Если бы не полиция, трагедии бы не случилось.

Одри Луссуарн

Участники событий, в ходе которых в ночь на 21 июня погиб Стив Канисо, оспаривают заключение органов правопорядка, сотрудники которых сваливают вину на организаторов Музыкального фестиваля города Нанта.

Данное заявление, мягко говоря, шокировало общественность. «Такой ответ - самый настоящий пиар-ход», - комментирует Самюэль Раймон, один из руководителей ассоциации «Freeform», обеспечивающий проведение концертов электронной музыки во время праздника и являющийся также одним из координаторов иска по факту «угрозы жизни». Иск подали 89 человек, которые присутствовали в ночь с 21 на 22 июня на месте трагических событий в Нанте.

Участники и непосредственные очевидцы происшествия, в ходе которого Стив Канисо скончался в результате падения в воды Луары, а также некоторые профсоюзные работники полиции и депутаты, объявленные причастными к процессу организации Музыкального фестиваля, назвали неправомерными положения доклада Генеральной инспекции национальной полиции (IGPN), опубликованного во вторник премьер-министром Эдуаром Филиппом. Наряду с Министром иностранных дел Кристофом Кастанером, никак не комментирующим вопрос, глава правительства пояснил, что «в свете известных на данный момент фактов» в докладе говорится о «невозможности установить связь между вмешательством полиции и смертью Стива Майя Канисо».

Мэр Нанта, член Социалистической партии Джоанна Роллан заявила: «Это ненормально и неправильно, что после пяти недель расследования, IGPN все еще не в состоянии сказать определенно, что же произошло на самом деле». От IGPN настойчиво требуют конкретной оценки произошедших событий, множество людей обеспокоено. В итоге полиция представила весьма пристрастный доклад, который сильно озадачил Сесиль де Оливейра, адвоката семьи Стива. Именно с такими заявлениями она выступила на канале Европа 1. Адвокат удивлена, что первое административное расследование по поводу конкретных действий в условиях большого скопления народа было инициировано Министром внутренних дел только три дня спустя самого события. При этом премьер-министр посчитал действия этого ведомства адекватными, в то время как расследование было организовано наспех и без проведения судебно-медицинской экспертизы. Интересно, что вышеупомянутый доклад, датированный 16-м июля, не был обнародован до вторника - официального дня опознания тела Стива, найденного накануне.

Такой расклад событий не удовлетворяет граждан и не способствует установлению доверия между обществом и государством», - сокрушается Антони Кайе, генеральный секретарь отделения Всеобщей конфедерации труда (ВКТ) в полиции региона Иль-де-Франс. Кайе говорит о необходимости того, чтобы подобные расследования велись «независимыми инстанциями», далекими от сегодняшних «междусобойчиков». По тому же поводу высказывается и Аймерик Сессо, помощник мэра города Нанта от Французской компартии (ФКП): «Полиция выгораживает своих сотрудников, как и в случае смерти Зинеб Редуан в Марселе, и в деле со школьниками в лицее Мант-ля-Жоли. В том, что несколько молодых людей упали в реку, виновата полиция, и это единственная проблема», - полагает народный избранник. Возлагая ответственность на полицию, 89 истцов глубоко возмущены отсутствием какого-либо анализа ситуации. Их интересы представляет адвокат Марианн Ростан в ожидании результатов официальных расследований, инициированных прокурором IGPN. Ростан шокирована официальной формулировкой доклада: «не из каких источников не следует, что в тот момент происходило движение массы людей». «Отрицаются запечатлённые на фото и видео события, например, сцены насилия со взрывами, крики толпы. Как IGPN может делать какие-либо выводы в данных условиях?», - задает вопрос адвокат. Также она находит прискорбным факт использования слезоточивого газа, несмотря на запрет подобных действий. IGPN также не посчитала нужным опросить участников событий и потерпевших», - добавляет Сесиль де Оливейра. Опросить любого человека не из полиции, «прохожего», тем более что рассказы очевидцев событий собираются вот уже более месяца.

Видео, обнародованные газетой «Libération», также говорят сами за себя. На кадрах мы видим растущее облако дыма, сотрудников полиции, которые с дубинками в руках и собаками подступают к толпе молодых людей, не перестающих кричать: «Сзади Луара! Люди упали в воду!». Но полиции было всё равно. Они считали, что шум музыки нарушает общественный порядок, требовали убрать звуковые установки. Как говорят очевидцы, 9 из 10 установок убрали. Однако два диджея возмутились происходящим. Они стали подзуживать толпу, люди принялись оскорблять полицейский, бросать в них разные предметы. Пятеро сотрудников полиции получили ранения. Это привело к «соответствующим» действиям с использованием 33 слезоточивых гранат, 12 травматических ружей и 10 рассредоточивающих гранат. «Даже если допустить, что толпа метала какие-то предметы, разве это повод ставить под угрозу жизни сотни людей? Неужели нельзя было проконтролировать обстановку иначе? Кстати, в докладе факт использования данного вооружения не упомянут и данные действия полиции не объяснены», - заявляет адвокат Марианн Ростан.

Есть заключение по предыдущему празднику музыки, прошедшему в 2017 году. Оно поступило в распоряжение префектуры и было обнародовано порталом «Mediapart». Тогда при похожей ситуации полицейские приняли в расчет риски в данной зоне действий и провели манёвр «тактического отступления». «Почему два года назад при другом главе префектуры полицейские приняли решение отступить, а сейчас стали применять насилие?», - задает вопрос Фабьен, мать 21-летней девушки, присутствующей тогда на набережной Вильсон. По мнению Антони Кайе, полицейские своими действиями дискредитировали свою профессию: «Когда полицейский преследует, например, парня на скутере без шлема, он должен принять решение не форсировать ситуацию. Сотрудник полиции – это не судья, но и не бездумная машина. Нам в течение 20 лет навязывают культуру достижения своих целей любой ценой. Но ведь невозможно не задумываться о цене!» Он считает, что имея дело с сотней людей в напряженном состоянии каждый сотрудник полиции должен был осознавать, что невозможно остановить всю эту толпу, и использовать слезоточивый газ в данной ситуации не самое лучшее средство достижения результата.

«Даже если Стив и упал в воду не по причине непосредственного вмешательства полиции, как же он там оказался? Самоубийство? (парень не умел плавать – прим. ред). В любом случае все эти домыслы противоречат показаниям очевидцев событий того вечера. Все говорят о том, что из-за слезоточивого газа люди не видели, куда идут, и некоторые могли поэтому упасть в воду», - заявляет Самюэль Раймон. Можно говорить о том, что место не было оборудовано для проведения праздничных мероприятия: река находилась близко, не были поставлены заграждения. Но вина полиции в тех трагических событиях очевидна. «14 человек вытащили из воды спасатели на лодках. Откуда они там взялись? Да просто все знают, что место это опасное и подобное может произойти», - отметил две недели спустя доцент кафедры политологии Нантского университета Гульвен Будик, говоря также об опастностях реки Луары с её водоворотами и мощным течением.

В данном отношении Эдуар Филипп не забыл процитировать выдержку из доклада IGPN, указывающую на то, что подготовкой мероприятия занимались местные власти. Там указано, что мэрия «направила на место событий лишь двух сотрудников частной охранной компании». «Инсинуация, призванная указать на проколы мэрии. И стыдно так подтасовывать факты», - утверждает депутат ФКП Аймерик Сессо. Ведь уже двадцать лет, на том же самом месте, происходят подобные мероприятия без трагических последствий. «Если бы не полиция, трагедии бы не случилось», - продолжает Сессо. Он считает, что «все это красноречиво свидетельствует об ужесточении стратегии поддержания порядка, приводящей в последнее время к летальным исходам» во Франции. «Абсурд, - так отвечает Самюэль Раймон премьер-министру, указавшему на ответственность частной охранной компании, - Ведь в День музыки каждый музыкант всегда сам решает, на каком месте ему лучше расположиться…».

Добавить комментарий


Обновить Защитный код