ПРАВИТЕЛЬСТВО БЛЕФУЕТ С ШИРОКИМ РАЗМАХОМ

С самого начала правительство неустанно проводит в жизнь ультралиберальную и антисоциальную политику. А ещё оно с бесконечной изобретательностью продаёт воздух и совершает поступки, противоречащие своим заявлениям. Например, законодательная власть выступает с декларациями о скором прекращении периода действия чрезвычайного положения, «но без отмены связанных с ним мер» (согласно формулировке депутата от ВР Наймы Мутчу). Определённое количество мер, оправданных до сих пор в рамках исключительной ситуации, вскоре должно быть внесено в обычный закон. Вот как надо уметь: отменяешь чрезвычайное положение и делаешь его при этом постоянным! Изливая потоки трюизмов, правительство, не переводя дыхания, наносит удар по Трудовому кодексу, который полностью рассчитан на удовлетворение пожеланий MEDEF (Движение предприятий Франции) и финансовых кругов в ущерб трудящихся. А, по словам министра труда Мюриэль Пенико, облегчать экономические и биржевые увольнения, устанавливать потолок компенсаций по трудовым спорам, покушаться на CDI (постоянный трудовой договор), разрушать фундамент трудового права - значит «давать больше свободы и больше гарантий работникам и предприятиям».

Чтобы выйти сухими из воды, все средства хороши

Команда Макрона использует в избытке карикатурные приёмы (которые уже набили оскомину со времён предыдущих правительств) вроде «мы закрываем больницы специально для того, чтобы поднять уровень медицинских услуг». Министры всё время говорят о «согласованности действий» с армией, с профсоюзами, с сельхозпроизводителями и с территориальными единицами, работая исключительно на публику. А чтобы выйти сухими из воды, все средства хороши. Например, начальник генерального штаба Пьер де Вилье подал в отставку, раскритиковав сокращение военного бюджета в 2017 году на 850 миллионов евро. Чтобы погасить полемику, министр вооружённых сил Флоранс Парли объявила о размораживании в 2017 году кредитов на 1,2 млрд евро. Вот только эта сумма является частью того самого 1,9 миллиарда евро, заблокированного на 2017 год, который уже был включён в бюджет и должен был быть в любом случае перечислен в конце года...

 MODEF[1] опасается, что фермеры, которым Макрон обещал помощь в 5 миллиардов евро в течение пяти лет, и которые делали большую ставку на Форум по проблемам продовольствия, в итоге могут получить лишь один миллиард, в то время как остальные четыре миллиарда будут переведены «частным партнёрствам самых крупных производителей». К этому можно добавить и модификацию кредитования общей аграрной политики (ОАП), которая ставит крестьян в уязвимое положение.

На региональной конференции к административно-территориальным образованиям обратились с «призывом» сократить свой бюджет на 13 миллиардов евро. Президент Республики клянётся, что не хочет быть резким, но уточняет, что «к тем, кто не станет играть по нужным правилам, будет применён коррекционный механизм». «То есть, «отрубите сами себе руки»», – говорит Кристиан Фавье, член ФКП, председатель совета департамента Валь-де-Марн.

Макрон похвалил также «жирондистский пакт» с местными общинами. Но, отбирая у них средства к существованию и отменяя налог на проживание (последний рычаг налоговой автономии коммун), президент прежде всего осуществляет меры жёсткой экономии и разрушает чисто «якобинские» государственные институты.

Законодательная власть, пообещав уменьшить количество учеников в классах, сокращает бюджет государственного образования в 2017 году на 75 миллионов евро и не способна обеспечить достойное начало нового учебного года на тех территориях, где занятия после каникул уже возобновились. Национализируя часть компании STX и обещая при этом передать в будущем государственные доли индустриальным флагманам, государство блефует на полную катушку. Во время июльских пожаров министр внутренних дел Жерар Коломб, например, объявил о покупке шести самолётов для тушения пожаров, как если бы речь шла о какой-то сенсации, тогда как это было предусмотрено уже давно, о чём и напомнил профсоюз пилотов SNPNAC.

Невольно возникает вопрос: а вдруг всё это вскроется в один прекрасный день? Впрочем, своим законом «о доверии в политической жизни» большинство отстояло «замoк Берси»,[2] который позволяет министру финансов в ущерб юстиции осуществлять монополию на принятие решений о судебных преследованиях за налоговые правонарушения. Когда в конце июля Брюно Ле Мэра спросили об этом на «Franco Info», он, вместо того чтобы высказаться об этом нарушении необходимого разделения полномочий, воскликнул: «Берси – это не замок. Это открытая дверь!». То ли министр экономики так неловко уходит от ответа, то ли он подтверждает, что дверь открыта, чтобы мошенничать и смеяться над людьми.

 

 

 

 

 

 

 

 

Орельен Сушер

 

 

 

 

 


[1] Конфедерация профсоюзов семейных крестьянских хозяйств – прим. ред.

[2] Министерство финансов находится на набережной Берси в Париже – прим. ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ