Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Клемантин Отен: «Давайте подумаем, что мы вместе сможем сделать для общего дела».

Mод Верньоль

С призывом устроить «большой взрыв» обратилась к лидерам левых партий и движений депутат от «Франции непокорённой» (ФН) Клемантин Отен. После неудачи левых на выборах в Европарламент она считает, что для достижения целей нужно работать разными методами.

Мод Верньоль: Вы были одним из авторов коллективного письма, опубликованного сегодня в газете «Le Monde», в котором содержится призыв к левым силам организовать «большой взрыв». Какова цель этого «взрыва», и кого надо «взрывать»?

Клемантин Отен: Итоги европейских выборов должны были оказать шокирующее воздействие. Но пока этого не произошло. Всех поставивших подписи под обращением объединяет убеждённость в том, что мы не должны мириться с навязыванием чудовищной альтернативы: неофашизм или неолиберализм. С этой точки зрения результаты выборов в Европарламент вызывают обеспокоенность, потому что пока мы не видим такой силы, которая которая была бы способна противостоять этому пагубному сценарию, выдвигая социальную и экологическую программу. Идея обращения принадлежала мне и Эльзе Фосийон, но её разделяют все поставившие свои подписи под документом, несмотря на различия их взглядов. Каждый из нас вкладывает в это обращение свой смысл, все мы питаем надежду на то, что нам удастся перекинуть мостики друг к другу. А для этого нужно вступать в диалог, слушать друг друга, проявлять взаимное уважение, устанавливать контакты между различными секторами. Ведь решение следует искать не только в политической сфере, учитывая её нынешнее состояние. Профсоюзные деятели, члены общественных организаций, представители интеллигенции, люди искусства и многие другие должны сделать шаг к тому, чтобы изменить ситуацию. Для решения стоящих перед нами задач одних только предвыборных договорённостей недостаточно. Даже если политические партии объединяться в единое целое, мы не сможем достичь цели. А это означает, что пора открыть двери и окна, чтобы услышать голос общества, сделать шаг навстречу людям, тем, кто трудится и ведёт борьбу.

М.В.: Чем Вы объясните явное расхождение между тем, что происходит в обществе (я имею в виду протестные выступления, тревогу за климат на планете и т.д.), и тем, как сказались эти процессы на итогах голосования? Можно ли считать это проблемой «структур», или же это было желанием донести какую-то мысль? Или причину надо искать глубже, например, в недоверии к проектам, предлагающим альтернативы капитализму?

К.О.: Доверие к тому или иному политическому проекту основывается на количестве людей, которые его выдвигают. Так было, например, в 1936 году, когда речь шла об оплачиваемых отпусках. Нам действительно нужно провести серьёзную работу над проектом. Мы говорим о прогрессивных идеях, но нам не хватает резкости для того, чтобы адекватно отвечать на вызовы времени. В частности, для борьбы с оголтелым стремлением к повышению производительности труда необходимо изменить саму логику рабочего движения. Раньше считалось очень важным понять, как делить то, что уже произведено. А теперь нам надо ответить на вопрос, кто принимает решение о том, что именно следует производить? Позволим ли мы внедрить в наше сознание пагубную идеологию потребления, ведущую к разрушению экосистем и крушения как наших повседневных реалий, так и наших желаний? Нас очень интересуют вопросы организационно-правового характера, но нужно также вести речь и о содержании работы, её смысле и условиях выполнения. Кроме того, равенство, которое раньше воспринималось как один из социальных вопросов, теперь требует рассмотрения и с территориальной точки зрения. В сущности, «жёлтые жилеты» вывели на первый план вопрос о правах городских жителей. Ещё один аспект, заставляющий пересмотреть наши представления о свободе, - цифровая революция. В условиях капитализма на фоне глобализации ответы должны быть достаточно резкими, только тогда они

звучат убедительно. А ещё нам очень нужны победы, и борьба против приватизации «Парижских аэропортов» могла бы стать первой из них. Наконец, в чём мы нуждаемся, пожалуй, больше всего, так это в новом сознании. Одним словом, нам нужна надежда.

М.В.: Вы были в числе тех, кто первым выразил обеспокоенность в связи с так называемой «популистской» стратегией «Непокорённых», которая, по вашему мнению, и стала причиной их поражения на выборах в Европарламент. Придерживаются ли этой же позиции другие члены ФН?

К.О.: Нет, не думаю. Не я одна полагаю, что успехом 2017 года наше движение обязано тем, что сумело создать имидж некой объединительной силы, руководствующейся радикальными и последовательными идеями левых. Жан-Люк Меланшон, впрочем, как и Эммануэль Макрон, проявил достаточную прозорливость для того, чтобы понять: политический мир дышит на ладан. И он сумел воплотить это стремление к обновлению в своём образе объединителя левых сил, оказавшихся не у дел после ухода Олланда. Причиной нынешнего поражения является череда предубеждений, основанных не столько на надежде, сколько на озлобленности, и устанавливающих барьер между «ими» и «нами» на фоне бесконечной перепалки между сторонами, а также идея о том, что для победы достаточно выдвинуть лидера, способного использовать волну народного недовольства. Ну и, видимо, неоднократные попытки преследования со стороны властей тоже наложили свой отпечаток. Таким образом, политический капитал, приобретённый в ходе предвыборной кампании, постепенно растворился.

М.В : Возможно ли уладить противоречия в политической стратегии ФН? Иными словами, не оказались ли «Непокорённые» на грани раскола?

К.О.: Я опасаюсь скорее отката назад, чем раскола. Я полностью разделяю чувства наших соратников, огорчённых итогами выборов. Сейчас важно понять, где и как будут проходить дебаты, которые должны помочь всем активистам воспрянуть духом и отыскать путь к успеху.

М.В.: Эти дебаты уже начались в рядах «Непокорённых»?

К.О.: Я не знаю, когда и где они могут состояться, и как при нынешнем стиле работы ФН, которая сейчас представляет собой аморфное объединение и в котором сейчас обсуждается вопрос об отказе от должности руководителя, они будут приниматься. Лично я, например, работаю в парламентской группе. Каким образом активисты смогут принять участие в дискуссии и повлиять на политическую стратегию? Не знаю. Я выступаю за демократизацию ФН.

М.В.: Одна из главных тем разногласий – целесообразность противопоставления левых и правых. Считаете ли Вы нужным отказаться от этого?

К.О.: Нет. Я не верю в возрождение «Союза левых сил» и убеждена, что, упраздняя само понятие «левые», мы ничего не добьёмся. Я считаю, что нужно объединяться вокруг проекта, который наполнит понятие «левые», изрядно пострадавшее во времена Олланда, достойным смыслом и будет направлен на проведение социальных и экологических преобразований. Попытка дистанцироваться от левых порой приводит к уклону вправо, а уж правые своего не упустят.

М.В.: За несколько дней до выборов Жан-Люк Меланшон призвал к созданию «народной федерации». Сейчас, после поражения на выборах в Европарламент, способна ли ФН по-прежнему претендовать на роль объединительной силы, вокруг которой может начаться некое возрождение?

К.О.: Я не одобряю стремления к гегемонии. Мы можем вновь вступить в игру лишь в том случае, если сумеем принять идею о разнообразии взглядов, плюрализме. В этом и состоит смысл «федерации», того нового «фронта», на создание которого я очень рассчитываю.

М.В.: Вы как-то сказали: «Худшее, что мы можем сделать, — это продолжать вести себя по-прежнему». Что, на ваш взгляд, надо изменить для того, чтобы объединиться и «двигаться вперёд»?

К. О.: Ответ на этот вопрос мы должны сформулировать вместе. Сейчас нам надо подумать о том, где проводить дебаты, какие предпринять действия и выработать решения, чтобы объединить граждан и различные политические, профсоюзные, общественные и культурные течения. Нам нужна активизация работы в этом направлении. Такое взаимодействие будет иметь решающее значение. В последнее время мы слишком часто замечаем, как воздвигаются всё новые стены. Я прекрасно представляю все те горькие обиды и сложности, которые предстоит преодолеть, чтобы залечить раны. Надеюсь, что после неудачи на европейских выборах в нынешней политической ситуации, требующей немедленных действий, мы сумеем проявить зрелость и выработать новые приёмы совместной работы. В этом и заключается смысл нашего призыва и нашей встречи, которая состоится 30 июня в помещении Цыганского театра в Париже.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код