Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

«Дошло до того, что мы опасаемся собираться вместе на улице».

Одри Луссуарн

В субботу, 3 августа, в Нанте прошли акции протеста, посвящённые памяти Стива Майя Канисо, погибшего в конце июня при проведении полицейской операции по разгону участников фестиваля День музыки. Собравшиеся говорили о «безнаказанности» и жестокости полицейских.

У подножия жёлтого портового крана «Титан», стоящего на набережной Луары в Нанте, где в понедельник было найдено тело Стива Канисо, объявили минуту молчания. Сотни людей пришли сюда для того, чтобы принять участие в акции, посвящённой памяти Стива, 24-летнего педагога дополнительного образования, погибшего в водах Луары в ночь с 21 на 22 июня 2019 года во время проходившего на набережной Вильсон музыкального фестиваля. Мероприятие не закончилось в положенное время, и тогда полиция применила слезоточивый газ для разгона посетителей. Охваченные паникой люди бросились бежать. Четырнадцать человек упали с набережной в реку. Всех, кроме Стива, удалось спасти. Его тело было обнаружено только 29 июля. Сейчас на набережной Вильсон в Нанте появилась надпись: «Где справедливость для Стива?».

В субботу утром волна холодной ярости захлестнула Нант. Каждый, кто следил за новостями, не мог не заметить странностей, которыми изобилует отчёт о расследовании, проведённом Генеральной инспекцией национальной полиции и опубликованном в день опознания тела молодого человека. В этом документе отвергаются любые предположения о взаимосвязи между полицейской операцией и произлшедшей трагедией, хотя за последние двадцать лет на музыкальном фестивале, ежегодно проходящем в городе, не случалось ни одного подобного инцидента. По мнению Од, сорокалетней жительницы Нанта, пришло перейти к «массовым действиям», чтобы наконец внушить властям, что «эта безнаказанность определённой части полиции слишком затянулась». Женщина по имени Кати приехала в Нант из Луаре. Она признаётся, что, «будучи матерью», «она не могла бы себя уважать, если бы поступила иначе». «Родители в ужасе от происходящего. Я считаю, что полиции должно быть стыдно за свою Генеральную инспекцию», – говорит ещё одна участница акции Кати, возмущаясь созданием «полицейского государства», в котором «последнее слово всегда остаётся за полицией». С ней согласна и её подруга, жительница Нанта Элен. К разговору присоединяется муж Кати, Жером: «Это тревожный сигнал для демократии. На манифестациях мы с таким уже сталкивались, но вот на празднике... Скоро все проекты Макрона сведутся к авторитаризму как единственному способу управления».

Тур, Монпелье, Париж, Тулуза… В минувшие выходные митинги памяти Стива Канисо прошли во многих городах Франции, жители которых возмущены этим делом., важным, по их мнению, для всей страны. Всё больше негодования вызывает и окрик полицейских «Проходите, здесь нет ничего интересного!». «Это уже не механизм правового государства, а репрессивный механизм», – вздыхает один из встреченных нами жителей Нанта. Сразу же напрашивается параллель между расследованием Генеральной инспекции национальной полиции, снимающим всякую ответственность с полицейских, и многочисленными задержаниями, приговорами и расправами в отношении «жёлтых жилетов». «Стив словно стал одним из них. Его имя теперь олицетворяет действия правоохранительных органов, считающих, что ему всё позволено», – замечает Йоханн и перечисляет эпизоды полицейского насилия, происходившие в Нанте, «лаборатории выработке способов поддержания порядка». Не скрывая своего возмущения, этот молодой инженер-электронщик продолжает: «Если правительство делает такое заявление (премьер-министр повторил выводы, к которым пришла полицейская инспекция – прим. ред.), значит, оно закрывает глаза на то, что случилось с другими четырнадцатью пострадавшими, тоже упавшими в воду. Оно просто насмехается над нами, потому что не способно успокоить людей».

В субботу днём в Нанте прошла акция протеста против полицейского произвола, несмотря на запрет, вынесенный префектом, который, по его словам, опасался участия радикально настроенных манифестантов. С тех пор разговоры не прекращаются. «Они хотят, чтобы мы сидели дома перед телевизором и смотрели BFM TV», – говорит Жером. Всё чаще звучат слова о том, что префект «по сути запретил жителям Нанта собираться на улице» и попытался «подлить масла в огонь», хотя «большинство из собравшихся даже не думали драться с полицейскими».

Некоторые манифестанты, например, тридцатилетние жительницы Тура Жюлия и Сесиль, покинули место проведения акции. «Мы слишком напуганы, чтобы идти дальше. Остановимся здесь... Мне не хочется лишиться глаза», – с огорчением говорит Жюлия. Её подруга отмечает, что «сейчас сложно врать о происходящем, так как благодаря видеозаписям, все всё знают». Она не в силах скрыть своё негодование: «Непонятно, чем такая полиция отличается от оккупационных отрядов. Это переходит все границы. Погиб один человек, но ведь их могло быть и десять. Даже при Саркози министр внутренних дел подал бы в отставку!».

В центре Нанта, недалеко от фонтана, находящегося на площади Руайяль, где всё ещё висит плакат с надписью «Где Стив?» (её закрасили так, что видно только имя), собрались тысячи манифестантов разного возраста. Они держат в руках транспаранты с надписью «Для неё гибель человека – нормальное явление», обличающей Генеральную инспекцию национальной полиции. Собравшиеся обращаются к полицейским: «Ради нашей безопасности, отойдите, пожалуйста, от нас». «Все жители Нанта знают, что Луара – река для самоубийц, в ней никто не купается... Мы хотим высказаться, хотим быть услышанными. «Мы слишком долго молчали, —с досадой говорит 38-летняя жительница Нанта по имени Морган. - Я знаю, что неизвестно, как будет действовать полиция по отношению к участникам акции, но я должна быть здесь». Колонна начинает движение, и напряжённость ещё сильнее ощущается в воздухе. На каждом углу дежурят группы полицейских, готовых пресечь беспорядки. Манифестанты останавливаются и скандируют: «Кастанер – убийца!.. Полицию ненавидят все!». Это повторяется вновь и вновь. Демонстранты доходят до здания префектуры, где в них летят гранаты со слезоточивым газом и первые залпы из водомётов, направленные на молодых людей, пытающихся прикрепить плакат. Это начало конца. На улицах нет прохожих, но стоят полицейские, а над ними с рёвом кружит вертолёт. Какая-то женщина, выступив из рядов протестующих, замечает: «Обратите внимание, ни один из участников не привёл с собой детей. Это говорит о том, к какому повороту событий готовы люди...».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код