ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА КУЛИСАМИ СИСТЕМЫ МАРИН ЛЕ ПЕН

За последние годы НФ претерпел эволюцию, во всяком случае внешне. Он заручился симпатиями разных городов, "причесал" свою официальную риторику, в которую ввёл социальный компонент, и стал частым гостем во всех медиа. Он респектабелен... Но – подождите, он ещё не добрался до власти! 22 февраля на экраны кинотеатров вышел фильм Люка Бельво «У себя дома», в котором показывается и разоблачается желание создать себе привлекательный имидж, стоящее во главе всех усилий НФ по собственной «антидемонизации». Но, используя лозунг «Мы у себя дома!», который скандируют участники митингов НФ, название ленты вскрывает ксенофобское, даже фашистское содержание политики НФ. Со всей резкостью критикуя Национальный фронт, каждым своим кадром фильм решительно от него отмежёвывается. Ведь сейчас, когда 25-26 % населения собирается проголосовать за НФ в первом туре (согласно исследованию CEVIPOF), он никогда ещё не был столь близок к власти, и это при том, что на фоне демократического и институционального кризиса само голосование проходит очень открыто. Г-жа Ле Пен верит в свои шансы и норовит «приосаниться» по-президентски: её встреча с президентом Ливана Мишелем Ауном должна продемонстрировать её значимость.

Когда Марин Ле Пен цитирует Карла Маркса

5 мая 2002 года. После победы Жана-Мари Ле Пена в первом туре президентских выборов, открывшей ему двери во второй тур и прозвучавшей как гром среди ясного неба, ультраправую партию окатило холодным душем: 17,79 % во втором туре. С большим отрывом переизбирается Жак Ширак. Эта дата самым парадоксальным образом является поворотной в жизни партии Фронта, к его молодым руководителям приходит осознание того факта, что исторические ультраправые идеи никогда не позволят им завоевать большинство избирателей. Именно тогда НФ и принимает решение изменить стратегию; выбор, ускоренный приходом на председательский пост Марин Ле Пен. В своей книге «В голове Марин Ле Пен» Мишель Ельчанинов рассказывает о том, как Полю-Мари Куто, основателю SIEL («Souverainete, independance et libertes» – Суверенитет, независимость и свободы), партии близкой к НФ, поручили провести с Марин Ле Пен «уроки интеллектуального воспитания». Он советует ей прочитать «Жерминаль» Золя, чтобы чем-то подкрепить свои выступления на социальные темы, и «не цитировать чересчур правых авторов». Разворачивая стратегию «антидемонизации», новый председатель НФ планировала вступить в разговор с народными классами, а именно с рабочими. В своей книге «Чтобы Франция жила» она цитирует некого... Карла Маркса – вещь невероятная для старых членов НФ! В свой лексикон Марин Ле Пен добавляет социальные обещания: снижение цен на газ и электричество, уменьшение налога на доходы и даже выход на пенсию с 60 лет (идея, навязанная Ле Пен наиболее либеральному крылу партии).

Неонацисты уже близко

Смягчение риторики, спутывание карт – вот сегодняшнее кредо НФ. «Интернет-стратегия очень показательна", – объясняет политолог Жюльен Бояджян в одной из глав книги “Лицемерие Национального фронта? – "С одной стороны, официальные речи НФ звучат гладко и красиво, не выходя за рамки коммуникационных “приличий? С другой – его члены и сторонники демонстрируют радикальную риторику». Некоторые кандидаты, исключенные за расистские высказывания, были потом приняты обратно. Более того, ряд активистов и руководителей из близкого окружения Марион Марешаль - Ле Пен являются приверженцами движения национальной идентичности чуть ли не неонацистского толка: Дамьен Рьё и Филипп Вардон, который консультирует также генерального секретаря НФ Николя Бэя, рассуждают «о взаимодополняемости с НФ». Это люди опытные и привыкшие к жёстким схваткам, как в прямом, так и в переносном смысле. Им – мелкая (или грязная) работа, Национальному фронту – респектабельность и «социальная» и «республиканская» демагогия.

«В наши дни НФ приспособился к республиканской риторике и его расизм обратился в сторону прав женщин и секуляризма», – делает вывод в "Politis" историк Энцо Траверсо. О многом говорит пример со словом «равенство», за которое, как полагает Марин Ле Пен, «её высмеяли, так как некоторые, приехавшие на нашу территорию, равнее других». Извратить понятие «равенство», чтобы обвинить иностранцев и иммигрантов! Задача «очистить нацию», будучи базовой в идеологии ультраправых, никуда не делась. Так, Седрика Эрру, фермера, который помогает мигрантам возле итальянской границы, она назвала «контрабандистом, ультралевым активистом, который борется против нации».

«Антидемонизация касается только презумпции антисемитизма, но ни иммиграции, ни ислама».

Луи Алио

Луи Алио, партнер Марин Ле Пен и глава филиала НФ в регионе Окситания, подчеркивает: «Антидемонизация касается только презумпции антисемитизма, и ничего другого. Ни иммиграции, ни ислама». Причиной всех бед, по мнению Марин Ле Пен, является «глобализация», которая содержит в себе два компонента, экономический и культурный, и которая угрожает французской идентичности, её истории и «ценностям». В начале ХХ века ультраправые обрушивали свой гнев на «космополитизм». Слова сменились, а идеи остались прежними.

Методы его распространения

Никогда раньше у НФ не было столько представителей: 1200 муниципальных депутатов, 358 региональных советников, 62 департаментских и 27 парламентариев (в том числе европейских). Показательны два региона – О-де-Франс и ПАКА, где в 2015 году НФ стал лидером в первом туре на региональных выборах. Политолог Сильвен Крепон на страницах нашей газеты ("Нumanite Dimanche", № 484) анализировал эту систему адаптации следующим образом: «Марин Ле Пен использует регистр более социального тембра, но надо взглянуть на него [НФ] в перспективе, с учётом его методики приспособления к специфике избирателей в Нор – Па-де-Кале и его стремления апеллировать к социально неблагополучному рабочему электорату. Дискурс Марион Марешаль - Ле Пен на юго-востоке звучит в гораздо более либеральном регистре». Таким образом, речи о «защите нации» могут адаптироваться. Например, в Амьене перед рабочими завода "Whirpool", находящегося под угрозой закрытия, активисты НФ выступают, почти слово в слово воспроизводя профсоюзную риторику... которую они приправляют «иностранцами». НФ – это проблема и настоящая опасность для профсоюзов наёмных работников. СGT ("Всеобщая конфедерация труда") посвящает этому множество информационных и разъяснительных кампаний.

В Безье или в Варе, напротив, в выступлениях активно звучат мотивы «мигрантского вторжения», особенно возле итальянской границы, откуда многочисленные беженцы пытаются продолжить свой путь. Статистика показывает, что НФ укрепляет свои позиции во многих слоях общества. В некоторых профессиях пропорция становится тревожной. Так 57 % полицейских заявляют, что готовы проголосовать за Марин Ле Пен. В 2012 году их было «только» 30 %. НФ имеет свой подход к каждой категории. На встрече с преподавателями, например, члены НФ даже вспоминают Жюля Ферри и миф об идеальной школе Третьей Республики...

Показательные города-витрины

Но главная витрина партии НФ – это города. Завоеванные в 2014 году, начиная с Энен-Бомона, они стали испытательными полигонами Национального фронта. «Для НФ важно подобрать известных людей в свой политический штат, сделать его узнаваемым в глазах общественного мнения и транслировать через него свои идеи на места», – продолжает Сильвен Крепон. Именно поэтому политика, которую проводят в этих городах, напрямую диктуется партией. Неудивительно, что такое основательное внедрение происходит или в городах очень бедных ( Безье), или раздавленных (Аянж) неолиберальными мерами – закрытием государственных учреждений и заводов.

В книге «Национальная иллюзия», которая представляет собой репортаж из трёх городов – вотчин НФ , и сделана в виде фоторомана, Дениз, жительница Аянжа, вышедшая в 2014 году из рядов НФ, рассказывает: «В Аянже больше ничего нет: ни больницы, ни лицея, ни магазинов, ни, что хуже всего, доменных печей». Рукопожатия, снижение налогов, стерильная чистота и традиционные местные праздники – на таком коктейле замешана популярность НФ в муниципалитете. Впрочем, есть немало случаев дезертирства со стороны депутатов. Согласно опросу AFP, около 400 муниципальных депутатов (то есть 30 %) уже "сбежали с корабля" по причине расхождения во мнениях или из-за неприятия нововведений и авторитаризма мэров.

Держится пока только ядро НФ. Это, прежде всего, его социальный проект, который Энцо Траверсо называет постфашизмом, и в «Юманите» от 17 февраля объясняет этот термин: «НФ – движение уже не фашистское, но остаётся ультраправым, ксенофобским движением, ещё не оборвавшим пуповину, связывающую его с его фашистской матрицей. Мы не знаем, к чему это приведёт». Завесу тайны приоткрывает программа НФ: осуществить массовое перевооружение сил правопорядка; увеличить на 40 000 количество мест в тюрьмах; провести широкомасштабный набор полицейских и жандармов; пополнить на 50 000 человек ряды военнослужащих; удвоить оборонный бюджет. В общем, создать полицейское государство.

 

 

 

Бенжамен Кёниг

 

 

 


Рекомендуем почитать:
«Dans la tête de marine Le Pen », de michel eltchaninoff. solin-Actes sud, janvier 2017.
«La nièce », de michel Henry. seuil, janvier 2017.
«Nouvelles du front », de marine tondelier. Les Liens qui libèrent, mars 2017.
«Les faux-semblants du front national », de sylvain Crépon, Alexandre dézé et nonna mayer. Presses de sciences-Po, 2015.
« L'Illusion nationale », de Valérie Igounet et Vincent Jarousseau. Les Arènes, février 2017.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код