ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ МАКРОНА: НАПРАВО С ЧИСТОЙ СОВЕСТЬЮ

Какой «президент богатых»?! Отправившись в турне по самым что ни на есть рабочим кварталам (вчера после обеда - Клиши-су-Буа, вечером – Рубэ с «тематическим ужином по проблемам дискриминаци», а сегодня утром – речь о городской политике в Туркуэне), Эммануэль Макрон решил опровергнуть своё прозвище. Может так легче будет забыть, что Министерства городской политики официально больше не существует? Прошло шесть месяцев, день в день, с момента его вступления в должность, а президент Республики продолжает отдавать предпочтение экономическому принципу, который можно резюмировать одной фразой: нагнать упущенное время и провести непопулярные «реформы», которые не смогли навязать его предшественники. И, таким образом, после Трудового кодекса приняться за страхование по безработице и минимальную заработную плату (SMIC). Экономист Мишель Юссон встревожен тем, что «действия Макрона в большой степени инспирированы стратегией, разработанной почти четверть века назад, самым заметным результатом которой стала концентрация богатств».

Итак, «президент богатых» опровергает своё прозвище, усердно разъезжая с объявленным визитом по рабочим кварталам в течение двух дней, которые на самом деле свелись к пяти эффективным часам, проведённым на местах и посвящённым теме городской политики. Теме, о которой, наряду с жилищным строительством и общественными функциями, благополучно забыли при распределении задач между министерствами. Похоже, что Клиши-су-Буа, Рубэ и Туркуэн были выбраны скорее как кварталы символические и всем известные, нежели с целью по-настоящему проникнуть в социальную жизнь, которая не удостоилась чести хоть раз попасть на первые полосы газет. «Завтрак с парой десятков деятелей местной городской политики и жителей» здесь, «тематический ужин по проблемам дискриминации» там - всё это должно создать обманчивое впечатление: президент внимательно слушает французов. Однако по прошествии ровно шести месяцев со дня вступления в должность Эммануэль Макрон практически переписал французский пейзаж, и его новые очертания дадут о себе знать очень скоро.

Так, субсидируемые рабочие контракты (300 000 - в 2017 году против 459 000 - в 2016-м) в приоритетных кварталах понесут убытки первыми. В исследованиях, проведённых Национальным институтом статистики и экономических исследований (INSEE) в департаменте Земли Луары, отмечалось, что «в кварталах, приоритетных для городской политики, соискателей работы больше и они находятся дальше от рынка труда, чем в остальных агломерациях. Жители этих кварталов составляют целевую аудиторию субсидируемых контрактов». Жак Мезар, министр консолидации территорий, обещал разослать всем префектам «напоминание, что приоритетные кварталы имеют преимущество в том, что касается субсидируемых контрактов с 2017 года и далее». Маловато для того, чтобы сгладить эффект от этого нововведения. За шесть месяцев шоковой стратегии Эммануэль Макрон использовал целый ряд программ правых кандидатов на праймериз, которые превратились в правительственные меры: установление «flat tax» (фиксированного налога) 30 % на доходы от капитала и повышение общего социального взноса. Из налога на состояние (ННС) была изъята его суть: экспериментальное моделирование показывает, что при биржевом состоянии в 3,8 миллионов евро налогоплательщик, который в 2017 году платил 20 000 евро ННС, при новом налоге на недвижимое имущество в 2016 году не заплатит ничего. Макроновская реформа Трудового кодекса через указы подсказана, в том числе, предложениями, выдвинутыми как Аленом Жюппе, так и Франсуа Фийоном на праймериз от правых, которые, в свою очередь, напрямую черпали вдохновение из доклада Комбрекселя, написанного в сентябре 2015 года. «Секьюризация» увольнений посредством введения в новый Трудовой кодекс механизмов предварительного определения условий разрыва контракта, а также нивелирование социальных порогов и децентрализация переговоров на предприятии в ущерб отрасли, уменьшают вес профсоюзов; ограничение максимального размера компенсаций по увольнению, назначаемых арбитражем по трудовым спорам, довершает дело по обходу предприятием инстанций, которые представляют персонал.

Что касается страхования по безработице, следующей мощной кампании, запланированной правящим большинством на весну, то по этому вопросу премьер-министр высказался однозначно: речь идёт о переходе «от режима страхования к режиму защиты». В своей программе Эммануэль Макрон уже нахваливал усиление контроля над безработными (идея, с энтузиазмом подхваченная правыми), которые больше не смогут отказаться от двух «приемлемых» предложений работы. В своей программе Франсуа Фийон, как и Макрон, грозился взять UNEDIC - паритетную ассоциацию, занимающуюся вопросами трудоустройства, под прямое управление. Также Фийон предлагал штрафовать за второй «не достаточно мотивированный» отказ от предложенной работы.

Правые проигрывают и вынуждены в своём «докладе по реформе» признать: «Решение правительственной группы, как и некоторые символические меры, разработанные в том же ключе, что и те, которые предлагал наш кандидат, безусловно, вызвали недовольство среди нашего традиционного электората». Это подтвердил и опрос, проведённый в начале ноября среди французов исследовательской компанией «Harris Interactive»: если началом макроновской пятилетки довольны только 35 %, то электорат, который на президентских выборах голосовал за Фийона, до сих пор продолжает держаться на цифре... 51 %.

Макрон, оставивший всё Берси[1] на попечение правых, не сдающих своих исконных позиций, наследил не только в экономике: энный по счёту антитеррористический закон, который приходит на смену чрезвычайному положению, упрощает проверку личности, персональных платёжных операций и административные обыски. Правые за него не голосовали, чтобы не попасть в ловушку и не сойти за «добавку» к большинству. Цель Макрона – оттеснить правых в угол и отдать им на откуп их пунктик о национальном самоопределении, воплощением которого является Лоран Вокье. Вокье, глава партии «Республиканцы», рискует потерять многих членов, натолкнувшихся на его идею фикс, нехватку которых придётся восполнять. Ален Жюппе был в своём репертуаре, когда заявил (после чего немного отпустил вожжи), что он с благосклонностью воспримет появление на будущих европейских выборах 2019 года «мощного, эффективного движения» за европейскую интеграцию. Идея возникла сразу после того, как отзвучал хор похвал Макрону, «вернувшему себе кредит доверия французов». Впрочем, если верить Карле Бруни, её муж Николя Саркози является политическим «крёстным отцом» и собеседником нынешнего президента. ...Который уже давно не общается с Олландом.

 

 

 

 

Лионель Вентюрини

 

 

 

 

 


[1] Министерство экономики и финансов. – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ