«Жёлтые жилеты»: политические итоги полугодовой борьбы.

На полугодовой юбилей «жёлтых жилетов» Эммануэль Макрон сделал сам себе подарок. С видом триумфатора он объявил в эфире одного из информационных телеканалов об окончании протестного движения, которое, по его словам, вообще не было характерно для спокойной трудолюбивой Франции. «Для тех, кто всё ещё продолжает участвовать в акциях, никаких политических перспектив не существует», - заявил он в пятницу, 17 мая, находясь в Биаррице, где летом этого года должен пройти саммит G7. Похоже, что президент Франции как никто другой сочетает в своём поведении показательную агрессию с начальственным высокомерием. «В нашем мире слишком много жестокости», – отметил Макрон, выступая в великолепном здании в стиле Ар Деко, находящемся на фешенебельном морском курорте, расположенном вдоль Берега Басков. Пока глава государства произносил эти слова, список лиц, пострадавших от репрессий, продолжал пополняется: один человек погиб, 283 получили ранения в голову, 24 человека потеряли глаз, пятеро лишились руки.

«Прекратите и вернитесь к нормальной жизни, идите на избирательные участки! – приказывал Эммануэль Макрон. - Полагаю, что (...) я дал французам исчерпывающие объяснения того, что привело к протестным выступлениям (…). Свою часть работы мы выполнили». Сегодня, за неделю до первого промежуточного голосования, которым будет отмечен его президентский срок, Макрон прилагает все усилия для того, чтобы закрыть этот наболевший вопрос. «Пусть все те, кто видит будущее страны иначе, выразят свои идеи в политической форме и выставят свои кандидатуры на выборах. Демократический процесс – дело не одного дня», – говорит президент, призывая сограждан «вернуться к повседневной жизни и свободно выражать всё многообразие мнений в моменты, предусмотренные для этого в демократическом обществе, то есть во время выборов».

Эммануэль Макрон появился перед общественностью не просто так. Он пытается удержать от дальнейших шагов тех, кто продолжает каждую субботу выходить на улицы, утверждая при этом, что другой альтернативной политической силы просто не существует. Макрон, который в 2017 году построил свою предвыборную кампанию на протесте ради протеста, до сих пор надеется на то, что другие политические фигуры и партии будут отвергнуты народом, и он возглавит избирательный рейтинг. Однако каждый из его оппонентов призывает избирателей, выступающих против действующего главы государства, голосовать за себя. По словам Марин Ле Пен, если президентская партия не одержит победу, то Эммануэлю Макрону «придётся покинуть» Елисейский дворец, а ведь именно за его отставку ратуют «жёлтые жилеты». «Голосуйте против Макрона» написано крупными жёлтыми буквами на листовке, напечатанной тиражом пять миллионов экземпляров и распространяемой «Национальным объединением». Не сумев взять под свой контроль протестное движение на улицах, чрезвычайно раздосадованные этим ультраправые пробуют теперь прибрать его к рукам на избирательных участках. Однако во Франции есть силы, которые более точно, нежели соратники Марин Ле Пен, воплощают собой оппозицию президенту, столь же либеральному, сколь и авторитарному. «Отдать свой голос за Яна Бросса – всё равно, что показать красную карточку Макрону» – написано в листовках, которые расклеивают активисты компартии. «Скажем Макрону «нет»» – таков новый лозунг «Франции непокорённой».

Так прав ли Эммануэль Макрон? Действительно ли «жёлтые жилеты», поставившие в центр общественного обсуждения вопросы социального характера (такие как покупательная способность, судьба государственных учреждений и кризис демократии), не имеют никаких перспектив в нынешней политической ситуации? Да, если считать, что на выборах будет представлено объединение, которое выдвинет всю совокупность требований «жёлтых жилетов» и в полной мере воплотит в себе все надежды протестующих.

Но предвыборного списка, который отвечал бы всем этим критериям, не существует. Причина кроется в социальной неоднородности движения и различном политическом опыте его участников, способных объединиться вокруг некоторых общих требований, но понимающих, что по ряду вопросов меж ними неизбежны разногласия. Например, проблемы, связанные с отношением к ультраправым, чиновникам, налоговой политике и мигрантам, приходится порой обходить молчанием ради поддержания единства в рядах «жёлтых жилетов», которые позиционируют себя как участники общественного движения. «Мы представляем собой последний антипод политике Макрона», – говорит один из лидеров протестующих Жером Родригес, которому пуля из полицейского автомата выбила глаз. В 2005 году он прекратил участвовать в выборах («потому что это совершенно бесполезно»), но в 2017 году вновь пришёл на избирательный участок. Сегодня он призывает своих единомышленников «не игнорировать выборы, а прийти, чтобы проголосовать. И проголосовать против Макрона». Весьма двусмысленное заявление, ведь в нём не идёт речь о том, чтобы голосовать против Марин Ле Пен.

Впрочем, утверждения о том, что движение «жёлтых жилетов» никак не отразилось на политике и потерпело поражение, есть не что иное как пропаганда сторонников Макрона. Народные выступления оказали ощутимое влияние на ход предвыборной кампании, которая, действительно, несколько замедлилась из-за общенационального обсуждения (то есть «большой болтовни», по словам Жерома Родригеса). И как следует понимать восторги Натали Луазо по поводу «социальной Европы» и её высказывания в пользу введения единой европейской минимальной зарплаты, если её же однопартийцы беззастенчиво наступают на права самых малообеспеченных классов французского общества? В преддверии выборов достаточно повнимательнее присмотреться к инициативам каждого политического объединения, чтобы заметить явные различия между их позициями, в первую очередь по вопросу о покупательной способности. Марин Ле Пен выступает против увеличения минимальной зарплаты, тогда как Натали Луазо предлагает повысить её до порогового уровня бедности. В программе движения «Вперёд, Республика!» этот вопрос трактуется ещё более расплывчато: предлагается «установить минимальную зарплату для каждой европейской страны». Введение общеевропейского значения минимальной зарплаты – инициатива большинства левых партий. Французские коммунисты и «Generation.s» предлагают установить минимальную зарплату на уровне 60 % от средних доходов в стране. «Во Франции она составила бы 1 400 евро, и крупные компании помогали бы поддерживать предприятия малого бизнеса», - отмечает Ян Бросса. Члены других политических объединений считают нужным индексировать минимальную зарплату до уровня медианной зарплаты в каждой стране (которая ниже, чем средняя) и довести её до 75 %  (как предлагают «Непокорённые») или до 65 % (предложение движения «Place publique» и социалистов) от медианной зарплаты во Франции. Идея об установлении пошлины на керосин, которая упоминалась среди требований «жёлтых жилетов» в обращении, переданном в СМИ в декабре прошлого года, нашла отражение в предвыборной программе ФКП. Вот в этом и выражаются политические перспективы.

Комментарии   

+1
Никола Вайс
Сильно написано. Автору спасибо за статью.
июнь 05, 2019 Цитировать

Добавить комментарий


Обновить Защитный код