Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Правая угроза: мы бьем тревогу!

Патрик ле Йарик, главный редактор «Юманите»

Впервые за последние сорок лет французские праворадикалы воздвигают новое здание своей идеологии. Всё это происходит с молчаливого согласия финансовых воротил и их приспешников из политических кругов, которые надеются таким образом удержать в своих руках рычаги влияния над обществом и страной. Действия ультраправых ошеломляют – ведь эти люди используют наиболее агрессивную (расистскую, гомофобскую, сексистскую, исламофобскую) риторику, обладающую для многих притягательной силой.

«Съезд  правых сил», который состоялся 28 сентября и проходил под председательством племянницы Марин Ле Пен – Марион Марешаль, дал этому немало новых подтверждений: в выступлениях собравшихся сквозила необычайная агрессия. Не стала исключением и речь Эрика Земмура (правый журналист, известный высказываниями исламофобского и расистского толка – прим.ред).

Впервые после освобождения Франции от оккупации прозвучали столь откровенные призывы покончить с Республикой. Подобно последователям Шарля Морраса и коллаборационистам, участники съезда объявили нынешнее государственное устройство Франции ни на что не способным космополитическим режимом и рассадником «антифранцузских настроений». Можно подумать, что мы вернулись во время антисемитских кампаний конца XIX века или времен правления правительства Виши. Призывы к началу гражданской и религиозной войны никогда не звучали так отчетливо и не встречали подобную благосклонность в обществе. В данном случае имеются в виду мусульмане, ставшие объектами ожесточённых нападок – их называют агентами «войны за уничтожение белого человека гетеросексуальной ориентации и католического вероисповедания», которые, следовательно, должны быть ликвидированы.

Глобальный хаос

Следует особо отметить, что высказывания неофашистского характера и призывы к этническим чисткам получают возрастающее влияние на определённые медиа. В своих выступлениях ультраправые перешагнули очередной рубеж – со всеми вытекающими отсюда последствиями в смысле обработки общественного сознания. Огромная ответственность лежит на средствах массовой информации, которые и продвигают этих «грустных клоунов» – от Трампа и до Земмура, включая Сальвини и Болсонару. Ведь все они достигли успеха за счет всевозможных телевизионных шоу. Пытаясь оправдаться, люди с микрофоном называют это «свободой слова» –а, между тем, едва ли не каждая фраза в их выступлениях является нарушением закона и основанием для судебного разбирательства.

Но выступления подобных политиков не только противоречат закону – они вносят сумятицу в умы за счёт подтасовки исторических фактов. Смешно и страшно смотреть на то, как Земмур проставляет знаки равенства между нацизмом, прогрессизмом, неолиберализмом, исламом и коммунизмом. Не стоит, впрочем, забывать о других деятелях, которые рассуждающих о прогрессе и не гнушаются бессмысленных неологизмов – таких как «фашисламизм» или «левоисламизм», обогащая тем самым причудливый лексикон Земмура. Однако, его жалкие попытки прикрыть свое стремление к чисткам, продвигая этническую концепцию нации, не имеют под собой хоть сколько-нибудь серьёзных фактических оснований.

Земмур и Марешаль – всего лишь глашатаи мракобесия, которое завоёвывает позиции во всём мире, одержимые антипросветители, оказавшиеся в заложниках у того самого фундаментализма, который они, по их мнению, так жестоко клеймят. То, что преподносится ими как история, на самом деле является не более чем мифом об угрозах для Франции, не имеющим ничего общего с научной достоверностью. Согласно логике этих господ, революция 1789 года лишила французский народ его глубинной национальной идентичности. Никакая политическая конструкция не имеет права на существование, никакой судья не может судить человеческое существо, по природе своей привязанное к некоей вымышленной традиции, к выдуманному народу. Дуэт Марешаль-Земмур не утруждает себя поисками истины и не следует рациональной логике, полагая, что «здравый смысл» и «реализм» способны заменить собой что угодно.

Расовая борьба

В рассуждениях об идентичности обычно принято противопоставлять «нас» и «их» – что помогает правым переворачивать представления об отношениях между власть имущими и народными массами. Классовая борьба уступила место расовой борьбе, за которую ратуют все поклонники чистой идентичности.

Истоки этого пустословия коренятся в антигуманистической традиции, решительно отвергающей любые формы универсализма. Эта традиция, которая подрывает основы так называемых современных демократических режимов, поддерживается во Франции представителями «Национального объединения». Правая угроза носит сейчас глобальный характер, а ее сторонники стремятся ликвидировать демократию как таковую. Опасность действительно велика. Правящий класс старается вывести на передний план идеологию и движения праворадикального толка – ради политического переустройства общества, начало которому было положено распадом СССР. Огромная ответственность за этот процесс лежит на плечах начинающих политиков и либералов, которые либо не замечают, либо поддерживают новое деление мира на два полюса – утверждая при этом, что стремятся такого не допустить. Желая во что бы то ни стало уберечь от радикальной критики крупных капиталистов, они готовят почву для реакционных, расистских, антидемократических сил – а те несут с собой агрессию и смерть.

«Съезд правых сил» служит прикрытием для более масштабной политической операции. Борцы за идентичность подают сигнал к атаке, желая расширить влияние ультраправых, распространить их идеи и по возможности исправить имидж Марин Ле Пен – чтобы облегчить её сближение с фракциями правых республиканцев. Представляя свой проект неофашистского господства, госпожа Марешаль, нисколько не стесняясь, позаимствовала у Антонио Грамши понятие культурной гегемонии, подвергнув его тройной холодной фильтрации – так что из него оказались выхолощены всё революционные, прогрессивные и эмансипативные смыслы. В устах госпожи Марешаль оно означает не более чем позиционную войну на идеологическом фронте, которая затрагивает все сферы общественной жизни.

Общественные объединения, средства массовой информации, предприятия, школы – именно здесь проходит линия атаки на государство, которое чересчур привержено своим республиканским основам. Госпожа Марешаль не стремится к немедленному или непременному обретению власти, так как вполне отдаёт себе отчёт о своих слабостях и опасается противодействия мракобесным идеям. Ее масштабная идеологическая работа нацелена на то, чтобы поколебать глубинные основы французского общества и подготовить позиции для своего молниеносного наступления.

Пресса – важнейшее оружие

Средства массовой информации испытывают на себе мощное влияние глянцевых журналов, превратившихся в своеобразные питомники, где воспитываются элитные представители «коричневых» реакционеров. Легализовавшись на страницах печатных изданий, они всё чаще появляются в телестудиях, куда их приглашают для беседы по тем или иным актуальным вопросам. При этом они получают возможность продвигать в политических дебатах свои идеи, раздувающие гражданскую войну. Завоёванное таким образом доверие способствует тому, что поверженная в 1945 году идеология становится едва ли не нормой. Над этой тенденцией следует задуматься каждому демократу и каждому республиканцу – особенно сейчас, когда плюрализм мнений в прессе задавлен равнодушием, а реакционные силы всячески пытаются уничтожить газету «L’Humanité» или, по крайней мере, ограничить ее влияние. Ультраправые хорошо понимают, что пресса,  несмотря ни на что, остаётся важнейшим оружием идеологической борьбы.

Это затяжное противоборство уже приводит к разрушительным последствиям для страны. Более половины избирателей заявляют о своей готовности переступить через разногласия с праворадикалами. Все сильнее укрепляются опасные связи между националистами и либералами – причем каждая из этих сил стремится извлечь выгоду из своей грязной игры, лишая голоса альтернативные общественные движения, прогрессистов и коммунистов. А народы Европы оказываются беззащитными перед политическими идеями, которые, несмотря на все различия между ними, сообща ведут к социальному и политическому неравенству.

Пересмотр роли государства, лишённого своих социальных функций,  растущее влияние крупного капитала, жестокость полиции и произвол суда, дискриминационная политика, посягательства на гражданские свободы – всё это готовит почву для наступающей повсеместно реакции. Неолиберальное государство, которое отвергает сейчас любые социальные компромиссы, подталкивает общество к сползанию в правый радикализм. Эта тенденция становится ещё очевиднее – потому, что государственная власть проявляет все большую жёсткость к недовольным представителям народа и посягает на свободы, доставшиеся ему дорогой ценой.

 Общий политический ответ

Для противодействия этим вызовам необходимо срочно создать объединение нового, прогрессивного, посткапиталистического типа. Злобная реакция произрастает на почве царящей в обществе нищеты. Пора противопоставить идеологической реакции резкую критику неолиберализма и той грязной игры, которую ведут с правыми экстремистами современные либералы – чтобы объединить страдающих от тяжкого гнета трудящихся. Мы не можем долго тянуть с решительными мерами против ультралиберализма – ведь он повсюду воскрешает призраки фашистской эпохи. Нужно как можно быстрее сформулировать общий политический ответ, который сочетал бы в себе идеи демократического прогрессизма, память о социальных революциях, традицию преображающей мир философии и рациональной политики, идеи освобождения и интернационализма.

Медлить нельзя – ситуация слишком серьёзна.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код