ОБЪЕДИНЕНИЕ И РОСПУСК ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ТРУДЯЩИХСЯ ПОСРЕДСТВОМ УКАЗА

«Упростить социальный диалог» - именно этим министр труда Мюриэль Пенико объясняет желание правительства объединить организации, представляющие интересы работников (IRP), в рамках будущих указов реформы Трудового кодекса. Как отмечается в документе, выглядящим чересчур объёмным и сложным, представители работников слишком многочисленны, а их функции слишком разрозненны, что лишает их «целостного видения корпоративной логики». Новая структура, которую правительство хочет внедрить, будет называться «Социальный и экономический комитет». Судя по всему, это то же самое, что и существующий уже механизм расширенной Единой организации персонала (DUP). Эта возможность для работодателя объединить делегатов от персонала (DP), Комитет предприятия (CE) и Комитет по гигиене, безопасности и условиям труда (CHSCT), которую закон Ребсамена предоставил в 2015 году предприятиям с персоналом от 50 до 300 человек, теперь будет распространена и на предприятия, где трудятся более 300 человек. Для руководителей предприятий, преследуемых навязчивой идеей снижения затрат, подобное нововведение является благом как с финансовой точки зрения (при уменьшении количества делегатов и союзов, уменьшается также число оплачиваемых делегатских часов), так и с идеологической (не иметь дел с слишком профессиональными или скрупулезными делегатами). «Делегаты от Комитета предприятия обладают большими знаниями в экономических вопросах, которыми они делятся с работниками», - напоминает аналитический центр Морис Коэн («Le cercle Maurice Cohen»), чья деятельность связана с анализом вопросов, касающихся IRP (организаций, представляющих трудящихся). Если же говорить о Комитете по гигиене, безопасности и условиям труда, то «проводить проверку, вести расследование, анализировать единый документ о предупреждении рисков, заниматься анализом причинно-следственной связи - всему можно научиться», как полагают в центре Мориса Коэна, добавляя, что «сведение роли каждого [профсоюзного] кандидата к исполнению прерогатив существующих инстанций сможет привести, в связи с нехваткой у него времени, лишь к нивелированию специальных знаний». «Важно еще понимать, как будут объединены эти инстанции», - в свою очередь, считает Кевин Гийя-Каван, исследователь из IRES («Институт экономических и социальных исследований»), полтора года принимавший участие в изучении процесса объединения институтов представителей трудящихся (IRP). «Может случиться так, что представители персонала, Комитет предприятия и Комитет по гигиене, безопасности и условиям труда не находятся на одном уровне внутри предприятия. Комитет предприятия может иногда находиться на региональном уровне, в то время как Комитет по гигиене, безопасности и условиям труда представляет трудящихся на местном уровне или в рамках одного вида деятельности. Если всё объединить на уровне Комитета предприятия, мы сделаем такой союз более далёким от местного уровня. Надо учитывать и то, что некоторые предприятия проводят реструктуризацию поочерёдно в разных местах, и централизованное объединение будет меньше склонно к тому, чтобы мобилизоваться против закрытия того места, в котором оно не находится», - уточняет он.

Комитет по гигиене, безопасности и условиям труда - «предмет особой ненависти администрации»

В происходящем расформировании организаций под особым прицелом находятся прерогативы Комитета по гигиене, безопасности и условиям труда. «Это хорошо заметно на примере строительных компаний, перешедших к расширенной DUP (Единой организации персонала). Вместо того, чтобы проводить полдня, обсуждая условия труда, как это было во времена Комитета по гигиене, безопасности и условиям труда, мы тратим на это не более двух часов, так как надо обсудить и остальные темы», - утверждает Лоран Орлиш, один из представителей, ответственных за безопасность и охрану здоровья на производстве, профессиональной федерации работников строительной, деревообрабатывающей и мебельной индустрии ВКТ, инструктор Комитета по гигиене, безопасности и условиям труда в OPPBTP (Организация предупреждения нарушений в сфере строительства и общественных работ). Будучи изначально инстанцией, рассматриваемой многими, в том числе и профсоюзными деятелями, в качестве вспомогательной, Комитет по гигиене, безопасности и условиям труда с момента своего учреждения в 1982 году законами Ору постепенно набирал силу, пока не стал главным превентивным органом на предприятиях. Бурный рост психосоциальных рисков, к которому привлекла внимание волна суицидов в компаниях «France Telecom», «Renault» или «La Poste», а также обязанность по соблюдению безопасности после принятия закона об асбесте в начале 2000 годов, способствовали росту его полномочий.

Руководящее постановление Кассационного суда по делу компании «Snecma» в 2008 году даже позволило Комитету по гигиене, безопасности и условиям труда этого производителя авиационных двигателей, обратившись в суд, блокировать проект реорганизации, который комитет счёл патогенным. «Такого количества рычагов управления достаточно для того, чтобы сделать из этого комитета предмет особой ненависти администрации», - объяснял Мишель Рескурио-Жилябер, руководитель проекта в ассоциации «Entreprise et Personnel» («Предприятие и персонал»), на страницах газеты «Le Monde» в 2012 году.

Являясь обязательной на предприятиях, где трудятся более 50 наёмных работников, эта организация, представляющая интересы трудящихся, уже испытала на себе сокрушительные удары закона Ребсамена в 2015 году. «Это единственная структура, которая выявляет проблемы условий труда на местах», - настаивает Лоран Орлиш. «В сфере строительства и общественных работ, - самые аварийно-опасные, судя по числу несчастных случаев со смертельным исходом, - исчезновение этой структуры может причинить наибольший ущерб», - напоминает профсоюзный деятель. «Тем более, что мы видим реальные сложности, возникшие вследствие субподряда, временного откомандирования работников, трудностей и исчезновения отслеживания службами охраны здоровья условия для работников на производстве», - подчёркивает он. «На протяжении нескольких лет мы наблюдаем рост количества несчастных случаев на работе», - добавляет Николя Спир, эксперт Комитета по гигиене, безопасности и условиям труда кабинета «APTEIS», который боится, что роспуск этого комитета внутри объединённой инстанции приведёт лишь к «продолжению, то есть к усилению, этой тенденции». «Даже с точки зрения некоторых руководителей предприятий, Комитет по гигиене, безопасности и условиям труда является способом быть в курсе того, что происходит с условиями труда», - полагает Лоран Орлиш. Представитель профсоюза считает, что будущая реформа будет осуществлена «в основном для выгоды больших групп компаний CAC 40, ведь на малых предприятиях сферы строительства и общественных работ уже нет Комитета по гигиене, безопасности и условиям труда и не прибегают к экспертизе».

Уничтожить хотят, в основном, полномочия, которыми обладал комитета по гигиене, безопасности и условиям труда, особенно в области проведения экспертиз, которые часто дорого обходятся работодателям. Хотя Мюриэль Пенико и уверяла Сенат в том, что хочет «сохранить» возможность прибегать к экспертизе, основные заинтересованные лица сомневаются, что это объединение структур, представляющих интересы трудящихся, будет обладать определенными средствами постоянно. «Возможно, эта новая организация сохранит за собой право голосовать за проведение экспертизы, имеющей отношение к условиям труда, в случае серьёзной и непосредственной опасности. Но мы боимся того, что в части тех экспертиз, которые касаются планов по реорганизации, экспертиза комитета по гигиене, безопасности и условиям труда будет заключаться в оценке экономических последствий. А это заставит сидеть на голодном пайке анализ влияния процесса на условия труда», - развивает мысль Николя Спир.

Есть риск того, что мы станем свидетелями, как, путём постепенного растворения полномочий представителей работников и удаления от контекста на местах, произойдёт «обуздание» каждой из этих инстанций, в том числе и института делегата от профсоюза. Действительно, в начале консультаций правительство делало вид, что хочет проигнорировать старое требование предпринимателей о возможности обойти профсоюзного делегата при обсуждении соглашения внутри самого предприятия, соглашения, которое станет, согласно новой архитектуре Трудового кодекса, основным уровнем переговоров. Но судя по выступлению Мюриэль Пенико перед Сенатом в понедельник, кажется, что отныне именно эта опция больше всего нравится министру труда. «Мажоритарное трудовое соглашение внутри предприятия или внутри отрасли может сделать этот комитет единой инстанцией, переименованной в «совет предприятия», включающей в себя компетенцию проведения переговоров», - объяснила она.

В случае с «очень малыми предприятиями» и с «малыми и средними предприятиями», если арбитражные разбирательства ещё не завершены исполнительной властью, руководство подталкивает к тому, чтобы сделать общей практикой обход профсоюзного делегата. «Надо придумать что-то новое», - настаивал вчера на страницах газеты «Le Figaro» Пьер Гаттаз, президент союза предпринимателей Франции MEDEF, полагая, что «процедура предоставления профсоюзом полномочий работнику или избранному представителю (...) никогда не давала результата». До настоящего времени в малых и средних предприятиях, не имеющих профсоюзных делегатов, требовалось, чтобы профсоюзная организация уполномочила представителя для возможности обсуждения соглашения внутри предприятия.

Отобрать у профсоюзов основное право на проведение переговоров – вот чего добиваются хозяева предприятий. «Работники должны иметь возможность наделять представителей персонала правом ведения переговоров. Что касается предприятий, не имеющих представителей персонала, руководитель должен иметь право проводить референдум среди работников», - уточняет Пьер Гаттаз. К этому требованию присоединяется и конфедерация CPME («Confederation des petites et moyennes entreprises»), которая представляет владельцев малых и средних предприятий, и U2P («Union des entreprises de proximite»), союз, защищающий интересы ремесленников, торговцев и представителей свободных профессий. Союз (U2P) даже выдвигает требование поднять порог с 11 до 20 работников, чтобы ввести обязанность организовывать выборы представителей персонала «из прагматических соображений, чтобы убрать ограничения, в том числе психологические, для приёма на работу одиннадцатого сотрудника».

ФДКТ повышает голос, «Форс Увриер» говорит о «Casus belli»

«Красная линия» для всех профсоюзов трудящихся, включая и те, которые как ФДКТ (Французская демократическая конфедерация трудящихся) или «Форс Увриер» («Рабочая сила») кажутся наименее враждебными по отношению к реформе в целом. Лоран Бержер, «номер один» в ФДКТ, «повысил голос» во вторник, объявив себя противником назначения референдума на предприятии «в исключительное пользование работодателя» и переговоров на предприятиях в отсутствие представителя профсоюзной делегации. Лидер «Форс Увриер» Жан-Клод Майи объявил во вторник эти условия переговоров без профсоюзов «поводом к войне», не исключая возможности мобилизовать свои войска после каникул. «ВКТ (Всеобщая конфедерация труда) отвергает предложенные пути по тем же причинам, что и 99 % из предлагаемых исполнительной властью», - как недавно объяснил генеральный секретарь профсоюза, призывая выйти на демонстрацию 12 сентября.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лоан Нгуен

Добавить комментарий


Обновить Защитный код