«ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ, ИМЕЯ МЕНЬШЕ» - ГОССЛУЖАЩИЕ ХОТЯТ ПОКОНЧИТЬ С ЭТИМ ПРИНЦИПОМ

«Этот каток нужно остановить. Если политика строгой экономии продолжит осуществляться и дальше, госслужбы просто не смогут работать. Мы просто не справимся. Это касается и настоящего, и будущего», - говорит госслужащий Лоран. Он был одним из многочисленных демонстрантов (санитаров, медсестёр, работников социального и государственного сектора), которые по призыву объединения профсоюзов «Рабочая сила» (FO), «Всеобщая конфедерация труда» (CGT) и «Профсоюзный союз солидарных» (SUD), а также шестнадцати профсоюзов и ассоциаций медицинских работников, как наёмных, так и лиц свободных профессий, мобилизовались по всей Франции, чтобы выразить протест против существующих условий труда.

Медицинские работники, без сомнения, выступили активнее всех. Примером могут служить логопеды, прибывшие сотнями со всех регионов страны с красными повязками на головах и руках, как знак того, что они «покраснели от злости» на Марисоль Турен[1] которая по-прежнему отказывается их принимать. «Вместо того, чтобы пристраивать членов своего кабинета, лучше бы занялась нами», - раздражённо заявляют Ингрид, Ноэми и Дженнифер. Каждой из этих трёх молодых женщин едва минуло тридцать. «Впрочем, мы задаёмся вопросом, не связаны ли наши проблемы с социологическими особенностями профессии?» - замечает Ноэми. Какие у них проблемы? Да почти никаких. С дипломом о высшем образовании в кармане, находясь в начале своей профессиональной карьеры, они получают «минимальную оплату труда + 80 евро». И если ничего не изменится, их специальность обречена на исчезновение, по крайней мере в больницах. «75% логопедических услуг сегодня оказываются частными переполненными от заказов врачебными кабинетами. Пациентам приходится ждать своей очереди по полтора года, - объясняет Ноэми. - А в Языковом справочном центре Лилля вообще нет логопеда. И это не единственный случай».

Как они видят своё будущее? «Надеемся, что наши будущие собеседники нас выслушают. Мы выходим на демонстрации и будем продолжать это делать». Бенедикт и Ирен шутят по поводу успеха своего баннера: «Турен, Макрон – «могильщики» государственной больницы». Обе санитарки одеты в майки с символикой «Рабочей силы». Что они могут сказать о кандидате Макроне? «В любом случае, мы уже на пределе. Такое ощущение, что мы работаем на заводе. Осталось только начать работать на скорость». Они рассказывают, что в день три санитарки должны провести уход порядка сорока больных, поэтому «человеческое отношение исчезает, и это при том, что пациенты, которыми они занимаются, крайне уязвимы, многие доживают свои последние дни». Бенедикт отработала 700 дополнительных неоплачиваемых часов, которые она никак не сможет компенсировать. Что они думают о заявлениях Макрона о сокращении государственных расходов? «Это невозможно», - заверяют девушки. Ждут они ровно обратного – «создания рабочих мест и повышения заработной платы». Их зарплата, без учёта взносов и отчислений, составляет 1 550 евро в месяц.

Дельфин, социальный работник, и Клер, санитарка, также занимаются «людьми, находящимися в уязвимом положении». Первая обеспечивает сопровождение пациентов психиатрического центра, а вторая работает в центре для людей с ограниченными физическими возможностями. «Мы отказались от тех, кому требуется особенно серьёзный уход. Они слишком дорого обходятся. Эти расходы перекладываются на плечи семей или частных поставщиков, особенно в том, что касается сопровождения на дому. Все руководствуются принципом экономии», - говорят они. А завтра? От подобного подхода необходимо отказаться. «Всё держится пока только на нашем энтузиазме, но долго так продолжаться не может. Качество наших услуг неизбежно ухудшится. Те, кто выступают за сокращение расходов и рабочих мест, весьма недальновидны»,- с беспокойством отмечает Клер,- «или же они собираются передать эти услуги в руки меценатов, волонтеров. У меня в отделе эту идею защищает один из сторонников Эммануэля Макрона , председатель крупной ассоциации по защите детей». В двух шагах от них Полетт размахивает флагом CGT. Она пришла отстаивать права медицинских работников в сфере психиатрии. «Мы особенно страдаем из-за нехватки средств, поскольку уход за нашими пациентами требуется в течение длительного времени и никак не совместим с нынешней системой финансирования медицинских учреждений. Она игнорирует важнейшую часть лечения наших пациентов, которая осуществляется через речь, через различные виды деятельности»,- говорит Полетт. Будучи руководителем отдела, она уже ничего не ждёт от министра здравоохранения: «Она [Турен] обеспечила только профсоюзный минимум. Мы постепенно переходим на англо-саксонскую систему». Чего ждать в будущем? У Полетт мало надежд, но она считает, что завтра, как и сегодня, необходимо «продолжать говорить». «Как бы то ни было, или появятся средства и места, или наши государственные услуги полностью деградируют. Мы уже подошли к последней черте», - говорит Джон, пожарный из Луаре. - «Наступит момент, когда мы уже просто не сможем обеспечивать качество услуг. Мы уже начинаем выставлять счёт за некоторые услуги. Если так будет продолжаться и дальше, то инициативу перехватит частный сектор. Но это уже будут не государственные услуги, и равный доступ к услугам службы спасения больше никто гарантировать не сможет». «Это большой риск», - добавляет он, и здесь его словам можно смело поверить.

 

 

Сильви Дюкато

 

 

 


[1] С 2012 г. министр социальных вопросов и здравоохранения Франции - прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код