ЗА ТРАГЕДИЕЙ СТОИТ «СОЦИАЛЬНОЕ УБИЙСТВО»

Огонь в конце концов потушили. Количество жертв подсчитали. Их оказалось не менее восьмидесяти, погибших 14 июня в Лондоне (Соединённое Королевство) при ужасном пожаре в жилой высотке «Grenfell Tower». Некоторых до сего дня так и не удалось идентифицировать. Известны имена всего лишь прядка пятидесяти человек: Мэри, Мохаммед, Зайнеб, Марко, Абдеслам, Тони, Мухамеднур, Фатхия, Лигайя, Марджори, Джессика, Хадиджа, Хамид и т. д. Газеты пестрели крупицами сведений из их жизненных историй: они приехали со всего мира – от Сирии до Западной Африки, от Филиппин до Латинской Америки; некоторые работали на нескольких местах за мизерные зарплаты... Далеко не все выжившие переселены, от силы несколько десятков человек получили жильё в другом месте. И отныне над одним из самых роскошных кварталов британской столицы реет тень этого гигантского обугленного силуэта, до пожара не выделявшегося на фоне пейзажа, и спрятанного от глаз публики до момента катастрофы. В течение ближайших нескольких недель его должны будут как-то прикрыть, а окончательно снесут не раньше конца 2018 года. Страшный символ окружающего неравенства, которое пожирает Соединённое Королевство и убивает наименее благополучных его жителей.

Живые и мёртвые «Grenfell Tower» выдвигают обвинения

Кенсингтон. На юге – великолепные владения магнатов всей планеты, которые их покупают и довольно часто оставляют стоять пустыми в спекулятивных целях (на основе информации, полученной от местного муниципального совета, ежедневная британская газета «The Guardian» насчитала 1652 незанятых особняка, принадлежащих через холдинги налоговые оазисы бывшему мэру Нью-Йорка Майклу Блумбергу, украинскому олигарху, членам королевской семьи из Дубаи...). На севере – «карманы» абсолютной бедности и антисанитарии, где, как и в башне «Grenfell», ютятся пролетарии со всего мира, часто снимая жильё по субаренде (это также объясняет трудности с опознанием всех жертв пожара). Первые могут быть уверены, что всегда будут услышаны местной и центральной властью; вторые, более многочисленные, но не заслуживающие её внимания, могут кричать сколько угодно, но их голос останется «гласом вопиющего в пустыне». Жители лондонской высотки много раз предупреждали власти и арендодателя о неисправной системе аварийной сигнализации, о чрезвычайно легко воспламеняющихся материалах, которыми отделаны места общего пользования, об отсутствии устройства дымоудаления и т. п. Но до трагедии их никто никогда не слушал, только провели кое-какие работы, чтобы загримировать эту «уродливую бородавку» c её копошащейся чернью, торчащую посреди такого шикарного антуража...

Спустя почти два месяца после разразившейся катастрофы живые и мёртвые продолжают выдвигать обвинения. В самый разгар лета группа поддержки «Justice4Grenfell» («Правосудие для Grenfell») выходит на митинг, чтобы потребовать независимого расследования непосредственных причин пожара и причин возникновения ситуации крайнего презрения к людям, сделавшей этот пожар возможным. Как заявляют представители жертв, следствие должно будет не только «столкнуться с болью, шоком и потерями (как личными, так и коллективными), нанесёнными трагедией и полным отсутствием уважения со стороны ответственных организаций», но и «заняться изучением той роли, которую играют дискриминация, неравенство и административное безразличие в систематических нарушениях, открывшихся во время пожара, а также в ответах, полученных с тех пор от инстанций местного и общенационального уровня». Для подготовки расследования, основную схему и рамки которого должна будет определить лично премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, назначен сэр Мартин Мур-Бик, судья, почти полностью лишенный чувства сострадания, ярко выраженный консерватор. Этот человек, печально известный одним из своих предыдущих решений (он переселил мать семейства более чем за 80 километров от её первоначального жилья), уже сообщил, что намерен вести дознание только в пределах «технических аспектов» пожара, в то время как сама полиция дала понять, что собранные ею факты уже позволяют открыть судебное преследование в отношении крупных политических и властных чинов за «непреднамеренное убийство».

Произошедший через несколько дней после прорыва Джереми Корбина на законодательных выборах 8 июня, пожар башни «Grenfell» даёт горькую иллюстрацию того, какую цену вынуждены платить народные классы Соединённого Королевства за жёсткую экономию. «Эта адская башня, со всеми этими людьми, которые в большинстве своём живут в бедности в центре самого богатого квартала страны и гибнут по вине (дурного) управления, технического обслуживания и контроля... Это поворотный момент в национальном сознании». Решительно подхватывая определение Фридриха Энгельса, данное им в работе «Положение рабочего класса в Англии», Джон Макдоннелл, близкий соратник Корбина, говорит, не конкретизируя, о «социальном убийстве», виновных в котором надо арестовать. «И я попытаюсь доказать, – писал философ и экономист Энгельс во время своего пребывания в Манчестере в 1842–1844 годах, – что английское общество ежедневно и ежечасно совершает то, что с полным правом называется на страницах английской рабочей печати социальным убийством; что английское общество поставило рабочих в положение, в котором они не могут ни сохранить здоровье, ни долго просуществовать; что оно таким образом неуклонно, постепенно подтачивает организм рабочих и преждевременно сводит их в могилу».

 

 

 

 

 

 

Тома Лемаё

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ