УСТАЛОСТЬ ОТ ВОЙНЫ И ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИДЕЕ "ТАЛИБСКОЙ ЗОНЫ"

Глава полиции Кандагара намерен ослабить влияние Исламабада, считающееся одним из основных препятствий на пути к установлению мира в Афганистане, за счёт содействия возвращению боевиков, осевших в Пакистане. Однако, создание особой выделенной территории, призванной способствовать диалогу, пока остаётся вопросом гипотетическим.

Когда ситуация кажется совершенно тупиковой, из сундука достают старые идеи. Именно это и происходит сейчас в Афганистане, где спустя пятнадцать лет после вмешательства НАТО, имевшего целью уничтожение баз Аль-Каиды и свержение талибов, некоторые должностные лица раздумывают о создании "безопасной зоны" для последних. Какую же цель преследуют эти планы? Главное - выманить талибов из пакистанских вотчин и тем самым обуздать влияние Исламабада, считающееся одним из основных препятствий на пути к миру. Этот план свидетельствует о провале переговоров и о том, какие трудности испытывают афганские силы и 8400 американских военнослужащих, по-прежнему находящихся в стране, противостоя исламистским атакам, ставшим в последнее время всё более интенсивными и результативными. Ещё одним доказательством неблагоприятного развития событий является то, что в воскресенье Вашингтон объявил о отправке в провинцию Гильменд ( юг Афганистана) подкрепления, состоящего из 300 морских пехотинцев, для сдерживания продвижения боевиков, которые в настоящее время контролируют три четверти территории страны. Вчерашний двойной теракт у здания Парламента в Кабуле, ответственность за совершение которого взял на себя Талибан, лишь подтверждает нынешнюю стратегию двойного наступления, которое ведётся и в сельских районах, и в городских центрах.

Влияние ИГИЛ пока остаётся ограниченным

"Талибы должны вернуться в Афганистан, и мы создадим безопасную зону для них и их семей. Мы больше не можем полагаться на иностранные правительства и посольства, чтобы положить конец войне. Талибы являются частью этой страны", - высказал свою позицию во время встречи с религиозными деятелями Абдул Разик, влиятельный глава полиции Кандагара. Что это? Пробный шар, запущенный с благословения президента Ашрафа Гани? Рабочая гипотеза заключается в том, чтобы разместить боевиков в отдельной зоне, гарантируя при этом, что они не подвергнутся бомбардировкам, для того, чтобы в дальнейшем посадить их за стол переговоров без давления Пакистана. Так в прошлом году Саид Таиб Ага, бывший глава политического отделения талибов в Дохе, утверждал: "Присутствие руководителей в Пакистане позволяет им навязывать нам что-то вопреки нашим интересам и интересам Афганистана. Чтобы действовать независимо […], мы должны уйти из Пакистана".

Даже если подобная стратегия будет реализована, обеспечит ли она спокойное возвращение людей, учитывая, что часть повстанцев отмежевалась от талибов? "Сегодня мы наблюдаем двойную стратегию территориального наступления и радикализации. Часть движения действительно согласилась участвовать в переговорах, но другая часть осуждает эти переговоры, присягнув на верность так называемому "Исламскому государству" (ИГИЛ)[1]. ИГИЛ не выделяет ту или иную этническую принадлежность и привлекает сторонников далеко не из одних лишь пуштунов, традиционно ассоциирующихся с талибами. Так, например, недавно к ним примкнули хазарейцы", - отмечает Карим Пакзад, исследователь Института международных и стратегических отношений (IRIS). Влияние ИГИЛ, даже если оно уже приводило к случаям столкновения с талибами, пока остаётся ограниченным.

В настоящий момент особенно непонятно, почему повстанцы должны согласиться на подобную стратегию (учитывая их множащиеся территориальные завоевания). "Талибов это может заинтересовать только в том случае, если они увидят в этом признак доверия, которое в дальнейшем может привести к возобновлению диалога между афганцами без иностранного посредничества", - полагает Жан-Люк Расин, директор по исследованиям Центра исследований Индии и Южной Азии.

Кроме того, талибы имеют бесспорное влияние со стороны своего пакистанского крыла. Прежде всего, в медресе – коранических школах, где они продолжают вербовать новых боевиков, а также на высшем государственном уровне благодаря пакистанской Межведомственной разведке – секретной службе Исламабада, которая обеспечивает талибов военной техникой, деньгами и консультирует их в области планирования операций. "Наконец, для пакистанских властей создание такой зоны тоже не представляет никакого интереса. Исламабад заинтересован в поддержании марионеточного режима в Афганистане, чтобы сохранить там свое влияние", - поясняет Карим Пакзад. Идея о том, чтобы при помощи талибов установить в Кабуле пропакистанскую пуштунскую фундаменталистскую власть, дабы обеспечить "стратегическую глубину" в противостоянии с Индией, также не нова.

По данным НАТО 64 % населения провинции Гильменд живёт под контролем боевиков Талибана.

ООН сообщает о тревожной ситуации

Согласно докладу Управления ООН по координации гуманитарной деятельности (УКГД), 9,3 млн афганцев нуждаются в гуманитарной помощи, что на 13% больше, чем в прошлом году. В докладе также говорится, что за первые девять месяцев 2016 года было убито рекордное количество гражданских лиц (8397 человек), и ещё 500 миллионов были перемещены в период с января по ноябрь 2016 года.

 

 

Лина Санкари

 

 


[1] Запрещенная в России организация – прим. ред.