Вперёд, в авторитарное будущее.

Диего Шове

Отказываясь от изменений политического курса и любых демократических шагов (проведение референдума, роспуск Национальной ассамблеи и т.п.), правительство лишается возможности альтернативного решения проблем. Складывается впечатление, что сейчас оно беспрепятственно движется к авторитаризму, невзирая на опасности этой тенденции.

После того как в декабре произошли изменения концепции поддержания общественного порядка, правительство вышло на новый этап в своём движении по пути к авторитаризму. 8 декабря прошлого года, после прокатившихся по стране 1 декабря волнений, подразделения полиции, жандармерии и полицейского спецназа, принимавшие участие в их подавлении, получили приказ «идти на контакт» с протестующими. При этом продолжалось массовое использование травматического оружия, известного под названием Flash-Ball.

Протестные выступления «жёлтых жилетов» продолжаются уже четыре месяца, и можно подвести их первые печальные итоги: свыше 2 500 манифестантов ранены, в том числе 22 человека лишились глаза, пятеро потеряли руку, а один житель Марселя был убит попаданием гранаты. Потери среди полицейских, по официальным данным, составляют 1 500 раненых. Более полувека Франция не видела социальных протестов, которые сопровождались бы такой жестокостью и столь мощно подавлялись бы полицией. К числу репрессивных мер стоит добавить многочисленные факты правовых преследований «жёлтых жилетов» и судебных приговоров в отношении этих людей, большинство из которых ранее не попадали в поле зрения полиции и впервые в жизни принимали участие в манифестациях. Впечатляет количество тех, кто был взят под стражу, особенно во время шествий 8 декабря. 24 марта министр юстиции сообщила, что общее количество задержанных с момента начала выступлений составило около 2 000 человек, 40 % из них оказались за решёткой...

16 марта, в день XVIII акта выступлений, огромная волна насилия вновь накрыла Париж и Елисейские Поля. При этом руководство страны в очередной раз прибегло к репрессивным мерам, сделав заявление, которое шокировало всех, кроме представителей правящего большинства: к охране общественных зданий от действий протестующих в рамках антитеррористической операции «Караульный» («Sentinelle») привлечены военные.

На этот раз власть не просто переступила ещё одну черту в попытке подавить протест, её решение всколыхнуло общественное мнение. Со времён массовых забастовок 1947 года армейские силы ни разу не использовались для того, чтобы обуздать массовые выступления. Кроме того, сложилась очень опасная ситуация. Накануне XIX акта протестов некоторые представители военных, выступавшие в эфире телеканала «France Info», поделились своей обеспокоенностью: «Это абсурд, творится что-то непонятное. Мы к этому не готовы. Получается, что по идее мы воюем с врагом. Но наш народ не может быть для нас врагом, это совершенно невероятно. Между тем сегодня военных пытаются поставить именно в такое положение». В тот же день командующий парижским военным округом генерал Брюно Лере открыто заявил, что солдаты, участвующие в операции, «вправе открыть огонь в том случае, если их жизни или жизни людей, которых они защищают, подвергаются опасности».

После вспышки насилия 16 марта префект парижской полиции Мишель Дельпюэш был снят со своего поста. Его место занял Дидье Лалеман. 22 марта, в день вступления в должность, Лаллеман получил ряд очень жёстких указаний от министра внутренних дел Кристофа Кастанера. Министр обратился к новому руководителю полиции в нетривиальной манере: «Примером для вас должен служить Жорж Клемансо. Как рука Клемансо ни разу не дрогнула в дни сражений за Францию, так и ваша рука должна быть тверда при проведении намеченных реформ». Напомним, что Жорж Клемансо известен как штрейкбрехер, отдавший приказ стрелять по толпе...

Репрессии и запугивание.

Такая беспрецедентная угроза в адрес протестующих – не единственный Рубикон, перейдённый руководством страны. Исполнительная власть, которая ещё летом оказалась втянутой в затяжной скандал вокруг дела Беналла, вступила в открытое противоборство с Сенатом. И это тоже неслыханно... Премьер-министр даже отказался участвовать в традиционном диалоге с сенаторами – таков был его ответный выпад на обращение парламентариев в прокуратуру с письмом, в котором они выражали сомнение в правдивости показаний Александра Беналла.

Неслучайно новый виток насилия начал раскручиваться 16 марта. 15 января Эммануэль Макрон объявил о начале общенациональных дебатов, которые позиционировались как ответ на кризис, связанный с протестами «жёлтых жилетов». В течение двух месяцев, пока продолжалось обсуждение, президент пользовался им как трибуной для выступлений с прицелом на выборы в Европарламент. 15 марта эти дебаты, показавшие несовпадение между ожиданиями народа и политикой Эммануэля Макрона, завершились. Но в движении «жёлтых жилетов» точка всё ещё не поставлена. Сегодня протесты не так многочисленны, но в день окончания общенационального обсуждения на улицы Парижа вышли 10 000 человек. А 23 марта, когда состоялся XIX этап выступлений, тысячи манифестантов прошли по французской столице от площади Данфер-Рошро до собора Сакре-Кёр на Монмартре, несмотря на угрозы со стороны правительства и пугающие заявления командующего парижским гарнизоном. Конечно, все понимали, что силы правопорядка готовы дать жестокий отпор... И всё же тысячи протестующих, собравшихся на мирную акцию, не пожелали уступать стратегии, которую они расценили как запугивание. «Мы пришли сюда, чтобы отстаивать своё право на проведение демонстраций», – говорили участники акции.

В Париже инцидентов было очень немного. А вот в Ницце полицейской пулей была тяжело ранена Женевьев Леге, 73-летняя женщина, официальный представитель местного отделения организации Attac. Реакция на случившееся со стороны президента республики многих повергла в шок. Пожелав пострадавшей «скорейшего выздоровления», он посоветовал ей впредь «быть осмотрительнее». «Я думаю, что, если человек слаб здоровьем, то ему не стоит бывать там, где его могут толкнуть, ему не нужно ходить туда, куда ходить запрещено, и вмешиваться в подобные ситуации», – посмел заявить Эммануэль Макрон.

За таким презрительным и высокомерным отношением со стороны руководства страны нетрудно разглядеть политический тупик, в котором оно оказалось. Похоже, что в середине апреля, во время сообщения о «возобновлении» общенационального обсуждения, Макрон объявит о продолжении своей неолиберальной политики. Неоспоримым доказательством этого можно считать «пробные шары», брошенные недавно кабинетом министров и правящим большинством: они завели речь о пересмотре пенсионного возраста, составляющего сейчас 62 года. Между тем тысячи человек (те, что прошли в колоннах манифестантов 23 марта, и те, кто выйдет на улицы в следующих актах народных выступлений), а также люди, принимавшие участие в общенациональном обсуждении, настойчиво требуют смены политического курса. Эммануэль Макрон, чьи позиции сильно пошатнулись, отказывается решать вопрос политическими средствами. Он не намерен ни пересматривать социальную политику, ни принимать демократические меры (такие, как роспуск органов власти или проведение референдума). Он не видит другого способа удержаться у власти, кроме применения силы в условиях, когда протестующий народ оспаривает его легитимность. Пусть даже эти меры подвергают граждан его страны, единственная «вина» которых – борьба за свои фундаментальные права, серьёзной опасности.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код