Луазо не способна вести движение «Вперёд!Республика» к победе.

Пьер Дюкен

Лидер списка кандидатов на европейские выборы от движения «Вперёд!Республика», отчаянно пытающаяся быть нравственным ориентиром для своих соратников, как выяснилось, имеет небезупречную репутацию. Будучи студенткой Высшей школы политологии в 1984 году, она состояла среди ультраправых.

В 1984 году имя 20-летней Натали Луазо фигурировало в списке ультраправых на выборах в парижской Высшей школе политологии. Тогда её звали Натали Дюкуломбье, и она выступала под знамёнами Правого студенческого союза (UED). Эта организация была создана на основе почившей ранее ультраправой организации Группа совместной обороны (GUD), объединявшей «независимых последователей Морраса и Де Голля», которые противостояли «сторонникам левых взглядов» во власти. После того как в понедельник эта информация появилась на портале Mediapart, лидер избирательного списка от ВР на выборах в Европарламент попыталась изобразить святую наивность.

«Даже если лица, чьи имена фигурируют в предвыборном списке, имели экстремистское прошлое, я не знала об этом и не общалась с ними. Если информация верна, значит, произошла ошибка. Если бы я знала, что в этом списке представлены члены GUD, то, конечно же, я бы не согласилась на то, чтобы в нём стояло и моё имя», – первоначально заявляла Натали Луазо. Её объяснения очень примитивны: в то время она училась на четвёртом курсе Высшей школы политологии и готовилась поступать в Национальную школу администрации. «Остаётся только изумлённо развести руками, – высказался Ян Бросса, возглавляющий предвыборный список кандидатов от Французской коммунистической партии. – Это напоминает мне Ришара Виранка в политике: Натали Луазо стала кандидатом исключительно вопреки своему желанию».

Наивность Натали Луазо проявилась не в далёком 1984 году, а в её нынешней пиар-стратегии. Сначала она выложила возмущённый комментарий в Facebook, в котором напомнила одному из основателей портала Mediapart Эдви Пленелу его прошлое «приверженца маоизма, поддерживавшего палестинских террористов» (хотя на самом деле он был троцкистом) и объяснила, что в то время не была знакома со своими соратниками по предвыборному списку, да и ультраправыми они стали уже позднее. Не лучший аргумент. Судя по видеофайлу, опубликованному ею на Facebook несколько часов спустя, она всё же изменила свою пиар-стратегию. «Я ненавижу всё, что связано с ультраправыми как в нашей стране, так и в Европе. Да, тридцать пять лет тому назад я совершила ошибку (…), и я об этом сожалею», - заявила Луазо, добавив, что потом на протяжении тридцати пяти лет её жизни она занималась «личной и политической борьбы за утверждение таких ценностей, как свобода, демократия, толерантность». «Каждый вправе идти своим путём, – признал Франсуа-Ксавье Беллами, лидер избирательного списка «Республиканцев». – Но для этого нужно быть проще и делать это со смирением». Он подверг критике «подобные морализаторские высказывания», в которых прогрессисты противопоставляются популистам. И он прав. Впрочем, Натали Луазо вправе изменить своё мнение.

Подобные сообщения не лучшим образом сказываются на репутации Натали Луазо, возглавляющей избирательный список от ВР и позиционирующей себя с трибун и перед телекамерами как нравственный ориентир и борец с «националистами». «Голосовать за меня – это значит не допустить превращения европейской палитры в пятьдесят оттенков коричневого!» – заявила она, выступая 30 марта в городе Обервилье. «Ненависть к ультраправым я унаследовала от своего отца» – бросила она камень в огород Марин Ле Пен. Но все эти откровения звучат не совсем убедительно.

Достаточно проследить политическую карьеру Натали Луазо («Вот сенсация, я вышла из среды правых!», - с иронией отмечает она), чтобы понять, насколько эти слова контрастируют с её наигранной обеспокоенностью вопросом об общеевропейской минимальной зарплате и о «социальной Европе». Она возмущается, когда ей приписывают близость к ультраправым из-за ошибки молодости. Да, конечно. Но это объясняет, каким образом движение, к которому она принадлежит, имея в своём составе таких перебежчиков, заимствует идеи и концепции из среды самых правых радикалов. Вспоминаются дебаты вокруг закона о приёме мигрантов, в ходе которых Натали Луазо заявила членам Сената, что «мигранты торгуются за лучшее место». А может быть, следует упомянуть о её выступлении в Обервилье, в котором она призвала усилить режим Frontex, чтобы «вернуть себе контроль за нашими границами»?

Добавить комментарий


Обновить Защитный код