ЛЕЙБОРИСТСКАЯ ПАРТИЯ ЗАЕХАЛА В КЮВЕТ

Тереза Мэй держала пари, что проведёт досрочные всеобщие выборы 8 июня, и пока выходит, что она его выиграла. Госпожа премьер-министр (консерватор) хочет получить подавляющее большинство, чтобы как можно плодотворнее обсудить выход Великобритании из Европейского союза. Победа на муниципальных выборах 4 мая и недавние опросы, которые дают тори на 15 очков больше, чем лейборияты, судя по всему, подтверждают её правоту. Но какова будет реакция лейбористов, возглавляемых Джереми Корбином?

Проведённые 4 мая, за несколько недель до всеобщих выборов в Великобритании, муниципальные выборы послужили тренировочным тестом. Победа консерваторов не вызывает никаких сомнений. Заметим только, что было крайне низкое участие, нигде не превышавшее 36 %, а в больших агломерациях опускавшееся до 30 %. Впервые шесть супермэров были избраны в крупнейших конурбациях Англии (Бирмингем, Манчестер и Ливерпуль), так как этот «супер четверг» 4 мая заявил о себе как об одной из первых конкретных мер по децентрализации, призванной уравновесить чрезмерное давление Лондона и перенести заботу о политике жёсткой экономии на местных депутатов. Новые мэры агломераций наделяются широкими полномочиями в сфере жилья, транспорта, экономического развития и профессиональной подготовки.

Брекзит и логика метрополизации

В Манчестере кресло мэра занял Энди Бёрнэм, кандидат от лейбористов, бывший министр и соперник Джереми Корбина на выборах главы партии труда в 2015 году. В Ливерпуле избран соратник Джереми Корбина – Стив Ротерэм. Эти две хорошие новости немного смягчают «увесистый шлепок» с потерей 320 кресел и только девятью выигранными советами (из 88). Лейбористы отступили по всем фронтам, в особенности в Уэльсе и в Шотландии, где в Глазго они потеряли большинство, уступив свои места сторонникам независимости из Шотландской национальной партии (SNP).

Консерваторы, напротив, выигрывают 558 кресел и 28 советов. В масштабах государства это даёт тори 38 % голосов, лейбористам- 27 % и центристам из партии либеральных демократов- 18 %. Стратегия Терезы Мэй, которая представила эти показатели как вотум доверия её собственной твёрдой позиции относительно Брекзита, сработала в полной мере. Премьер-министру удалось переманить голоса UKIP (крайне правых) и добиться успеха среди народного электората, давно поддерживающего лейбористов. Наиболее символическая победа была одержана в новой мэрии агломерации Бирмингема. Этот бастион, принадлежавший лейбористам на протяжении десятилетий, перешел к умеренному тори Энди Стриту.

«Тереза Мэй превратила партию тори в партию Брекзита.Такая стратегия, способная поколебать традиционные симпатии как к левым, так и к правым, себя оправдывает. Можно отметить, что объединение еврофобских и ультраправых сил послужило для избирателей антиевропейской партии труда своего рода шлюзовой камерой для перехода к голосованию за консерваторов», – анализирует ситуацию ежедневная британская газета "The Guardian".

Даже в Шотландии, исторически враждебно настроенной к консерваторам, они получили депутатские мандаты. Первое же место сохраняют националисты SNP, которые под сурдинку выставили свои сепаратистские требования. Три недавних опроса по вопросу о выборах 8 июня предрекают Терезе Мэй подавляющее большинство в парламенте (46 % голосов против 30 % у лейбористов, 9 % у либеральных демократов и 7 % у UKIP).

Партия труда призывает к единству

По словам руководителя партии труда Джереми Корбина, поражение было тяжёлым. Оно в очередной раз заставляет часть депутатов-лейбористов, которые до сих пор ещё не осознали свою победу как лидеров объединения, поставить вопрос о его «легитимности». Возвращение Тони Блэра на политическую авансцену прямо перед голосованием 8 июня приводит в замешательство. 63-летний бывший глава лейбористов заявляет о том, что больше не будет сидеть на политической пенсии, а станет бороться против «hard Brexit» (жёсткого Брекзита), выбранного Терезой Мэй, который может повлечь за собой «выход из единого европейского рынка с пагубными последствиями экономического плана».

Вот только опросы продолжают свидетельствовать о его непопулярности в Великобритании, где только 21 % британцев сохраняют положительное мнение о бывшем премьер-министре (1997–2007) ... «Но победа Эммануэля Макрона даёт надежду либеральному течению в лейбористской партии. Они с уверенностью полагают, что смогут, с Энди Бёрнэмом или с другими, утвердиться в качестве альтернативы Корбину. Дождутся ли они выборов 8 июня и возможного поражения, чтобы потребовать его голову? Или они сделают это раньше?» – задается вопросом британский политолог Мэтью Гудвин.

Отсюда и первые призывы к «единству лейбористов», один из которых звучит из уст Эмили Торнберри, входящей в «shadow cabinet» (теневое правительство) Джереми Корбина. «Сейчас депутаты-лейбористы должны объединиться для того, чтобы выиграть голосование 8 июня и прекратить критиковать Джереми Корбина... и делать чёткое различие между их лидером и Терезой Мэй».

Назвав победу на парламентских выборах «вызовом исторического значения», Джереми Корбин подчеркнул, насколько рискованным для народных классов может оказаться соблазн проголосовать в пользу тори. По мнению главы лейбористов, надо понять, какой вред «нанесут вам консерваторы, полностью игнорируя средние зарплаты и самых незащищённых, которые пользуются государственными услугами». Корбин также спросил у этих избирателей: «Вы хотите жить в обществе, где медицинское страхование больше не финансируется? Где в школах с родителей собирают деньги на зарплату учителям? (...) Мы должны убедить общественное мнение, что мы представляем собой альтернативу».

 

 

 

 

 

Вадим Каменка

Добавить комментарий


Обновить Защитный код