Жан-Клод Юнкер – шарлатан, играющий с темой социальной Европы.

Tома Лемайё

Прощаясь, председатель Еврокомиссии с восторгом заявил о «достигнутом прогрессе в социальной сфере», который, впрочем, замечает только он сам…

Всегда лучше писать свою легенду самому. Такой ловкач, как Жан-Клод Юнкер знает об этом не понаслышке и поступает именно так. В минувшую среду, за несколько недель до выборов в Европарламент и созыва нового состава Еврокомиссии, глава этого брюссельского ведомства выступил перед членами Европарламента с панегириком в свой адрес, который, так же как прощальные рукопожатия и поцелуи, был предназначен для подведения итогов его деятельности на высоком посту. «Никогда ещё в истории европейского парламентаризма не удавалось достичь таких успехов в социальной сфере, на протяжении многих лет остававшейся в Евросоюзе без должного внимания», – безо всякого стеснения сообщил депутатам лидер Христианско-социальной народной партии (Люксембург). В начале апреля, выступая в эфире государственной бельгийской радиостанции RTBF, Юнкер уже начал входить в роль выразителя интересов страдающего народа, угнетённого безразличной к нему элитой: «Все говорят, что Европа должна стать социальной, но ни у кого не хватает политической воли для того, чтобы сделать следующий шаг», – с сожалением и подчёркнутой горечью говорил он.

Заняв в 2014 году (после отставки Жозе Мануэла Баррозу) кабинет в офисном здании «Берлемон» в Брюсселе, где размещается Еврокомиссия, Жан-Клод Юнкер сразу же обозначил то поприще, на котором рассчитывал покрыть себя славой и почестями. Будучи членом крупной парламентской фракции правых (Европейской народной партии), возглавляемой немецкими ордолибералами из ХДС и ХСС, он занимал должность министра финансов, а затем премьер-министра Великого Герцогства Люксембург и долгое время проводил очень агрессивную политику налоговой конкуренции. И даже однажды принял парадоксальное решение последовать примеру французского социалиста Жака Делора, инициатора подготовки в 1980-х годах Единого европейского акта. На фоне кризисов, разразившихся вокруг суверенных долгов и евро, которые удалось обуздать ценой строжайшей экономии и социальных проблем во многих странах Европейского Союза, Юнкер нашёл выход: экономическому и финансовому «тройному А» рейтинговых агентств он решил противопоставить ни много ни мало «социальное тройное А» для Европы.

Но результаты внедрения этой концепции политического маркетинга, столь же замысловатой, сколь и сумбурной, оказались очень незначительными для этого самопровозглашённого лидера «социальной Европы». Любимое детище Жан-Клода Юнкера – «Основополагающие принципы социальных прав в Европе». Этот документ был торжественно представлен на «социальном саммите» ЕС в Гётеборге (Швеция) в ноябре 2017 года, несмотря на явное неприятие со стороны Ангелы Меркель. Его значение не соответствовало обманчивому заголовку, и президент Еврокомиссии сразу же обратил на это внимание. «Это длинный перечень намерений, убеждений и принципов, – заявил он тогда. – Но я бы очень не хотел, чтобы многочисленные острословы считали предмет наших договорённостей просто красивыми словами. Это не красивые слова, это программа. Принципиальная программа и, кроме того, программа действий».

В самом деле, ни один из двадцати «принципов и прав», положенных в основание новых «социальных устоев» Евросоюза, не носит принудительного характера и, следовательно, не позволяет продвинуться по пути подлинной гармонизации общества сверху для всех граждан Европы. В конечном счёте это действительно красивые слова, а ведь именно этого якобы опасался председатель Еврокомиссии! Если не считать широковещательных заявлений, Юнкеру похвастаться совершенно нечем, пожалуй, даже наоборот. В то время как отсутствие должного регулирования в сфере автомобильных перевозок по-прежнему ставит под угрозу жизнь и здоровье тысяч людей на дорогах, он, в сущности, не смог ничего противопоставить социальному демпингу в форме использования труда командированных работников. Если говорить о вопросе гендерного равноправия, то приходится признать, что его идея о предоставлении отцам отпуска по уходу за ребёнком оказалась практически выхолощена под давлением Франции и режима Эммануэля Макрона, который полагает, что подобная инициатива может обойтись бюджету слишком дорого… Сегодня, выйдя на финишную прямую, возглавляемая Юнкером Еврокомиссия рассматривает возможность обойти некоторые препятствия, для чего, в частности, не настаивать на единогласном одобрении, а ограничиться получением голосов квалифицированного большинства государств-членов ЕС по некоторым вопросам социального характера, таким как борьба с дискриминацией или политика в области социальной защиты. Это намерение вызывает обеспокоенность в скандинавских странах, жители которых, привыкшие к высоким показателям социальной обеспеченности, опасаются нивелирования и общего снижения уровня жизни.

Достаточно обратить внимание всего на один эпизод, идущий вразрез с восторженными рассказами председателя Еврокомиссии, чтобы в полной мере оценить его непорядочность в социальных аспектах. Речь идёт о судьбе, уготованной правительству партии СИРИЗА в Греции в первом квартале 2015 года. Как только к власти в стране пришёл Алексис Ципрас, решивший положить конец режиму строгой экономии и преобразовать Европу в соответствии с социальными ожиданиями людей, газета «Figaro» опубликовала резкое заявление Юнкера: «Тот, кто утверждает, что всё изменится лишь потому, что в Афинах сформировано новое правительство, выдаёт желаемое за действительное. Никакой демократический выбор, идущий вразрез с общеевропейскими договорённостями, совершенно невозможен». Председатель Еврокомиссии, будучи активным участником тех событий, поставил перед собой цель остановить строптивое греческое правительство. Несколько лет спустя Юнкер признал, что драконовские меры в отношении коллективных договоров, которые были перечислены в жёстком меморандуме, адресованном властям Греции, были надругательством над Хартией Европейского Союза об основных правах. И он прекрасно знал об этом, когда жонглировал юридическими рассуждениями о том, что программы строжайшей экономии не имеют прямой связи с европейским правом, а потому не должны соответствовать основным принципам этого права... То есть, своими действиями он сам отводит социальной политике ту роль, которая принадлежит ей в Европе: это не более чем мираж, тающий над горизонтом...

Добавить комментарий


Обновить Защитный код