Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Иран и Саудовская Аравия: варианты нормализации отношений на сессии ООН.

Вадим Каменка

Ситуация, сложившаяся в Персидском заливе, чревата опасностью возникновения вооружённого конфликта глобального масштаба. Эта проблема должна стать одной из главных тем открывающейся в Нью-Йорке очередной сессии Генеральной ассамблеи ООН. Франция готова взять на себя роль посредника. Трамп, как всегда, непредсказуем. Иран выдвигает предложение о сотрудничестве со странами Персидского региона ради обеспечения общей безопасности.

74-я Генеральная ассамблея ООН открылась 23 сентября. Заседание проходит в условиях растущей напряжённости на Аравийском полуострове. «Думаю, что на сегодняшний день самая серьёзная угроза миру и безопасности исходит из Персидского залива. Несомненно, в этом вопросе Совет безопасности должен сыграть ключевую роль», – подчеркнул генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш.

После нападения хуситских повстанцев на важнейшие объекты нефтедобывающей промышленности Саудовской Аравии, принадлежащие корпорации «Aramco», президент США дал приказ об отправке в этот регион воинских соединений (2 500 солдат). Дональд Трамп также сообщил о введении новых санкций против Ирана, по его словам, «наиболее серьёзных из всех, когда-либо вводившихся против той или иной страны» (они касаются, в частности, иранского национального банка).

Станет ли Франция посредником?

Смогут ли представители 193 стран-членов ООН, собравшиеся на саммит мировой дипломатии, сыграть заметную роль в разрешении кризиса? Президент Франции претендует на роль главного посредника в его урегулировании. Начиная с июня 2019 года Эммануэль Макрон предпринял немало усилий для того, чтобы восстановить контакты со своим иранским коллегой Хасаном Рухани. Его старания не прошли даром, и на саммит G7 в Биаррице прибыл министр иностранных дел Ирана. Похоже, Дональд Трамп одобрил предложения, внесённые Францией. Для всех членов Совета безопасности ООН (в том числе и для Китая и России) цель очевидна: необходимо добиться снижения напряжённости. «Региональная безопасность в странах Персидского залива – это и наша общая безопасность, ведь если там вспыхнет конфликт, он повлечёт за собой эффект домино, остановить который будет очень непросто», – напомнил президент Франции.

И хотя на сегодняшний день Дональд Трамп отрицает возможность военного вторжения, отправка американских воинских соединений в Саудовскую Аравию вызвала немедленную реакцию со стороны Ирана. Министр иностранных дел этой страны Мохаммад Джавад Зариф предупредил, что в случае, если дело дойдёт до конфликта, «остановить войну не удастся», и добавил, что президент Ирана Хасан Рухани готов встретиться со своим американским коллегой при условии отмены санкций.

Противоречивая позиция Трампа.

В своём первом выступлении с трибуны ООН два года тому назад Дональд Трамп подчеркивал приверженность принципам суверенитета и дипломатии, основанную на соотношении сил. Но с тех пор его стратегия краткосрочных решений, похоже, доказала свою несостоятельность. Трамп отправил в отставку нескольких советников (Рекса Тиллерсона, Герберта Макмастера, Джеймса Мэттиса), а недавно очередь дошла и до Джона Болтона. На посту советника по национальной безопасности его сменил Роберт О’Брайан, став четвёртым чиновником на этой должности за неполные три года. В своей статье, опубликованной в журнале «Foreign Affairs», эксперт Брукингского института Томас Райт пишет об «унифицированной и всегда неполноценной внешней политике, при которой у администрации Трампа нет постоянных друзей и постоянных врагов. (...) (Трамп) обожает заключать сделки с любыми народами, не придаёт большого значения историческим связям и ищет быстрой выгоды во всём, от коммерческих и деловых отношений до дипломатии».

Дипломатическая стратегия Дональда Трампа вызывает всё больше недоумений и вопросов. Он полагает, что имеет право вводить жёсткие санкции, не ставя под угрозу стабильность в регионе, поддерживая идею о проведении новых переговоров и не вступая в конфронтацию со своими союзниками в прилегающих странах... Сейчас, когда началась кампания по подготовке к выборам 2021 года, Трамп ещё не решил, чему отдать предпочтение: имиджу верховного главнокомандующего или очередному громкому достижению, такому как историческая встреча с его иранским коллегой Хасаном Рухани. «В этом вопросе Дональд Трамп чувствует себя неуверенно, - считает эксперт Института международных отношений и стратегий (Iris), специалиста по Ирану Тьерри Ковиль. - Ему не хочется разжигать конфликт с Тегераном. Он не стал давать силовой ответ и нападать на Иран, хотя некоторые, в том числе Джон Болтон, подталкивали его к этому. Трамп неоднократно говорил о том, что хотел бы встретиться с представителями иранских властей. Очевидно, он хочет отказаться от этой стратегии, однако стремится показать, что по-прежнему держит ситуацию под контролем».

Решительный шаг со стороны Ирана.

Стратегия «максимального давления» на Иран, проводимая партией республиканцев, вызывает неодобрение союзников, в том числе и Эммануэля Макрона. По его словам, «за два года, прошедшие с момента выхода США (из соглашения по иранской атомной энергетике – прим. ред.), не удалось ни решить вопрос об иранской ядерной программе, ни снизить градус напряжённости в этом регионе».

После отказа Вашингтона от исполнения договора и возврата санкций Иран пережил тяжёлый экономический кризис, при котором инфляция достигла не менее 40 %. Несмотря на сложившуюся ситуацию, Тегеран не вышел из соглашения, но изменил вектор своей политики. Руководство Ирана признало неприемлемой ситуацию, при которой страна оказалась в тисках: с одной стороны - стремление США задушить его экономику, с другой - пассивность европейских государств. Экономические отношения с Ираном поддерживают и даже развивают только Индия, Россия и Китай. В мае «произошёл резкий поворот в политике Ирана: власти страны решили раз в два месяца принимать меры, направленные на постепенный выход из договора, которые позволили бы им оказывать давление на США и Европу, принуждая их к исполнению обязательств», – поясняет Тьерри Ковиль.

Монархии выходят на первый план.

Многие доводы говорят в пользу дипломатических методов. Количество стран, выступающих против конфронтации и силового решения проблемы, неуклонно растёт (среди них Россия, Китай, Франция, Япония, ФРГ, Турция, Индия и другие). Даже власти многих монархических государств Персидского залива (Оман, Катар) призывают к установлению диалога. Они осознают все опасности, которыми чреваты конфликт и эскалация напряжённости в регионе Аравийского моря и Персидского залива (сбитые беспилотники, нападения на танкеры в Ормузском и Оманском проливах и т.п.). В целом в странах этого региона есть понимание того, что военное вторжение и вооружённое противостояние не ограничатся только территорией Ирана, они охватят весь регион, стабильность в котором и без того подорвана конфликтами в Иране и в Сирии.

Как же поступят власти Саудовской Аравии и глава государства, наследный принц Мухаммед ибн Салман? Ведь он уже совершил немало дипломатических просчётов (бюджетный кризис, вторжение в Йемен, ссора с Катаром, убийство Джамаля Хашогги в Стамбуле, утрата доверия американского Конгресса). Ввиду вышесказанного предложение Тегерана о реализации плана сотрудничества в регионе, направленного на обеспечение безопасности «в Персидском заливе, Ормузском проливе и Аравийском море», вполне может быть принято.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код