Официальная забастовка неофициальных работников.

Сесиль Руссо, Карен Жансельм

Вчера в регионе Иль-де-Франс прошло двенадцать протестных акций нелегальных мигрантов. Их цель – добиться официального трудоустройства и разоблачить ужасное отношение работодателей к мигрантам. Некоторые протестующие уже одержали победу.

Жаркий день выдался для всех нанимателей, эксплуатирующих нелегальных мигрантов в регионе Иль-де-Франс. Вчера в Париже и департаментах Сена-Сен-Дени и О-де-Сен по инициативе ВКТ работники-нелегалы провели серию пикетов, требуя официального оформления трудовых отношений. Протестное движение достигло невиданных размахов: ничего похожего не происходило с 2008-2009 годов, когда борцам за права нелегалов удалось добиться справедливости в отношении нескольких тысяч работников (они получили специальные сертификаты CERFA). Сегодня складывается аналогичная ситуация, и пока в обществе с подачи Макрона идёт обсуждение вопросов иммиграции, контратака правозащитников набирает обороты. Марилин Пулен, уполномоченный ВКТ по делам мигрантов, напоминает: «У работодателей всегда есть выбор: содействовать официальному оформлению работников-нелегалов или нет. Очень часто предприятию выгоднее, чтобы труд нелегалов никак не оформлялся. И сейчас настал подходящий момент для того, чтобы вспомнить, какое важное значение имеют мигранты для системы солидарной ответственности во Франции».

Инициаторами движения выступили 160 человек, остальные присоединились к акциям в процессе их проведения. Так, в агентстве по временному трудоустройству «Proman» (10-й округ Парижа) собралось несколько десятков работников, требующих официального оформления. «Утром нас было 36, сейчас собралось не меньше 50, и люди продолжают подходить, - отмечает Филипп Тиксье, генеральный секретарь ВКТ по временному трудоустройству. - В дирекции говорят, что некоторых участников забастовки они в глаза не видели раньше. Но это обычное враньё!» Мамаду (малиец по происхождению), работающий разнорабочим на стройках, несколько месяцев занимался организацией проведения акции. «Таким, как мы, дают работу, рассчитанную на двоих. Просто работодатель знает, что мы не можем отказаться. Ещё у нас есть так называемые поликонтрактные трудовые договоры: в один день нас могут послать на любую работу по разным контрактам. Но мы докажем, что мы не рабы!» - говорит он. Поддержавший движение Эли Жуслен (секретарь отделения ФКП в 10 округе) заявил о необходимости пересмотра самих условий официального оформления: «Циркуляр Вальса, по которому надо прожить во Франции не менее 5 лет и предоставить 36 платёжных ведомостей, уже устарел! Сектор временного трудоустройства – основной рынок труда для нелегальных мигрантов, и здесь очень часто нанимают людей, работающих под вымышленными именами».

Во дворе предприятия «Haudecoeur», находящегося в городе Ла-Курнёв (департамент Сена-Сен-Дени) скопились грузовики с продукцией из Германии и Испании. Работники, которым обычно поручали заниматься разгрузкой (10 нелегальных мигрантов), собрались под навесом. Они требуют официального оформления трудовых договоров и в знак поддержки инициативы ВКТ держат флаги с эмблемой этого профсоюза. «Я работаю здесь два года, – рассказывает Мохамед (35лет). – Сначала в компании «Proman», а потом - в «Carelec». Мы на своих спинах переносим 50-килограммовые мешки с крупой. Каждый день мы вдвоём или втроём должны разгружать по 13 грузовиков (26 тонн груза в каждом). Иногда к вечеру я не чувствую ни рук, ни спины. Но, несмотря ни на что, мы должны это делать, иначе останемся без работы». Стоящий рядом Абдула возлагает большие надежды на протестное движение: «Если есть документы, то гораздо проще работать и сохранить жильё». Когда не удаётся найти временную работу, Абдула остаётся без денег и вынужден спать на улице. А когда у него возникли серьёзные проблемы с ногами, то он бы вынужден купить ортопедические стельки, которые стоили 130 евро. Однако социальное страхование отказалось возместить их стоимость, ссылаясь на то, что у Абдулы нет документов. При этом прав на государственную медицинскую помощь, выплаты социального обеспечения или на пособие по безработице и пенсию у него тоже нет, несмотря на то, что с его зарплаты взимаются отчисления в социальные структуры... Поэтому он берётся за любую работу, чтобы прокормить свою жену и троих детей, оставшихся дома, в Мали. «На этой фотографии видно, что у меня все руки в ожогах. Это после того, как я без перчаток разгружал авторефрижератор, когда неофициально работал на одном предприятии». «Люди борются не за уменьшение объёма работы, а о злоупотреблении временным трудоустройством. Предприятие эксплуатирует мигрантов, тогда как им, в соответствии с такой нагрузкой, полагается статус постоянных работников», - считает Жан-Альбер Гиду, член профсоюза мигрантов в ВКТ. Глава кадрового отдела фирмы спокойно приняла протестующих, заверив их в том, что «это семейное предприятие работает с 1932 года, и в их правилах – хорошие и надёжные отношения с работниками». Она заявила, что хотела заключить бессрочные трудовые договоры с рабочими, однако их отказались принимать в агентстве. Протестующие впервые услышали об этом. И если Элизабет Зеласи списала всю ответственность за официальное оформление на компанию, занимающуюся временным трудоустройством, то сама компания сразу назначила нескольких уполномоченных для ведения переговоров с бастующими. Уже к середине дня «Carelec» уведомила профсоюзы и мигрантов о том, что намерена подписать семь сертификатов CERFA, аналогичных трудовым договорам. Троим оставшимся работникам такие сертификаты обязуется подписать «Proman».

Большинство нанимателей, на предприятиях которых прошли забастовки, почти сразу вступили в переговоры. Им пришлось пойти на уступки после того, как открылась уж очень неудобная правда об их отношении к работникам. В элитном ресторане «Flandrin» (уютное местечко, расположенное в 16 округе Парижа) появление четырёх работников-нелегалов произвело эффект небольшого землетрясения. За стенами элегантных залов в стиле ар-деко, мигрантам досталась роль рабов-уборщиков и посудомоек. Сулейман уверен, что его уволили без всяких на то оснований. Он сидит на бархатном диване у входа в «Flandrin» и не собирается уходить до тех пор, пока его не примут обратно. «Он (директор) сказал, что я плохо убрался, но это неправда», - говорит Сулейман. Директор заведения Жак Малафосс с озадаченным выражением лица объясняет, что не знал, на каких условиях работают некоторые его служащие: «Год назад к нам приходила полиция с проверкой, всё было в порядке. Я согласен на официальное трудоустройство нелегальных работников, но не буду заново нанимать тех, кого уволил». Сулейман Соу, член местного объединения ВКТ, заявляет: «Мы не уйдём до тех пор, пока не получим гарантий. Они говорят, что Сулейман не соблюдает требований гигиены, и это при том, что он работает на мытье посуды! Просто руководству не нужны непокорные работники». Бастующие уже решили оставаться на месте днём и ночью. Наконец, после долгого сопротивления начальства, они добились своего. Сулеймана берут работать в другой ресторан минимум на месяц, до оформления официального трудоустройства. Люди испытывают новое для них чувство: они смогли добиться справедливости. Ради этого боролись вчера и работники компании «Polipri» (клининговая компания, обслуживающая общежития «Adoma»), организовавшие пикет с требованием страховки по документам. Впрочем, их борьба продолжается.

Если ВКТ и работники ресторана KFC, расположенного на Place d’Italie в Париже, добились переговоров с дирекцией по кадрам французского отделения компании, то руководство заведения тоже не осталось в долгу и запросило полный список сотрудников, требующих гарантий официального трудоустройства. Однако профсоюзы действуют осторожно. Буду Траоре, проработавший два года по бессрочному контракту, «признался, что трудился под чужим именем и попросил об официальном трудоустройстве, в ответ наниматель заставил его уволиться». «Сначала мы хотим подписать примирительный договор, который касался бы всех работников компании», - говорит Бубакар Дукуре, работающий в центральном отделении KFC. В прошлом, во время первой масштабной мобилизации 2008-2009 годов, он сам был участником забастовок и боролся за трудовые права работников-нелегалов. «Благодаря забастовке, я добился официального трудоустройства», - рассказывает Бубакар. Вывеска японского ресторана «Sukiaki», находящегося в двух шагах от площади Бастилии, до самого вечера была завешена плакатом ВКТ. У входа - один из бастующих по имени Гурио, который вышел подышать свежим воздухом. Он надеется на счастливую развязку этой истории: «Я вкалываю по десять часов в день с одним выходным в неделю. При этом половину моей зарплаты, составляющей 1 500 евро, мне платят «по-чёрному». У меня нет выбора, я пойду до конца».