В Деказвиле заняты поиском пути развития для лучшего будущего

Пьер Дюкен

Чтобы увидеть хотя бы след от угля в Деказвиле, надо зайти в тупик. В Угольный тупик. Именно так мэр Франсуа Марти пожелал назвать одну из тринадцати улиц в новом деловом квартале, расположенном на месте бывшего металлургического производства. Однако позже глава коммуны отказался от этой идеи. В самом деле, в городе жили тысячи шахтёров и было бы некорректно дать подобное название тупиковой улице. В итоге городской совет остановился на названии Угольный проезд. Чтобы добраться до него, надо пройти по улице Будущего и свернуть на улицу Возрождения. Именно здесь находится офис Андре Мартинеса, президента объединения коммун, представителя «левых». Члены совета не разделяют его убеждений, но во многом солидарны с ним. «Раньше мы были энергетическим регионом за счёт угля, а теперь хотим стать регионом возобновляемой энергии», – объясняет Андре Мартинес.

С недавних пор на холме, где когда-то добывали уголь, расположились тридцать восемь тысяч солнечных батарей. Эти установки способны снабжать электроэнергией 6 000 семей. Их трудно заметить с первого взгляда из-за растительности, за пышным покровом которой скрывается участок земли, ранее обрабатывавшийся руками человека. Сейчас здесь создаются проекты использования геотермальной энергии и биомассы. Регион, который раньше называли «чёрным краем», превращается в зелёный уголок… Только город пока выделяется серым пятном на этом фоне. В центральной его части, где развернулись ремонтные работы, видны заброшенные дома с облупившимися фасадами и обвалившейся штукатуркой.

Деказвиль – один из тех маленьких, богом забытых населённых  пунктов, которые географы называют «исчезающими городами» («shrinking cities »). После внезапного закрытия в 1987 году сталелитейных и металлургических предприятий, работу в одночасье потеряли 3 000 человек. Население города уменьшилось с 15 000 жителей в 1970-х годах до 5 500 сегодня. «Молодёжь уезжает учиться и больше сюда не возвращается. И детей здесь рождается меньше, чем где-либо. Численность местных жителей уменьшается на 100 человек в год», – говорит мэр Франсуа Марти. Сейчас в Деказвиле насчитывается 1 800 пустующих заброшенных квартир и домов. Зарплата на здешних предприятиях ниже, чем на крупных заводах, где рабочие, будучи хорошо организованными, заставляют руководство считаться с их мнением. Люди с низким доходом, вынужденные покидать большие города и курортные зоны на средиземноморском побережье, всё чаще переезжают в эти места, где недвижимость стоит недорого, чем только добавляют социальных проблем и усугубляют царящую здесь нищету.

Но есть в Деказвиле ещё одна реальность, не столь заметная на первый взгляд. Здешние малые и средние промышленные предприятия переживают сегодня период расцвета. Например, компания «Snam» стала европейским лидером по переработке автомобильных аккумуляторов. «Разбирая электроаккумуляторы для извлечения 80 % металлов, входящих в их состав, мы изучили, как они устроены», – говорит Эрик Ноте, руководитель компании «Snam», расположенной в Вивье. Сейчас она производит крупные стационарные аккумуляторы, крайне необходимые для накопления электричества и развития источников возобновляемой энергии, ветровой и солнечной, производство которой отличается нестабильностью. С начала этого года на работу здесь были приняты уже пятнадцать человек. А всего в рамках реализации проекта по возрождению производства и участию региона в разработке альтернативных источников энергии планируется создать 680 рабочих мест. Так начинается новая промышленная революция в здешних местах, жители которых помнят похожие времена: именно в этом регионе были произведены первые рельсы для первой во Франции железной дороги.

В центральной части кантона Обен на каждом шагу можно увидеть свидетельства его славного прошлого. Достаточно отъехать немного в сторону и зайти в местный лицей, чтобы оценить невероятную жизнестойкость местного населения. Преподаватели и студенты этого учебного заведения, сотрудничающего с расположенными недалеко деревообрабатывающими предприятиями, нашли «золотую жилу»: промышленное использование робинии. «Её древесина, служившая шахтёрам для постройки подземных галерей, обладает исключительными свойствами: она очень прочна и устойчива к гниению», – говорит Орельян Безья, руководитель программ профессионального обучения в лицее. Это дерево, которое в большом количестве растёт на территории бывших угольных месторождений, даёт возможность производить садовую мебель без специальной обработки. Скамейки, изготовленные группами лицеистов во главе с дизайнером в суперсовременной мастерской, оборудованной на средства государства и местного бюджета, скоро поступят в продажу на одно из предприятий Авейрона. При этом создаются новые рабочие места.

Стоит также рассказать об успешном опыте компании STS. Первоначальной её задачей была профессиональная переподготовка работников металлургических и горнодобывающих предприятий, но затем эта компания занялась механическим производством и стала активно привлекать рабочих-инвалидов. На сегодняшний день она является подрядчиком предприятия авиационной промышленности «Ратье» в г. Фижак, расположенном в 30 км отсюда, и изготавливает композитные материалы для турбинных лопастей самолёта A400M. «У нас здесь не так уж и плохо», – утверждает руководитель компании Стефан Мазар, выходя из производственного помещения с белыми стенами, заполненного высокотехнологичным оборудованием, в котором ведётся тщательный контроль за уровнем запылённости. Здесь рады новым сотрудникам, так же как и на предприятиях «Mecanic Vallee» («Меканик Валле») – сети компаний, работающих в сфере механического производства и авиационной промышленности, расположенных между городами Брив и Родез.

Всё это неслучайно. Похоже, что в условиях растущих трудностей солидарность, закалённая в социальной борьбе, окрепла от единения работников с работодателями, очень привязанных к родной земле. Здесь директора предприятий, профсоюзные активисты и представители власти выступают единым фронтом. На прошлой неделе директор компании «Snam» Эрик Ноте вместе с региональными руководителями и активистами Всеобщей конфедерации труда побывал в министерстве территориального развития, чтобы заручиться поддержкой в реализации региональных проектов. Ведь увеличение экономической активности, которое стало очевидным в последнее время, оказалось под угрозой из-за политики, проводимой властями страны. Так здешнее отделение Ассоциации профессиональной подготовки взрослого населения переживает период реструктуризации и переводится в г. Родез. В сложном положении находится и местная больница, родильное отделение которой было закрыто в 2017 году после двадцати лет борьбы за его сохранение. «Сегодня мы не сможем принимать людей на работу и вообще развиваться, если у нас не будет гарантии наличия определённого набора социальных институтов в регионе, если не будет уверенности в том, что больница продолжит функционировать, что в ней будут врачи-терапевты, будут условия для их обучения и жильё для них», – подчёркивает Эрик Ноте. «Без государственных учреждений не будет предприятий, а без предприятий не будет государственных учреждений», – любит повторять санитар Паскаль Мазе, генеральный секретарь местного отделения Всеобщей конфедерации труда. Он напоминает, что в Деказвиле всем приходится бороться за то, чтобы «родиться, жить и работать на своей земле».

«Какой смысл прилагать усилия для реализации проектов, создающих новые рабочие места, если при этом мы молча наблюдаем, как гибнет предприятие, на котором трудятся 500 человек», – сокрушается Андре Мартинес, президент объединения коммун, имея в виду компанию «Snam», которой едва удалось избежать ликвидации по решению суда. Давид Жисто, член отделения Всеобщей конфедерации труда на этом предприятии, работающем по подрядам в сфере автомобилестроения, тоже выражает недоумение по поводу индустриальной политики государства: «Наш основной заказчик компания «Renault», акционером которой является государство, обещала направить заказы на сумму 74 миллиона евро, а мы пока получили их лишь на 54 миллиона». Профсоюзный активист выступает за патриотизм в промышленности, при котором государство действительно оказывало бы поддержку местным производителям.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код