НЕБЛАГОДАРНАЯ РОДИНА

Во вторник 20 декабря президент Франции Франсуа Олланд принял с официальным визитом президента Сенегала Маки Салла. В качестве дипломатического жеста, советник дал ему знать об онлайн-петиции, касающейся так называемых «сенегальских стрелков», воевавших за Францию, и собравшей уже 60 000 подписей. В петиции содержатся требования о предоставлении гражданства всем ветеранам. Инициатива написания петиции принадлежит депутату- социалисту от Бонди Айсат Сек, которая сама является потомком «сенегальского стрелка». Свои подписи под документом поставили парламентарии, художники, деятели науки и культуры... Пользуясь случаем – визитом своего партнёра из Дакара- Франсуа Олланд объявил в «благородном порыве» о том, что он «попросил министра внутренних дел проконтролировать, чтобы документы «сенегальских стрелков», запрашивающих гражданство, были рассмотрены быстро и в режиме наибольшего благоприятствования».

На фронте это были полки смертников, которые всегда шли в первых рядах

Набор в подразделение «сенегальских стрелков» происходил по-разному. Карфа Диалло рассказывает: «Окончательно отменив рабство в 1848 году, Франция всё же ещё долго оставалась в Африке. Французы построили так называемые «свободные деревни» и пообещали дать свободу тем беглым рабам, которые поселятся в этих «свободных деревнях». Многих из них, в обмен на эту возможность, забирали в армию и отправляли на войну». Некоторая часть стрелков обязана своей военной службой Блэзу Дианю – первому африканскому депутату в Национальной ассамблее и депутату от Сенегала во время Первой мировой войны, который считал, что таким образом туземцы платят свой «налог кровью» за те «благодеяния», которые оказывает им колониальная держава. Позже Диань стал помощником госсекретаря по делам колоний в правительстве Пьера Лаваля. Таким образом, история «сенегальских стрелков» весьма обширна: от войны с Пруссией 1870 года до колониальных войн в Индокитае, Алжире и на Мадагаскаре, включая Первую мировую, когда их использование было систематизировано, и Вторую мировую войну, когда их численность резко возросла. «На фронте это были полки смертников, которые всегда шли в первых рядах. Их, имевших другой цвет кожи, предположительно не обладавших такими же умственными или даже человеческими качествами и таким же образованием, армия отправляла туда, где было больше всего риска», – резюмирует Карфа Диалло.

Но и вне полей сражений колониальная держава обращалась с «сенегальскими стрелками» не лучше. Свидетельством тому служат две истории. Первая – это крупнейшая катастрофа Франции на море. В 1920 году корабль «Африка» отплыл из Бордо в Сенегал с 600 пассажирами на борту, среди которых было около 200 «сенегальских стрелков», возвращавшихся с войны. Они избежали смерти в аду окопов и направлялись домой. Но в открытом море близ Ле-Сабль-д’Олон корабль потерпел крушение, унёсшее жизни 178 стрелков. Вокруг компенсации семьям погибших возникли юридические споры. В итоге компенсацию получили только семьи белых пассажиров. Стрелков списали со счетов. Сегодня Карфа Диалло борется за то, чтобы эти «люди, тела которых всё еще покоятся на дне океана в полной безвестности, были бы наконец признаны как погибшие за Францию».

Второе событие произошло в Тиаройе, лагере в пригороде Дакара. Именно туда в конце Второй мировой войны свозили стрелков – бывших военнопленных, для того, чтобы «отбелить» репутацию французских войск в метрополии. Африканские солдаты в течение нескольких месяцев требовали выплатить обещанное им жалование. Командование отказывалось сделать это. 1 декабря 1944 года вспыхнул бунт. Французская армия устроила массовую бойню. По первым официальным данным было убито 35 человек, но вскоре эта цифра возросла до 70. Однако Франсуа Олланд до сих пор признаёт лишь первые официальные цифры. В 1988 году режиссёр Усман Сембен снял фильм «Лагерь в Тиаройе», основанный на этих событиях.

Онлайн-петиция, собравшая уже 60 000 подписей, требует предоставить гражданство всем ветеранам, воевавшим за Францию

После демобилизации лишь немногие стрелки оставались во Франции. Тем выгоднее было государству, которое восприняло этот факт как возможность избавить себя от выплаты этим ветеранам достойного пособия, на которое они, тем не менее, имеют право. «Французское государство никогда не делало никаких шагов, которые позволили бы «сенегальским стрелкам» использовать свои права. Чтобы ими воспользоваться, надо было сделать запрос. А чтобы сделать запрос, надо было находиться в метрополии. Только те, кто мог себе позволить приехать во Францию и сумел разобраться в бюрократических хитросплетениях, получили то, что им причитается", – заявляет Карфа Диалло. Карфа Диалло воспринял обязательство, принятое на себя Франсуа Олландом, «с осторожностью и сдержанностью». «Такое обещание за пять месяцев до ухода, при полной неопределённости, без конкретных очертаний, без какого бы то ни было утверждённого текста...», – сомневается он. Но его решительный настрой непоколебим: «Прежде чем Франсуа Олланд покинет свой пост, мы внесём в список всех заинтересованных лиц. Их осталось не более тысячи. И с помощью адвокатов мы подадим их документы». Такова ситуация с документами на пособие. Но предстоит сделать ещё одно дело: отвести стрелкам их достойное место в истории Франции.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Адриан Рушалеу

Добавить комментарий


Обновить Защитный код