После Холодной войны: Натовские бомбардировки Югославии в 1999 году

Жан-Арно Деран

24 марта 1999 года в 20 часов по местному времени самолёты Североатлантического альянса (НАТО) начали авиационные бомбардировки Союзной Республики Югославии (СРЮ), называемой ещё Малой Югославией, возглавляемой Слободаном Милошевичем. На тот момент в состав страны входили только Сербия, Черногория и автономный край Косово, и на всей её территории продолжалась война между албанскими ополченцами из Армии освобождения Косово (УЧК) и правительственными войсками.

Бомбардировки стали следствием провала мирных конференций, проходивших в Рамбуйе и Париже. Югославия выступила против принятия приложения В к плану, подготовленному Контактной группой, которым предусматривалось размещение войск НАТО на территории СРЮ. 19 марта переговоры были прерваны, и Североатлантический альянс принял решение о вторжении, не согласовав его с Советом безопасности ООН. Война велась под «гуманитарными» лозунгами. Речь шла о том, чтобы прекратить бесчинства сербских военных в отношении гражданского населения, настроенного против албанцев, и тем самым остановить гражданскую войну и предотвратить более массовые преступления.

Ещё свежи были воспоминания о войне в Боснии и Герцеговине, и тезис о необходимости избежать «новой Сребреницы» пользовался самой широкой поддержкой. Левоцентристские правительства Европы поддержали начало военной операции. Великобританию представлял тогда Тони Блэр, Германию - Герхард Шрёдер и его соратники социал-демократы, главой французского кабинета министров был Лионель Жоспен, Италией руководили левые демократы и т. п. Ни «Зелёные» в ФРГ, ни их единомышленники во Франции, ни Французская коммунистическая партия, представители которых входили в правящие коалиции и всегда сдержанно относились к НАТО, не выступили с осуждением авиаударов.

Четырьмя годами ранее, при подписании мирных соглашений в Дейтоне и Париже (декабрь 1995 года), Слободан Милошевич сумел убедить страны Запада в том, что он является для них ключевым партнёром, поскольку только он способен заставить сербских националистов в Боснии и Герцеговине согласиться на заключение мира. Но вскоре ветер переменился, и в декабре 1998 года госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что «Милошевич – не просто часть проблемы, он сам и есть проблема».

Тогда было выдвинуто немало предположений относительно того, чем руководствовались американцы. Говорили о необходимости оправдать существование НАТО, о стремлении скомпрометировать единую Европу, которая в то время только доказывала своё право на существование, и о желании иметь военное присутствие на Балканах.

Вашингтон не постеснялся проигнорировать условия многосторонних соглашений и просто поставил ООН, в том числе и Россию, перед свершившимся фактом. Владимир Путин, пришедший к власти годом позже, в 2000 году, расценил это пренебрежение Россией как «унижение», и с тех пор упоминания о «незаконной» войне в Косово часто звучали из уст российских политиков (и во время конфликта в Грузии в 2008 году, и при присоединении Крыма в 2014-м). Косово стало краеугольным камнем геополитического равновесия в мире после окончания «холодной войны».

Демонстрация силы планировалась как краткосрочная операция, результатом которой должно было стать быстрое подчинение Белграда. Однако на деле война продлилась 78 дней: Сербия оказала сопротивление, мощь которого НАТО недооценил. Авиаудары ускорили массовое бегство албанцев из Косово. Из-за сражений люди вынуждены были покидать свои дома, они уходили из городов, спасаясь от сербских военных или надеялись найти пристанище за границей. Через несколько недель в лагерях беженцев в Албании, Черногории и Македонии собралось около миллиона человек.

Видеокадры этой трагедии, которые транслировались по всем мировым телеканалам, в некоторой степени оправдывали войну в глазах общественности, несмотря на то, что пробуксовка этого конфликта поставила перед руководством НАТО ряд непростых вопросов. Североатлантический альянс исключал возможность наземной операции, так как в этом случае его войска понесли бы катастрофические потери, и в конечном счёте пошёл на компромисс с Белградом, заключив «технические соглашения» в г. Куманово 9 июня 1999 года.

Эти соглашения, а также принятая на следующий день резолюция 1244 Совета безопасности ООН, предусматривали развёртывание войск НАТО и установление временного управления ООН в Косово при теоретическом условии соблюдения югославского суверенитета, который в 2006 году перешёл к Сербии после крушения последних остатков федерации. Но и сегодня, спустя двадцать лет, страны всё ещё в плену этих порочных договорённостей.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код