МАРИН ЛЕ ПЕН УГРОЖАЕТ СУДЬЯМ И ЧИНОВНИКАМ

Традиционно обвиняя медийную «систему», настроенную против неё, кандидат от "Национального фронта" обещает в случае победы воздать всем по заслугам.

Марин Ле Пен решила прислушаться к народной мудрости, гласящей, что «лучшая защита – это нападение». Во время воскресного митинга в Нанте кандидат от "Национального фронта" коснулась вопроса судебных преследований в отношении её партии. Главу её партийного кабинета Катрин Гризе подозревают в «злоупотреблении доверием» и в «сокрытии злоупотребления доверием» в рамках расследования по подозрению в создании фиктивных рабочих мест парламентских помощников, которые оплачивались Европейским парламентом, но работали в штаб-квартире крайне правой партии.

Самолично отказавшись явиться в прошлую среду в Агентство судебной полиции по борьбе с коррупцией, Марин Ле Пен раскрыла соратникам свою линию защиты: обвинять во всём «правительство судей»…

Позиция самопровозглашённой жертвы

«Я хочу во всеуслышание сказать тем чиновникам, которых затравленные политики побуждают использовать их государственные полномочия, чтобы вести слежку за оппонентами или подвергать их преследованиям, строить им козни и плести государственные заговоры, чтобы они поостереглись от участия в подобных затеях. Через несколько недель эта государственная власть, которой больше нечего терять и не перед кем отчитываться, будет сметена выборами. Но этим чиновникам придётся нести груз личной ответственности за свои незаконные методы». В этом заявлении есть всё: и обличение преступного заговора, и обещание покончить с «системой», и едва завуалированная угроза возмездия в случае победы – три классических компонента ультраправой риторики по цене одного, вновь с уверенностью представленные партийным активистам, которые на протяжении вот уже сорока лет возлагают на одну и ту же семью свои бунтарские надежды по избавлению от существующей власти (так называемое движение "Degagisme"). Председатель НФ стала не единственной мишенью правосудия, но она на этот счёт категорична: этот «антидемократический, олигархический дрейф», осуществляемый государством и судьями, преследует единственную цель – «препятствовать воле народа» и действиям самопровозглашенного рупора этой народной воли – самой госпожи Ле Пен. При этом она смело показывает пальцем на «двух основных противников»: Франсуа Фийона и Эммануэля Макрона. Первый, «кандидат страховок», сейчас находится под «подозрением в личном обогащении», как заметил на выходных вице-председатель НФ Флориан Филиппо. Второй, «кандидат банков», является «любимчиком» СМИ и нынешней власти, готовой предоставить в его распоряжение своё «вооружённое крыло». Чтобы отвлечь внимание от собственной непорядочности, Ле Пен старается отмежеваться от обоих противников, которые отныне наступают ей на пятки (по результатам опроса института Odoxa, опубликованным в воскресенье, за Ле Пен в первой туре президентских выборов готовы проголосовать 27%, за Макрона – 25%, а за Фийона – 19%).

Искусство уходить от ответа

В крайнем случае, достаточно просто сменить тему. Как это сделал Флориан Филиппо, выступая в воскресенье на "BFM TV". На вопрос журналистки относительно того, почему, несмотря на свою безоговорочную поддержку полиции, Марин Ле Пен всё же отказалась явиться по вызову, что может существенно затянуть расследование, представитель НФ завел разговор о «деле Тео», «подонках» и «попустительстве». Что касается Фредерика Шатийона, которому на прошлой неделе были предъявлены обвинения в неправомерном использовании имущества компании и в мошенничестве во время кампаний НФ в 2014 и 2015 гг., в которых он отвечал за логистику, то, по словам Филиппо, он был не более чем «поставщиком»: «Вы хотите, чтобы из-за давления со стороны СМИ и правосудия мы начали ссориться с нашими поставщиками?» Возможно, к правосудию Национальный фронт и относится легкомысленно, но не к торговле.

 

 

 

 

Грегори Марен

Добавить комментарий


Обновить Защитный код

ГАЗЕТА ЮМАНИТЕ - ОДНО ИЗ СТАРЕЙШИХ И КРУПНЕЙШИХ СМИ