Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Враждебное отношение к мусульманам - это не миф.

Камий Бауэр, Лоран Мулу

В опубликованном в среду исследовании Французского института общественного мнения (Ifop) впервые дана количественная оценка дискриминации, которой подвергаются граждане Франции, исповедующие ислам. Резкие высказывания, звучащие из уст представителей определённых политических кругов, только ухудшают ситуацию.

Мина, 40 лет, работает в киноиндустрии. Они не мусульманка, но и она заметила, что настроения в обществе изменились. «Когда я еду в транспорте со своей мамой, которая носит на голове платок, то вижу враждебные взгляды, направленные в нашу сторону, – говорит она. – Во времена моей юности всё было иначе. А сейчас даже те люди, которые, как и я, не имеют никакого отношения к исламу, чувствуют себя неуютно». К сожалению, такая ситуация стала очень типичной сегодня. Она заставляет задуматься о дискриминации, которой ежедневно подвергается значительная часть тех 5–6 миллионов французов, исповедующих ислам. А поводом для неё служит происхождение этих людей, их внешность и в первую очередь – их вероисповедание.

В последнее время у левых появилась возможность высказать своё мнение в напряжённой дискуссии о праве на ношение хиджаба и принять участие в воскресном шествии, проходившем под лозунгом «Стоп исламофобии» (акция была инициирована группой активистов после нападения однго из ультраправых на мечеть в Байонне). Жаркая полемика попала в СМИ. При этом не стоит забывать, что мусульманам приходится вдвое чаще сталкиваться с проявлениями расизма и жестокости, чем остальному населению страны.

Результаты исследования, проведённого во Франции, подтверждают, что люди, чья фамилия выдаёт их североафриканское или арабское происхождение, действительно подвергаются дискриминации в таких сферах, как занятость, жильё и досуг. Главной причиной особого отношения является их религиозная принадлежность, о чём свидетельствуют опубликованные в среду результаты исследования, проведённого Ifop по заказу Межведомственной комиссии по борьбе с расизмом, антисемитизмом и нетерпимостью к ЛГБТ (Dilcrah) и Фонда Жана Жореса. Согласно приводимым в нём данным, 42 % живущих во Франции мусульман признались в том, что хотя бы раз в жизни становились жертвами дискриминации, 24 % сообщили, что им приходилось выслушивать оскорбления в связи с их религиозной принадлежностью. Следует отметить, что исследование было проведено ещё до того, как депутат местного совета региона Бургундия–Франш-Конте, член «Национального объединения» Жюльен Одуль приобрёл скандальную известность, предложив 12 октября одной из находившихся рядом с ним женщин снять с головы хиджаб (этот шаг стал поводом к общенациональным дебатам). Эксперты Ifop используют термин «мусульманофобия», желая подчеркнуть, что под ударом оказалась не религия, а исповедующие её люди. Но, какой бы лексикой ни пользовались учёные, они приходят к выводу, что, «независимо от других особенностей (например, национальность или цвет кожи), мусульмане действительно становятся объектами своеобразного отторжения, причиной которого является только их религиозная принадлежность, истинная или мнимая». Враждебное отношение к этой части французского общества ни для кого не секрет. В прошлогоднем докладе Национальной консультативной комиссии по правам человека (CNCDH) говорится, что «мусульмане», наряду с «цыганами», являются во Франции одной из самых отторгаемых групп населения, опережая в этом смысле «евреев», «чернокожих» и... «арабов».

По информации Ifop, враждебность тесно связана с попаданием тех или иных людей в поле зрения общественности. Неприязнь к мусульманам затрагивает главным образом женщин (46 % из них ощущали на себе дискриминацию, тогда как среди мужчин этот показатель составляет 38 %). Такое расхождение обусловлено тем, что женщины в хиджабах больше бросаются в глаза (60 % из них сказали, что не раз становились жертвами дискриминации; среди тех, кто не носит этот головной убор, таких оказалось 44 %). Женщины в хиджабах чаще слышат оскорбления в свой адрес (42 % против 27 % среди тех, кто его не носит). Впрочем, от этой подчёркнутой враждебности к символам религиозной принадлежности страдают не только мусульмане. Исследование, проведённое Ifop в 2015 году, выявило аналогичную закономерность в отношении последователей иудаизма, носящих кипу.

Особенно отчётливо дискриминация проявляется на рынке труда. В профессиональной среде 23 % мусульман когда- либо сталкивались с негативным отношением к себе, обусловленным их конфессиональной принадлежностью (среди других французов этот показатель составляет 5 %). Поскольку возможность зарабатывать своим трудом является важнейшим показателем эмансипации женщин, следует отметить, что мусульманки особенно остро ощущают на себе дискриминацию (26 % из них сталкивались с карьерными препонами; среди мужчин-мусульман это значение не превышает 20 %). Ещё одно примечание: подобное отношение характерно главным образом для городов средней величины и регионов, где доля иммигрантов очень невысока (не более 8 % от общей численности населения).

Истоки такого положения дел кроются в напряжённой общественной атмосфере и подъёме ксенофобских настроений, вызванных влиянием ультраправых, вдохновлённых политическими речами Мануэля Вальса и Эрика Земмура о национальной идентичности на фоне угроз со стороны исламского терроризма и псевдо-защите светских идеалов. Политолог Нонна Мейер опровергает эти мифы. Основываясь на данных CNCDH, она отмечает: «Чем более враждебно по отношению к исламу настроен человек, тем меньше он дорожит принципом светскости, тем меньше готов защищать права женщин на ношение одежды, которую они сами считают подходящей, тем меньше поддерживает отказ от статуса домохозяйки. И тем труднее ему признать гомосексуализм допустимым явлением. Такое отторжение – это ни знак приверженности республиканским ценностям, ни защита прав женщин и представителей меньшинств».

Расизм всегда присутствовал в отношении к представителям меньшинств, он проявлялся, например, если речь шла о съёме жилья или на фейс-контроле в ночные клубы. «Но после терактов 2001 года и терактов ИГИЛ[i] вся враждебность сосредоточилась на мусульманах. Постепенно набирала силу тенденция к отождествлению ислама и терроризма», – с сожалением говорит Малик Салемкур, президент Лиги прав человека. Несмотря на призывы не смешивать эти два явления, во Франции каждый теракт становился поводом для проявления подозрительности в отношении мусульман, которым приходилось доказывать, что они не являются сообщниками злоумышленников и не состоят с ними в заговоре.

У этого враждебного отношения к мусульманам есть и более глубокие корни. «В конце XIX–начале ХХ веков в академических и университетских кругах французского общества получила распространение научная исламофобия, вдохновителями которой стали самые престижные учебные заведения, в том числе Коллеж де Франс в лице Эрнеста Ренана, который пользовался при этом всеми законными правами», – объясняет историк Оливье Ле Кур Гранмезон. Документы тех времён, переизданные такими активными сторонниками ультраправых, как Ален Сораль и Жан-Жиль Мальяракис, создали основу для риторики, которая прослеживается в заявлениях о том, что мусульмане представляют «угрозу» и в большинстве своём чужды республиканским ценностям.

Вместо того, чтобы бороться с этими перекосами и напоминать о республиканском принципе равенства, власти, похоже, готовы разделить самые радикальные взгляды, популярность которых вышла далеко за пределы ультраправых объединений. «Молодёжь вправе задаться вопросом, а действительно ли Республика – это наша родина, – беспокоится Малик Салемкур. – А это чревато очень опасными последствиями».

Опубликовано 08/11/2019

 

[i] Запрещённая в России организация – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код