Репрессии. Уроки «чёрного» Первомая.

Бенжамен Кёниг

Полицейские свирепствуют, государство врёт о том, что случилось в больнице Питие-Сальпетриер, а на первомайскую колонну демонстрантов нападают правоохранительные органы. 1 мая 2019 года стало началом нового этапа в череде злоупотреблений властей. Чёрный день, из которого необходимо извлечь уроки, чтобы осознать истинную природу антисоциального правительства президента Макрона.

«Закон суров, но это закон». И в нём сказано (статья 322-14 Уголовного кодекса), что «деяние, выразившееся в сообщении или распространении ложной информации с целью заставить поверить, что уничтожение, повреждение или порча, опасные для людей, произойдут в ближайшее время или были совершены, наказывается двумя годами тюремного заключения и штрафом в размере 30 000 евро».

Кастанер вне закона

Министр внутренних дел Кристоф Кастанер не устает повторять, что в правовом государстве все равны перед законом. Следовательно, прокурор Парижа Реми Эйтц, назначенный Эммануэлем Макроном, должен незамедлительно начать расследование в отношении самого Кристофа Кастанера. Дело больницы Питие-Сальпетриер обозначило новый виток массовой дезинформации. Первоначально о произошедших там событиях упомянул Генеральный директор парижских больниц Мартен Ирш, а чуть позже министр внутренних дел заявил об «агрессии против медицинского персонала». Вслед за ним эту ложь подхватили Эдуар Филипп и министр здравоохранения Аньес Бюзен, которая считает, что «атаковать больницу – это неслыханно». Хотя она сама уничтожила множество государственных больниц.

После сообщения агентства AFP, подхватившей фейковую новость, новостные каналы начали повторять слова правительства, в результате чего дезинформация стала расти как снежный ком. Однако свидетельства журналистов и демонстрантов, утверждающих, что им пришлось спасаться бегством от газа и гранат, раскрыли этот обман. Благодаря многочисленным видеозаписям и свидетельствам очевидцев – в основном медицинских работников, – была разоблачена очередная ложь государства. И теперь, на фоне участившихся призывов отправить в отставку Кристофа Кастанера и озвученных коммунистами требований произвести допросы свидетелей, возникают более глубокие вопросы, выходящие за рамки дела, касающегося министра.

Как случилось, что тридцать четыре человека были арестованы и содержались под стражей в течение 30 часов на основании ложной информации со стороны властей? Причем, если бы не работа нескольких журналистов и свидетелей, весьма вероятно, что большинство задержанных уже получили бы приговоры скорого суда. Следует также отметить, что ложь о случившемся в больнице Сальпетриер – не единственная неправда, услышанная народом от руководства страны в тот «чёрный» день: представители профсоюзов «Солидарность» и ВКТ – в лице его генерального секретаря Филиппа Мартинеса – осудили многочисленные акты агрессии со стороны сил правопорядка, несмотря на то, что их до сих пор отрицает официальная власть.

«Кастанер создал атмосферу гражданской войны ещё до проведения демонстрации, – заявляет на страницах газеты «Libération» Филипп Мартинес . – Я выдвигаю конкретные обвинения против префекта парижской полиции и министра внутренних дел». По сведениям ВКТ, только в профсоюзной службе охраны порядка насчитывается десяток раненых, причем трое из них ранены выстрелами из травматического оружия полицейских.

ООН требует проведения расследования.

Когда государство набрасывается на профсоюзы, это всегда вызывает большую обеспокоенность в обществе. Франция вышла на новый уровень давления на фундаментальные права и свободы граждан – включая право на демонстрации. И сейчас, когда верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет требует «углублённого расследования по всем случаям чрезмерного применения силы», ее противопоставляют всю ту же наглую ложь правительства, утверждавшего, что раненые полицейскими люди были погромщиками.

Ещё один вопрос касается тактики поддержания порядка. Новый префект полиции, назначенный на свой пост 21 марта, является горячим сторонником «физического контакта» –  то есть, открытого столкновения с демонстрантами. Он продемонстрировал это в Бордо, где до недавнего времени занимал пост префекта департамента Жиронда. Наблюдательный центр по соблюдению гражданских свобод этого департамента, объединяющий несколько местных ассоциаций, опубликовал специальный отчёт под названием «Политика запугивания». В нём упоминаются многочисленные случаи полицейского насилия (более 150 раненых в Бордо с ноября 2018 г. по конец февраля 2019 г.) и знаменитая стратегия открытого столкновения, которой новый глава полиции обязан своим продвижением по карьерной лестнице. «Его действия – это символ ужесточения мер, к которому стремится правительство» – говорят об этом правозащитники.

В Париже для охраны порядка было мобилизовано 7 400 полицейских и жандармов, получивших чёткое указание: вступать в контакт с участниками первомайского шествия и наносить удары. Депутат от движения «Вперёд, Республика!» и экс-глава элитного полицейского антитеррористического подразделения «Raid» Жан-Мишель Фоверг прямо заявил, что нужно «перестать вспоминать Малика Усекина» (погибшего в 1986 году от ударов полицейских-мотоциклистов), чтобы позволить силам правопорядка «входить в контакт с участниками демонстраций».

На пути к авторитаризму правительство пытается всеми способами дискредитировать любой социальный и политический протест. Ради этого оно стало использовать фейковые новости, что сразу заставляет нас вспомнить о Трампе.

Журналист газеты «La Croix» Антуан Пейон, опубликовавший 7 мая книгу о Кристофе Деттингере (1), анализирует нынешнюю эпоху «пост-правды»: «Никогда ещё стороны государства не лилось столько вранья, узаконенного и подхваченного услужливой прессой. Как по Оруэллу. Правдивые источники обвиняют в распространении дезинформации. А это – признак тоталитарных режимов».

Глава государства первым подаёт пример такой лжи, когда отрицает, что ранения активистки Женевьев Легэ были нанесены полицией, или когда заявляет в своей очередной речи: «не говорите о репрессиях и насилии со стороны полицейских, такие речи неприемлемы в правовом государстве».

Гражданские трибуны.

Однако, общественность всё чаще начинает реагировать на происходящее в стране. Накануне 1 мая более 300 средств массовой информации, журналистов и фотографов выступили с осуждением полицейского насилия и «сознательных попыток помешать нам работать». Они отметили, что с начала протестов «Желтых жилетов» были ранены около 90 сотрудников медиа. 4 мая на сайте «Libération» была опубликована петиция, собравшая подписи более 1 400 известных деятелей мира культуры, включая Жюльет Бинош, Эмманюэля Беара, Эдуара Луи, Анни Эрно. Они заявили о поддержке «движения, которое правительство старается дискредитировать и жёстко подавляет, в то время как наиболее серьёзным является экономическое и социальное насилие».

Протесты звучат и со стороны группы университетских преподавателей. Они обвиняют государство в «насилии», которое покрывается судебными чиновниками и отделом внутренних расследований (IGPN). Кроме того, университетские активисты обвиняют прессу и телевидение в том, что они являются «рупором министерства внутренних дел». Общество всё больше понимает суть нынешнего правительства, и события 1 мая 2019 года сыграли в этом не последнюю роль.

(1) «Coeur de boxeur» («Сердце боксера»), изд-во «Les liens qui liberent». Книга рассказывает об участнике движения «жёлтые жилеты», бывшем профессиональном боксере, приговорённом к 30 месяцам лишения свободы, из которых 12 месяцев он будет отбывать в тюрьме.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код