Ястребы Вашингтона хотят интервенции в Каракас.

by Главный редактор

Пьер Барбансэ Ставленник США Хуан Гуайдо безуспешно пытался привлечь на свою сторону армию в ходе…

Япония-Корея. Поле битвы – историческая память.

by Super User

Лина Санкари Разногласия по поводу сложных страниц истории привели к тому, что Сеул и Токио…

Ян Бросса: «Европа не должна портить людям жизнь»

by Super User

Сегодня, когда до голосования остаётся всего два месяца, лидер предвыборного списка коммунистов прилагает немало усилий…

Я решил, что лучше умереть за мир

by Super User

Уставшие от десятилетий войны, жители Афганистана хотят вести нормальную жизнь. Талибы отказываются продлевать перемирие.

Южная Корея. Давно забытые призраки мятежного острова

by Super User

Правительство Мун Чжэ Ина разрабатывает проект по эксгумации тел жертв резни, произошедшей во время коммунистического…

Позиция коммунистов: приход рабочих в политику вполне реален.

Диего Шове

В списке кандидатов на выборы в Европарламент от Французской коммунистической партии (ФКП), возглавляемом Яном Бросса, половина мест отдана рабочим и служащим. Что думают об этом те, кого такое решение касается в первую очередь? Репортаж о предвыборной поездке Мари-Элен Бурлар, бывшей работницы текстильного производства, и Халида Бухайра, сотрудника компании Amazon.

Чтобы рабочая станет депутатом Европарламента? «Нет, мадам, этого не может быть!» – говорит один из рабочих своей коллеге, стоя у ворот завода «Outinord», расположенного в городе Сент-Аман-Лез-О. Речь идёт о Мари-Элен Бурлар, бывшей работнице текстильного производства, чьё имя занимает сегодня вторую строчку в избирательном списке Французской коммунистической партии, возглавляемом Яном Бросса. Если на выборах 26 мая эта партия преодолеет 5-процентный барьер, то мадам Бурлар может стать членом Европейского парламента. Но люди, стоящие у проходной завода «Outinord», пребывают в некотором замешательстве, ведь рабочие уже давно брошены на произвол судьбы как политиками, так и теми, кто определяет экономическую жизнь региона. «Это было бы очень полезно, нам предоставилась бы возможность высказаться и что-то изменить, – говорит рабочий по имени Александр, беря листовку из рук распространителя. - Сейчас для нас всё оборачивается плохо, зато для самых богатых всегда всё только к лучшему. А присутствие рабочих не помешало бы не только в Европарламенте!»

Рабочие, выходящие после окончания смены, настроены скептически. И тем не менее Мари-Элен Бурлар, недавно вышедшая на пенсию, приехала сюда, чтобы убедить этих людей дать ей возможность стать их представителем и выражать их интересы в европейских органах власти. Как только в толпе начинают раздавать очередную порцию листовок, разговоры становятся более оживлёнными. В этот момент с заводской стоянки выезжает белый грузовичок и останавливается перед Мари-Элен Бурлар и её соратниками по коммунистической партии. За рулём автомобиля – тот самый мужчина, который выражал сомнение в том, что женщина из рабочей среды может стать депутатом Европарламента. Рядом с ним – двое его коллег... Двадцатью минутами ранее он взял листовку, в которой рассказывается о Мари-Элен Бурлар. «Значит, это вы их раздаёте», – обращается он к членам ФКП. Двое его коллег просят дать им листовки и забирают с собой несколько штук...

Рабочим промышленных предприятий, расположенных в департаменте Нор, сегодня не позавидуешь. Завод «Usinor», закрытый сорок лет тому назад, по-прежнему остаётся печальным символом прошлого. Многие любят вспоминать те золотые времена, когда здешние рабочие были трудоустроены. Тогда здесь велась добыча полезных ископаемых, что наложило свой отпечаток на местный ландшафт. А люди до сих пор живут в бывших шахтёрских посёлках. Сегодня уровень безработицы здесь составляет 11,9 %, что превышает средние показатели по стране (8,8 %). То же самое можно сказать и об уровне бедности. Продолжительность жизни здесь ниже, чем в среднем во Франции: мужчины живут на пять лет, а женщины - на три года меньше, чем в парижском регионе. За время промышленного спада в департаменте существенно снизилось качество медицинского обслуживания из-за закрытия клиник, в которых могли бы лечиться местные жители. Мари-Элен Бурлар видит ситуацию не только с точки зрения политического наблюдателя. Для неё это - личный опыт. «Мне хорошо известна ситуация. «Моя семья никогда не купалась в золоте, —говорит она. – Мы даже не могли позволить себе поехать на отдых, хотя оба, я и муж, работали».

Стоило ей завести разговор с собравшимися, как они почувствовали, насколько хорошо она знает условия жизни в этом регионе. Жители бывшего шахтёрского посёлка Шабо-Латур, находящегося в коммуне Денен, привыкли много трудиться. Коммуной с 2008 года руководят социалисты, и здесь ещё не забыто недавнее коммунистическое прошлое. На последних парламентских выборах большинство жителей этого избирательного округа отдали голоса за «Национальное объединение». По соседству расположен избирательный округ генерального секретаря ФКП Фабьена Русселя. Наблюдаемые здесь в последние несколько десятилетий упадок промышленности, жёсткие ограничения в экономике, различные проявления либерализации и невыполнение государством взятых на себя обязательств привели к тому, что жить в этом регионе стало очень непросто, что, в свою очередь, породило довольно противоречивый расклад политических сил... Но рабочие всегда найдут общий язык.

На одной из улиц посёлка Шабо-Латур Мари-Элен Бурлар и её соратники встретили мужчину по имени Ахмед. Ему 67 лет, тяжёлая походка и натруженные руки многое говорят о его жизни. Ахмед протянул руку к пачке листовок и попросил: «Дайте мне побольше, я раздам их соседям. Мы же все тут пролетарии». Без лишних уговоров он вступил в группу поддержки предвыборного списка, возглавляемого Яном Бросса. «Вообще-то, всё делается руками рабочих, – сказал Ахмед. – А получаем мы сущие копейки. Вот мне уже 67 лет, а я никак не могу выйти на пенсию. На каких только промышленных объектах я не работал». На вопрос, верит ли он в то, что, заняв место в Европейском парламенте, Мари-Элен Бурлар сможет защитить интересы тех, кого он называет «пролетариями», Ахмед отвечает: «Я надеюсь. Пока у нас нет представителя, наш голос никто не слышит. Для меня она всё равно такая же рабочая, как я».

Классовое сознание крепко укоренилось не только в уме Ахмеда. То же самое можно сказать и о поколении тридцатилетних. К разговору присоединяется молодая пара. Они рассказывают о себе. Мужчина занят на временной работе в покрасочном цехе, но мечтает о более стабильном положении. «Если однажды я устроюсь на работу по бессрочному трудовому договору, то смогу купить дом», – размышляет он. Они с женой не питают политических иллюзий, однако исправно принимают участие во всех выборах. «Честно говоря, если я и начинаю смотреть дебаты, то выключаю телевизор уже через пятнадцать минут, – усмехается его супруга Эммануэль. - Создаётся впечатление, что нас не слышат, да и не слушают». – «А что если женщина из рабочей среды станет депутатом Европарламента?» «Ну что ж, пусть будет женщина. «Лишь бы не офисный клерк, —замечает Эммануэль. - Она хорошо понимает рабочих, ведь ей приходится так же, как и нам, каждый месяц платить за квартиру».

Кандидат от ФКП и её коллеги идут дальше по улицам посёлка и встречают ещё одну его жительницу, ныне пенсионерку. «Добрый день! Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к тому, что 26 мая на выборах в Европейский парламент депутатский мандат может получить женщина-рабочая?» - спрашивает Мари-Элен Бурлар, передавая своей собеседнице через садовую ограду листовку. Та, недоумевая, берёт её. «Я раньше работала на текстильном производстве», – добавляет кандидат. «Вот как? Я тоже! – отвечает пенсионерка. - Я восемнадцать лет работала в городе Камбре». «Знаете, я никогда не ездила на автобусе, а добиралась на работу только пешком. Нам очень мало платили и у меня не было денег на транспорт», – с иронией в голосе говорит она. Между женщинами завязывается разговор. Пенсионерка рассказывает, что живёт одна: её сын умер, когда ему было 30 лет, заново выходить замуж она не захотела. Женщина очень недовольна размером своей пенсии. «Я отработала сорок восемь лет, а этот негодяй отобрал у меня 114 евро!» – возмущается она действиями Эммануэля Макрона.

Далее речь заходит о переменах, в которых нуждается город. И вновь у пенсионерки находится повод для возмущения... Указывая на расположенный через дорогу дом, она восклицает, имея в виду жильцов: «Слишком их тут много! К тому же среди них есть те, кто даже не ищет работу. Живут на пособие по безработице...». Картина, которую изо дня в день наблюдает человек, всю жизнь честно трудившийся за скромную зарплату, во многом объясняет расклад политических сил, проявившийся во время недавних парламентских выборов. Разговор заканчивается тем, что пенсионерка записывается в группу поддержки избирательного списка ФКП. Она не единственная жительница посёлка, долгие годы проработавшая на текстильном производстве. Пожилая хозяйка ещё одного дома, открывшая дверь Мари-Элен Бурлар, говорит: «И я тоже! Я работала в компании «Jupiter Caudry»». Она без колебаний соглашается подписать обращение с призывом голосовать за список Яна Бросса, но сначала просит: «Пожалуйста, заполните бланк за меня. Я плохо вижу».

В коммуне Саран в департаменте Луаре мы встречаем представителей другой категории рабочих, которые трудятся на предприятии, созданном американским капиталом. На парковке возле офиса «Amazon», гиганта интернет-торговли, нас ждут Халид Бухайра и несколько его коллег. Все они просто пришли в «Amazon» работать и поначалу не имели явных политических предпочтений. Но со временем, регулярно сталкиваясь с методами работы, принятыми у руководства этого американского гиганта, осознавая их неприемлемость и желая защитить свои права, они стали активными членами «Всеобщей конфедерации труда». Отделение этого профсоюза в компании «Amazon» напоминает аналогичную ячейку на каком-нибудь предприятии в США. Халид Бухайра – штатный сотрудник компании. «Здесь, в «Amazon», надо очень внимательно следить за своими словами», – предупреждает он. Получив суровый опыт борьбы на своём рабочем месте, он стал профсоюзным делегатом и одним из членов предвыборного списка, возглавляемого Яном Бросса. «Было бы очень полезно, если бы такой человек как Халид, выходец из рабочей среды из небогатого пригорода, представлял наши интересы», – поддерживает нашего собеседника Микаэль, один из его коллег. «Если он получит мандат, то для нас это будет хорошо, мы сможем что-то изменить», – говорит Лора. «Мы вдоволь наслушались речей политиков, так что лично я предпочитаю, чтобы депутатом стал кто-нибудь из наших знакомых, один из тех, с кем мы работаем, – признаётся ещё один коллега Халида Бухайра, – а не тот, кто вроде бы говорит правильные слова , но, в отличие от нас, не имеет понятия о том, что такое тяжёлая работа».

Пока ещё рано судить о том, как повлияет на голосование эта акция представителей ФКП. Она предполагает длительную работу, которая не должна ограничиваться только выборами в Европарламент, не вызывающими большой заинтересованности среди народных масс. Тем не мене эти встречи подтверждают один очевидный факт: рабочие почти исчезли с политического горизонта. И инициатива ФКП стала первой попыткой изменить сложившееся положение.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код