Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Перекрёсток в Монтабоне: борьба и новый смысл жизни.

Марк Блашер

Палаточный лагерь, установленный 17 ноября 2018 года на дороге, проходящей через городок Монтабон в южной части департамента Сарта, был снят ещё в конце мая. Сейчас, в годрвщину начала движения «желтых жилетов», четверо активистов вспоминают о шести месяцах борьбы, которые изменили их жизнь.

Ванина Брюзи, 44 года, сотрудник терминала на автомагистрали: «я поменяла взгляды, поверила в себя и в других».

Она пришла в лагерь протестующих, когда «захват» перекрёстка в Монтабоне ещё носил вполне мирный характер. Тогда трудно было представить, что акция станет круглосуточной и будет продолжаться полгода. «В то время это казалось невозможным!». Для Ванины «было психологически непросто смириться с тем, что лагерь пора сворачивать – хотя это казалось логичным, ведь люди устали и физически, и морально».

«Что можно сказать об этих шести месяцах сегодня, когда приближается годовщина первых выступлений «Жёлтых жилетов»? Они дали начало огромным переменам в моей жизни. Я поменяла взгляды, поверила в себя и в других. Да, мы ещё не добились всего, чего хотели, но мы продолжаем выдвигать требования и делаем это более осознано», – рассказывает наша собеседница.

Она мать и говорит, что испытывает чувство вины, которое в какой-то момент охватило её из-за того, что она «совсем забросила» из-за политической активности своего 11-летнего младшего сына. «Тогда эстафету принял Давид, мой муж. Кстати, я часто говорила с Элиоттом, моим сыном, о своём участии в акции на перекрёстке и в манифестациях. Ведь я вела эту борьбу во многом ради того, чтобы обеспечить ему ту жизнь, которой я ему желаю», – продолжает Ванина.

Женщина вспоминает о том, какую поддержку оказывали ей коллеги после ночей, проведённых на перекрёстке, а по субботам они даже выходили за неё на работу, чтобы она могла принять участие в демонстрациях. На вопрос: «Что же будет завтра?», она отвечает: «Наши требования остаются неизменными. Мы должны изложить их более последовательно, сформулировать альтернативу. Это займёт некоторое время, но мы будем и дальше двигаться вперёд».

Кристиан Бешю, 65 лет, железнодорожник на пенсии: «Сначала я был в замешательстве, но потом понял, как важно то, что мы делаем».

Когда начались протестные выступления, Кристиан находился далеко от города и первое время был очень озадачен. «Бесполезно говорить о том, что СМИ нельзя доверять. Активная пропаганда определённого отношения к происходящему так ил или иначе работает. Кроме того, я помню долгую борьбу железнодорожников, которые добивались сохранения не только своих социальных льгот, но и государственной компании в целом. Не могу сказать, что они пользовались тогда огромной поддержкой – вспоминает Кристиан, впервые пришедший на перекрёсток в середине декабря. – Вот тогда-то я и оценил глубокий смысл требований, выдвигаемых протестующими, большинство из которых раньше не принимали участия в манифестациях и организованных массовых выступлениях. Я оценил ту мощную солидарность, которая их связывала».

Бывший профсоюзный активист, который одно время возглавлял профсоюзную организацию в своём коллективе, Кристиан считает неправильным противопоставлять «Жёлтые жилеты» и профсоюзы: «Полномочия профсоюзов основаны на их тесной связи с предприятиями, тогда как движение «жёлтые жилеты» возникло вне трудовых коллективов, главным образом за пределами городов. Отсутствие у этого движения какой-либо структуры – большое его преимущество, оно формирует навык самостоятельного принятия решений. Конечно, есть и определённые ограничения. Но, я думаю, их можно преодолеть путём установления гражданской демократии. Объединения приняли бы участие в этом процессе. Поэтому можно сказать, что движение продолжается, просто сейчас оно перешло в менее заметное состояние. Пожалуй, «жёлтым жилетам» есть чему поучиться у так называемых традиционных организаций, в частности, у тех, которые провозглашают своей задачей перемены в социальной сфере, но и последним, в свою очередь, был бы полезен опыт нового движения. Увидим, можно ли надеяться на взаимодействие различных сил, основанное на уважении друг к другу?»

Жюльен Потелуэн, 41 год, рабочий, инвалид: «Я не считаю себя большим интеллектуалом, но под влиянием этих событий взялся читать просветителей».

Он никогда не питал иллюзий относительно того, что скрывалось за выражением «новый мир», охотно растиражированным СМИ. Жюльен пришёл на перекрёсток в первый же день протестов и был удивлён, увидев так много людей, разделявших его устремления и недовольство: «причины, по которым мы все собрались здесь, не ограничивались только повышением пошлин на топливо».

Он рассказывает о многочисленных сложностях, с которыми столкнулись «Жёлтые жилеты»: «жестокость со стороны правительства, которое беззастенчиво использует настроения отдельных людей или очень немногочисленных групп», «напор и манипуляции ведущих средств массовой информации, которым трудно противостоять», а ещё «немного наивная вера в то, что в условиях противостояния столь мощным ударам и неизбежного давления, которое оказывают на людей обстоятельства повседневной жизни, протестующие смогут выжить только с помощью солидарности». По мнению Жюльена, надо стараться выходить за узкие рамки, как это делают отдельные объединения. Он собирается прийти на перекрёсток 16 ноября и в последующие дни: «Это будет символичный и сильный шаг в преддверии 5 декабря». Когда речь заходит о перспективах движения, Жюльен, будто пытаясь заранее оправдаться за отсутствие амбиции, вздыхает: «Я не считаю себя большим интеллектуалом». И добавляет после небольшой паузы: «Но под влиянием этих событий я взялся читать произведения Боэция, авторов эпохи Просвещения, участников Великой французской революции и освободительного движения XIX– XX веков. Наши руководители хитрые и имеют большие полномочия, но это недалёкие люди. Наша борьба не закончена, ведь её корни очень глубоки».

Марион Ванде, 37 лет, сотрудник медиатеки, работник государственного учреждения: «Удивление было огромным, хороший урок для меня».

Она говорит честно: «Сначала я относилась к движению резко отрицательно и даже свысока». Но транспортная проблема очень важна для Марион. И дело не в стоимости бензина, ведь машины у Марион нет – а в слишком больших интервалах в движении поездов (немаловажное обстоятельство для этой женщины, которая живёт на окраине города Шато-дю-Луар, а работает в Ле-Мане).

В начале декабря она села на велосипед и приехала в Монтабон. «Удивление было огромным, хороший урок для меня, с положительным эффектом! Одно дело знать о том, что происходит, и совсем другое – увидеть масштабы бедствия своими глазами. Только тут начинаешь понимать, что все эти люди не хотят ничего слышать о «политике», они поднимают самые насущные вопросы: покупательная способность, экологическая ситуация, обнищание периферических регионов на фоне губительного для них разрастания крупных городов», – рассказывает Марион.

По её мнению, движение «Жёлтые жилеты» «в том виде, в котором оно возникло изначально, сейчас, похоже, завершилось». Выступая против превосходящих сил правительства, это движение «выглядело как совершенно новое явление благодаря горизонтальным связям, близости к народу и отказу от иерархического структурирования».

Марион считает, что сегодня движение не зашло в тупик – оно ожидает того момента, когда взойдут брошенные им семена. «Куда ни посмотри, становится очевидным, что система не способна справиться с вызовами времени и дать достойный ответ на ожидания людей. Понадобятся новые потрясения, и они обязательно будут. Я из тех, кому близки идеи экологов. Монтабон научил меня терпению. Я пообщалась с людьми, которых могла бы никогда не встретить, и задумалась над вопросами, которым раньше, наверное, не придала бы значения», – отмечает она в итоге.

Опубликовано в воскресном номере от 14-20 ноября 2019 г.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код