С НАСТОЯЩЕЙ МОРАЛИЗАЦИЕЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЖИЗНИ ПРИДЁТСЯ ПОДОЖДАТЬ

Рассмотрение закона о морализации государственной жизни может закончиться ничем. Все сенатские поправки были отклонены. «Заглушка Минфина», то есть министерский контроль над следствием по факту уклонения от уплаты налогов, вновь была восстановлена в принудительном порядке.

Покончить со скандалами, восстановить доверие между французами и политиками - такими были одни из основных обещаний кандидата Макрона. С 24 июля Национальное собрание в ускоренном режиме рассматривает неоднократно переименовывавшийся закон о «морализации жизни Республики». Правительство в очередной раз захотело сделать все в быстром темпе. «У нас в Законодательной комиссии Национального собрания было всего 17 часов на рассмотрение двух законов. В том числе одного органического[1]. Мы закончили в 3 часа ночи. Такие сроки не позволяют вести серьёзную работу», - заявила Даниэль Обоно, депутат от «Франции непокорённой» (Париж) и член Законодательной комиссии.

В конечном итоге упразднение парламентского резерва станет ударом по ассоциациям и небольшим коммунам.

Правительство намерено держать под контролем не только темп, но и сам процесс. «Этот закон нацелен на парламентариев и призван решить проблемы, ставшие очевидными после дела Фийона, но не более того», - с сожалением отмечает депутат от Компартии и член Законодательной комиссии Фабьен Руссель. Запрет на трудоустройство родственников, контроль за должностными расходами… «На всех предприятиях и во всех ассоциациях требуется предъявление чеков. Нет ничего странного в том, что депутаты должны отчитываться перед гражданами за свои расходы. Если должным образом выполняешь свою работу, все траты будут обоснованы», - подчёркивает депутат от Компартии Андре Шассень.

Он достаточно сдержанно отзывается об упразднении парламентского резерва в 130 тысяч евро на депутата. «С тех пор как его (резерв) использование стало публичным, риск кумовства практически свелся к нулю. Я представляю сельский округ и ежегодно выплачиваю маленьким коммунам субсидии от 5 до 12 тысяч евро на инвестиционные расходы», - отмечает Шассень. В городах парламентский резерв по большей части используется в рамках ассоциативных проектов (средства должны входить в предусмотренную одним из министерств бюджетную программу). «В условиях экономии бюджетных средств и сокращения дотаций муниципалитетам упразднение парламентского резерва приведёт к сокращению средств небольших коммун и ассоциаций, уже и без того находящихся в трудном положении», - отмечает Адре Шассень. Чтобы этого не допустить, Сенат предложил поправку о формировании инвестиционного фонда для сельских коммун параллельно с упразднением парламентского резерва.

Один лишь министр

Однако эта поправка была отклонена Законодательной комиссией Национального собрания. Причём не она одна: правительство выдвинуло целый ряд поправок, направленных на пересмотр инициатив Сената. Стоит отметить, что Верхняя палата серьёзно ужесточила закон. Сенаторам удалось добиться ощутимых подвижек в предотвращении конфликтов интересов[2]. «Им удалось снять «заглушку Минфина», - напоминает Фабьен Руссель.

За этими таинственными словами скрывается закреплённое за министром финансов право единолично принимать решение относительно уголовного преследования в случаях уклонения от уплаты налогов, что полностью лишает инициативы судебные органы. Расклад весьма сомнительный, если пост министра занимают такие люди, как Каюзак или Верт! «Мы уже который год призываем покончить с этим неприемлемым нарушением принципа разделения властей», - говорит президент антикоррупционной ассоциации «Anticor» Кристоф Пикар. «Сенат уже в третий раз пытается этот принцип упразднить, но Минфин неизменно его восстанавливает, будь то при правом правительстве, или при «левом», или при Макроне. Обещанных перемен пока не наблюдается», - иронизирует Фабьен Руссель. Как бы то ни было, добиться цели оказалось совсем непросто: понадобилось три голосования для того, чтобы правительственная поправка наконец была принята 25 голосами против 24. По этой поправке, как и по ряду других, представители различных партий смогли прийти к согласию: коммунисты, «Франция непокорённая», «Новые левые» (бывшая Соцпартия) и «Республиканцы» объединились и выступили единым фронтом.

В то же время депутаты от партии «Вперёд, Республика!» также проголосовали единогласно, но их окончательная позиция ещё колеблется. «Мы попытаемся убедить их в ходе обсуждения», - утверждает Даниэль Обоно.

Помощники евродепутатов - должность с размытыми очертаниями

У Жана-Люка Меланшона тоже были «фиктивные помощники евродепутата»? Парижская прокуратура расширила предварительное следствие по заявлению евродепутата от «Национального фронта» Софи Монтель. Европейские депутаты от Нацфронта уже не в первый раз пытаются отвлечь внимание от проблем Марин Ле Пен с правосудием. После заявления 22 марта прокуратура начала следствие в отношении двух десятков евродепутатов от разных партий («Европа Экология Зелёные», «Социалистическая партия», «Демократическое движение», «Республиканцы», «Левый фронт»). На этот раз под прицелом оказались Жан-Люк Меланшон и четверо его помощников: Франсуа Делапьер (скончался в 2015 году), занимавший эту должность с 2009 по 2014 гг., а также Эглин де Венсан де Козан, Лоран Маффеи и Антуан Леоман, бывшие помощниками Меланшона с 2014 по 2017 гг. 19 июля Жан-Люк Меланшон в своём блоге назвал всё произошедшее «диверсией» и «клеветой». Депутат от НФ, по всей видимости, рассчитывает воспользоваться размытым определением должностных обязанностей помощника. Каждому евродепутату выделяется в месяц 24 тысячи евро на оплату их услуг. У помощника может быть два статуса. «Аккредитованные» помощники должны работать исключительно в стенах Европарламента (Брюссель, Страсбург), их может быть не больше трёх. Число так называемых «местных» помощников не ограничено. Если действия первых легко отследить, то со вторыми ситуация гораздо сложнее, поскольку они могут работать на депутата в его округе.

В регламенте Европейского парламента отмечается, что «покрываться могут лишь те расходы, которые касаются необходимого содействия, напрямую связанного с выполнением парламентского мандата депутатов». Кроме того, тот же регламент уточняет, что эти средства не должны «напрямую или косвенно» финансировать «политические группы и партии». Местный помощник может быть нанят на условиях неполной занятости и уделять остальное время работе на партию. Как бы то ни было, чёткую границу между этими сферами деятельности не всегда легко провести. Если евродепутат отправляется на предприятие, чтобы поддержать бастующих, а его помощник предоставляет ему сведения об их борьбе и её обстоятельствах, - это относится к европейской политике или к национальной политической борьбе? Франция не единственная страна, где отмечались сомнительные практики. В 2013 году ассоциация «Euractiv» насчитала 80 евродепутатов, у которых было более десяти местных помощников, а у одного болгарского парламентария их набралось сразу 43!

 

 

 

 

 

 

 

Мелани Мермоз

 

 

 

 

 

 


[1] Органический закон - закон, который касается организации и работы государственных властей в дополнение к Конституции.

[2] Запрет для высокопоставленных чиновников и назначаемых президентом людей занимать ответственные должности в частном секторе в течение трёх лет до и после перехода на государственную службу.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ