Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Будущее Сирии зависит от курдского вопроса.

Пьер Барбансе

Вечером 22 октября истекли пять дней, на которые Анкара согласилась приостановить военную операцию на северо-востоке Сирии. В тот же вечер состоялась встреча президентов Турции и России. Ситуация в САР остаётся по-прежнему напряжённой, сотни тысяч жителей были вынуждены покинуть оказавшиеся под угрозой территории. Налицо новое обострение гуманитарного кризиса.

  1. Почему Реджеп Тайип Эрдоган прилетел в Сочи на встречу с Владимиром Путиным?

Президент Турции пытается балансировать между интересами двух основных стран, чьи армии базируются на сирийских территориях. Это США и Россия, каждая из которых по-своему дала «добро» турецкой военной операции. Правда, если американские солдаты сейчас уходят с северо-востока Сирии, то русские по-прежнему остаются на своих позициях. Впрочем, Москва, хотя и признала, что «понимает определённые претензии Анкары», всё же смогла остановить турецкое наступление, настояв на том, чтобы Турция возобновила диалог с Дамаском и курдами. Эрдогану пришлось пойти на компромисс. Он пригласил в Турцию американского вице-президента, чтобы объявить ему о временном прекращении огня (при этом турки сами же запутались в зонах и сроках перемирия), зато в Россию поехал лично. Президент Турции как обычно хвастался и до встречи с Путиным говорил, что его военная операция направлена на борьбу с «террористами», а именно – с Сирийскими демократическими силами (СДС). Из его слов следовало, что турецкая армия вместе с присоединившимися к ней вспомогательными исламистскими частями, называющими себя Сирийской национальной армией (СНА)) намерена занять территории (120 км в ширину и 30 км вглубь), расположенные к западу от города Эт-Телль-эль-Абьяд и к востоку от Рас-эль-Айна. Предлогом для этой операции стало создание «зоны безопасности», однако на самом деле речь идёт о тщательно спланированной этнической чистке. Иначе как объяснить, что открывать зону безопасности потребовалось не на турецкой, а именно сирийской территории?

Однако, чтобы убедить Владимира Путина, Эрдогану стоило бы придумать более веские аргументы. В самом начале встречи российский президент заявил, что «ситуация в регионе крайне тяжёлая» и призвал своего турецкого коллегу «найти мирное решение даже для самых сложных вопросов». За день до этого помощник президента РФ Юрий Ушаков в комментариях к встрече Путина и Эрдогана уточнил: «Для нас главное – добиться долгосрочной стабильности в Сирии и во всём регионе в целом. Мы считаем, что этого можно достичь только на основе восстановления единства Сирии». То есть, ни одна пядь сирийских территорий не должна выйти из-под контроля сирийского правительства. Это предупреждение не только Турции, но и курдам. Правда, курды сейчас находятся в политически слабой позиции и вряд ли могут значительно повлиять на ситуацию. А вот Турция, одна из трёх стран-участниц Астанинских переговоров (ставших в последнее время Сочинскими) наряду с Россией и Ираном, имеет на руках колоду «ключевых карт». И это очень хорошо понимает президент Сирии Башар аль-Асад, власть которого, несмотря на российское вмешательство осенью 2015 года, остаётся по-прежнему непрочной. Тем более, что в ООН до сих пор не все признали его законным главой государства.

  1. Почему во время встречи Путина и Эрдогана Башар аль-Асад посетил провинцию Идлиб?

Сирийский президент приехал на линию фронта для того, чтобы заявить: «Сражение в Идлибе – это ключ к тому, чтобы покончить с терроризмом на всей сирийской территории». Действительно, именно в этом регионе обосновалась группировка Хайят Тахрир аш-Шам[i] (по духу очень близкая к ИГ[ii]), в которой объединились все исламисты и джихадисты, потерпевшие поражение в других регионах страны. В период с конца апреля по конец августа Идлиб и часть соседних провинций Хамы, Латакии и Алеппо, подвергались постоянным бомбёжкам, которые наносили части сирийской армии, поддерживаемые российской авиацией. Дамаск успел начать наступление своих сухопутных войск, которое было остановлено благодаря перемирию, объявленному в августе.

Поездка президента Сирии не случайна. Он прибыл в Идлиб через несколько дней после размещения на северо-востоке страны сирийских вооружённых сил, прибывших туда по просьбе курдов, чтобы остановить турецкое наступление. Асаду важно было напомнить всем, что он по-прежнему является главой государства, а главное –лично присутствовать при обсуждении вопросов, касающихся будущего его страны, которые до сих пор решались без него внешними политическими силами. Боясь остаться без поддержки, Асад заявил: «Наши войска готовы поддержать любых (…) граждан, оказывающих сопротивление турецкому агрессору (...) Поддержка СДС, находящихся под управлением курдов, является безусловным конституционным и национальным долгом».

  1. Что с курдским вопросом?

Когда в 2012 году курдская партия «Демократический союз» (PYD) учредила на северо-востоке Сирии новую автономную администрацию (Демократическая Федерация северной Сирии – «Rojava»), в этом новом «взрывоопасном» политическом объединении участвовали три кантона: провинция Хасеке (самая удалённая из северо-восточных провинций страны, граничащая с Ираком и Турцией), район Кобани, расположенный у турецкой границы, и район Африн, который также граничит с Турцией, но уже в северо-западной части страны. Особенность новой политической единицы заключалась в том, что в основе её законодательства лежало равенство представителей всех народов, общин, этнических групп, религий и полов. Именно эту идеологию и хочет уничтожить Реджеп Тайип Эрдоган, поскольку боится, что новые политические веяния распространятся и в Турции. Вопреки официальным заявлениям разных политиков, курды хотят получить не полную независимость, а демократическую автономию.

Турецкое наступление вынудило курдов обратиться за помощью к Дамаску, который не слишком благосклонно относится к их чересчур демократическим настроениям. Но административные структуры, учреждённые курдами, Асад пока не трогает. Возьмётся ли за них правительство в будущем, когда у него появится возможность прибрать эти регионы к рукам? Пока об этом рано судить. Но в ближайшее время курдский вопрос по-прежнему будет быть одним из центральных на переговорах по будущему Сирии. Разве что удастся напомнить политикам об огромном вкладе курдов в войну с ИГ. Для PYD это непростая задача, особенно, если вспомнить, что после создания совета оппозиции в 2011 году, о курдском вопросе больше никто не вспоминал. Поэтому PYD так настойчиво борются за право участвовать в национальных дискуссиях по Сирии.

  1. Что будет с сирийской оппозицией? Насколько продвинулся процесс, которым руководит ООН?

Все последние месяцы сирийская оппозиция молчала. В сущности, сейчас она уже представляет интересы лишь нескольких групп, которых поддерживают другие государства. Это напоминает историю Сирийской свободной армии (ССА), перестроенной в Сирийскую национальную армию (СНА) с исламистами во главе, которую сейчас формирует, финансирует и вооружает Турция.

Обсуждение будущего PYD должно в скором времени возобновиться. ООН планирует разработать новую Конституцию, чтобы «Демократический союз» смог снова вернуться в состав Сирии. Для этого был создан специальный комитет из 150 человек, однако вряд ли проблему удастся решить быстро. К тому же ООН забыла об ещё одном важном участнике конфликта - сирийском народе, который требовал реформ весной 2011 года, мнение которого никого сейчас не интересует, но от лица которого все выступают.

 

[i] Запрещённая в России террористическая организация – прим ред.

[ii] Запрещённая в России террористическая организация – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код