Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Ещё в 1976 году журнал «Prescrire» предупреждал об опасностях, связанных с препаратом «Mediator».

Александр Фаш

Во Франции начался процесс по делу о преступлениях фармацевтической компании «Servier». Выступившие на одном из заседаний суда основатель медицинского журнала «Prescrire» и его главный редактор рассказали, почему опасный для жизни медицинский препарат оставался в продаже на протяжение тридцати трёх лет.

«Все виновны!» Этими словами можно подытожить выступление Жиля Бардле, одного из основателей журнала «Prescrire», бывшего врача. В отличие от большинства других СМИ, «Prescrire» ещё до громкого разоблачения, сделанного в 2009 году пульмонологом Ирэн Фрашон, предупреждал общественность об опасностях, связанных с приёмом препарата «Mediator». Сегодня Бардле – терапевт на пенсии. В минувшую среду он предстал для дачи показаний перед исправительным судом Парижа, где с 23 сентября 2019 года идёт процесс над фармацевтическим гигантом «Servier Laboratoires» и Национальным агентством по безопасности лекарственных средств и изделий медицинского назначения (ANSM). Бардле представил полный список обвинений всем, кто причастен к этой медицинской катастрофе. Среди них сотрудники лабораторий, исследования которых основаны на «фальсификации, полуправде и недоговорках», агентство ANSM «которое заботится о выгоде производителей, а не о здоровье больных», и СМИ «которые доказали свою безответственность и несамостоятельность, а некоторые из них заслуживают хорошей встряски».

В свои 72 года Бардле сохранил ясность мысли. У него за плечами целая жизнь, посвящённая лечению больных. «Я никогда ни от кого не зависел», - заметил Бардле, рассказывая о том, как в январе 1981 года он и его жена Даньель (она работала фармацевтом) участвовали в создании журнала «Prescrire». Свою врачебную практику он начал в Сен-Дени, в квартале Космонавтов, в 1975 году создал профсоюзное объединение терапевтов и тогда же призвал врачей к бойкоту медицинских представителей, рекламировавших новые препараты, правдивую информацию о которых он печатал на страницах журнала «Pratiques», предшественника «Prescrire».

В декабре 1976 года супруги Бардле опубликовали критические замечания о препарате «Mediator», выпускаемым фармкампанией «Servier». Это стало окончательным приговором. «Лекарство предназначалось для лечения слишком большого числа патологий, что просто невозможно. Было ли оно эффективно? Нет. В документах препарата не содержалось ни одного доказательства его положительного воздействия», - говорилось в статье. Эти слова Бардле повторил спустя десять лет, в 1986 году, когда один из подписчиков «Prescrire» задал редакции вопрос о препарате. «Десять лет, как лекарство поступило в продажу, а информации о нём по-прежнему нет. При этом каждому, кто действительно хотел разобраться, что это за препарат, несложно было бы докопаться до правды», - уверяет Жиль Бардле, отмечая, что само название активного вещества (benfluorex) с типичным для всех аноректиков окончанием, выдаёт природу «Mediator». Хотя лаборатория это отрицала.

Однако «Servier Laboratoires» не привыкать к «туману», недаром её считают «великим иллюзионистом». «Предприимчивые консультанты компании заманивают клиентов, оперируя биологическими терминами и другими ухищрениями. Медицина не нуждается в том, чтобы производители рассказывали ей сказки о своих препаратах. Ей нужны доказательства эффективности. В случае с «Mediator» их никогда не было», - заявляет Жиль Бардле. А вот доказательств нежелательного воздействия «лекарства» на человеческий организм набралось, мягко говоря, немало. Конечно, они проявились поздновато, но даже после их обнаружения «Mediator» оставался в обращении ещё 12 лет (до 30 ноября 2009 года). Почему так долго? Бывший терапевт, с улыбкой назвавший себя «старым леваком», объясняет: «Дело в том, что защита пациентов – далеко не основной в приоритет для французского и европейского агентств по безопасности лекарственных средств. Ещё одна причина – испорченная система, которая способствует установлению потенциально безответственных отношений между врачами, пациентами, страховыми компаниями и производителями лекарств, с молчаливого попустительства властей».

По мнению Брюно Туссэна, главного редактора «Prescrire», который тоже давал показания в среду, ничто не помешает найти виновных в деле «Mediator». «С нашей точки зрения, ответственность должна понести фармацевтическая компания, которая выпустила в продажу препарат, не обладающий лечебными свойствами, и продолжала его продавать, несмотря на весь объём тревожной информации», - говорит Туссэн. Когда председатель суда Сильви Дони спросила о «дальнейшей судьбе препарата», врач, обычно очень спокойный, ответил ей с нетерпением: «Не бывает никакой судьбы препарата. Это обманчивое выражение заставляет нас думать, что медикамент – это живое существо, которое нужно защищать. Тогда как в деле «Mediator» в опасности оказался не препарат, а жизни людей!»

Добавить комментарий


Обновить Защитный код