17-ЛЕТНЕГО МИГРАНТА.

Тетрадные листки, исписанные прилежным размашистым почерком с некоторыми помарками, очень похожи на школьное сочинение. Вот только изложенные в них события - это не детская история на тему «как я провёл каникулы», а жестокий и пронзительный рассказ о пути, который проделал беженец Мусса Д. На четырёх страницах рукописного текста несовершеннолетний 17-летний парень-одиночка родом из Конакри (Гвинея), укрывшийся на юге Франции, с леденящими душу подробностями описывает всё, что ему пришлось перенести во время своего путешествия. В том числе несколько месяцев ада, пережитых им в Ливии. Тюрьма, побои, изнасилование... Эти слова подростка перекликаются со словами Верховного комиссара ООН по правам человека Зейда Раада аль Хусейна. Во вторник, заявив о существовании в Ливии работорговли, Зейд Раад аль Хусейн призвал международное сообщество больше «не закрывать глаза на невообразимые страдания, которые выпадают на долю мигрантов в этой стране». Может быть свою лепту в решение этой проблемы внесёт и рассказ Муссы.

Мусса Д. не сразу предал огласке свои показания. Приехав во Францию в марте, он только через несколько месяцев открыл душу учителю из общежития, в котором его поселили. «Он пришёл ко мне поговорить о проблемах с эрекцией, – говорит преподаватель, не пожелавший назвать своего имени. – Мусу беспокоило её отсутствие. Постепенно он стал рассказывать мне о своём пути, о Ливии, о побоях и изнасиловании...» Учитель посоветовал подростку изложить свою историю на бумаге, «чтобы дать выход чувствам». В конечном итоге юноша прислал к нам в редакцию этот документ, ставший потрясающим и печальным свидетельством страшной судьбы мигрантов, проходящих через Ливию. Мусса начинает рассказ с того момента, когда он жил в доме своего отца Мамаду в регионе Маму Республики Гвинея, упоминая о ежедневном насилии и унижении. «Другие жёны моего отца и старшие братья издевались надо мной, – пишет молодой человек. – С моей матерью обращались как c животным». Когда отец попросил его бросить школу и заняться торговлей, Мусса предпочёл попытать счастья в Бамако в семье одного из своих друзей. Прожив там всего месяц, молодой человек перебрался в Алжир, где какое-то время работал каменщиком, но, получив травму от пилы, потерял работу и жил на свои скудные сбережения. Тогда Муса вместе с другом, с которым познакомился в Бамако, решил отправиться в Триполи.

«Никто из детей, рассказывавших мне свои истории, не знал, что их ожидает в Ливии, – говорит учитель Муссы. – Они уезжали в надежде как-то изменить свою жизнь, а в результате столкнулись с адом рабства и сексуального насилия». Преподаватель признался, что не смог сдержать слёз, когда впервые услышал исповеди молодых людей. «Все рассказывают о том, как они пересекали пустыню. О перевозившем их пикапе, битком набитом людьми, едущими без воды и пищи. О друзьях, которые выпадали из грузовика, и которых бросали на произвол судьбы. О рабстве и тюрьме, ожидавших их по приезду в Ливию... ».

Такие же испытания выпали и на долю Муссы. Проработав два месяца сварщиком, юноша однажды ранним утром пришёл на площадь, где хозяева торговали рабочими-мигрантами. «В этот самый момент появились люди. Они схватили меня и других и бросили в тюрьму», – рассказывает Муса. Его и ещё 450 беженцев разместили в запертом ангаре, без пищи, в 200-ах километрах от столицы. «Они хотели продать нас на рынке рабов!» – взволнованно говорит парень. Спустя неделю приехали автобусы и перевезли пленников в другую тюрьму, где Мусса проведёт пять месяцев. Пять месяцев каторги.

И устно, и письменно парень описывает ежедневные побои, голод, подневольный труд и сексуальные услуги: «Однажды они пришли вчетвером и сказали, что забирают нас работать. Нас было трое - я и ещё двое сенегальцев, одному из которых было столько же лет, сколько и мне. Они привезли нас в пустыню, били по ступням. Взяли винтовки, стали стрелять в воздух и по земле. Потом они нас раздели. После этого разделись сами и набросились на нас». Пятнадцатилетнего сенегальца изнасиловали четыре раза. Муссу и ещё одного из пленников – дважды.

В Ливии юноша узнал о смерти своей матери. Ему больше нечего было терять. Однажды вечером его сокамерники, возвращаясь с работы, смогли украсть молотки. Они проломили стены тюрьмы. Мусса воспользовался случаем и смог сбежать. Он сумел добраться до города Зинта, а далее до пляжей Сабраты – последнего этапа перед тем, как пересечь Средиземное море. «Все молодые беженцы, с которыми я встречался, говорили мне о «Кампо», – продолжает учитель Муссы. – Это период, когда ты ждёшь погрузки на корабль, сидя на пляже, с одним куском хлеба на пять человек. Тут же устраивают родео на пикапах пьяные ливийские солдаты и палят во все стороны. Того, кто схватил шальную пулю, хоронят в песке».

В середине февраля 2017 года Мусса вместе с 137 товарищами по несчастью сел в надувную лодку. Когда они вошли в международные воды, их принял на борт «Aquarius» (спасательное судно «SOS Mediterranee», единственной неправительственной организации, которая присутствует в открытом море в это время года). По прибытии в Италию молодой человек был госпитализирован из-за последствий изнасилования и провёл в больнице месяц. «Мне больно сзади, но ещё (...) мне кажется, что я больше не парень, – пишет он. – Обычно по утрам, когда парень просыпается, он у него твёрдый. А у меня нет! У меня больше не получается сделать его твёрдым. Мне страшно, и я никому ничего не говорил».

Выйдя из больницы, подросток добрался до Вентимильи (север Италии) и пересек границу пешком. С марта месяца Мусса находится во Франции, где его продолжают лечить. После задержания юноша был передан службе по охране детства. А затем он получил контракт на стажировку в хлебопекарне. Время от времени Муса общается со своей сестрой, которая осталась в Гвинее. «Я ей не рассказывал об изнасиловании», – говорит он, до сих пор испытывая шок от того, что ему пришлось пережить в том аду.

Пятеро погибших во время спасательной операции в открытом море у берегов Ливии

Пять человек (в том числе младенец) погибли и 50 пропали без вести в понедельник 6 ноября во время неудачной спасательной операции в открытом море возле берегов Ливии. Утром судно НПО «Sea-Watch» устремилось на помощь 120 мигрантам, находившимся на борту шлюпки. В зону вошла ливийская береговая охрана. Они ударами и угрозами загнали к себе на борт терпящих бедствие, чтобы (по сообщению НПО) вернуть их в тот ад, из которого они сбежали. Многие прыгали в воду. Ливийский корабль, забрав с собой примерно сорок человек, покинул зону. «Sea-Watch» спасло около шестидесяти человек. В июле этого года Европейский союз принял программу, стоимостью 46 миллионов евро, направленную на «усиление возможностей ливийских властей», а именно на формирование новых сил береговой охраны.

 

 

 

 

 

 

Эмильен Урбаш и Лоран Мулу

Добавить комментарий


Обновить Защитный код