К вопросу о пересмотре пенсионного возраста

Себастьян Крепель

Сомнений быть не может. Проект новой системы «начисления пенсионных баллов», которая якобы должна объединить все ныне существующие режимы пенсионного обеспечения - это подготовка к очередному наступлению на гражданские права. И одним из его объектов станет возраст выхода на пенсию. Министр здравоохранения дала старт дискуссиям, заявив в воскресной программе «Grand Jury» («Большое жюри», RTL/le Figaro/LCI), что она «не против» изменения пенсионного возраста, который сейчас составляет 62 года. Профсоюзы единодушно осуждают эту позицию.

И если некоторые полагают, что это был всего лишь пробный шар, чтобы проверить реакцию общественности, или личное мнение Аньес Бюзен (как она сама намекнула в конце передачи), то слова Эдуара Филиппа, произнесённые им в пятницу утром в эфире «Europe 1», свидетельствуют о том, что это не так. За два дня до выступления министра глава кабинета заявил, что нужно «подумать над тем», чтобы «увеличить период работы», хотя это и может «спровоцировать очень бурную реакцию».

Один за другим глава кабинета и министр социальной защиты и здравоохранения, назначенная для того, чтобы придать политический вес пенсионной реформе, разрабатываемой верховным  комиссаром Жан-Полем Делевуа, заявили о своей позиции, словно желая освободить Эммануэля Макрона от предвыборного обещания, чётко обозначенного в его президентской программе: не пересматривать пенсионный возраст. Это же обязательство в последние месяцы неоднократно озвучивалось бывшим министром в правительстве Жака Ширака (например, когда зашла речь о возможном введении системы повышений и понижений вокруг «ориентировочного возраста» 63 года). Ранее Жан-Поль Делевуа отрицал свою причастность к этой идее. Вчера верховный комиссар, ответственный за пенсионную реформу, признался, что был «удивлён» позицией Аньес Бюзен. «Я наблюдал начало этих дебатов, но я не имею к ним отношения, – подчеркнул он в интервью газете «Le Monde». – Однако, если мы сочтём нужным задуматься, и не только над этим вопросом, то мы сделаем это в условиях полной прозрачности и уж конечно не в форме заявления или выступления в телепередаче». Таким образом Делевуа попытался лишь преуменьшить значение слов, произнесённых главой профильного ведомства, поскольку опровергнуть их он не в состоянии.

Гром грянул именно в этот момент неслучайно. Выступая на телеканале «Europe 1», Эдуар Филипп недвусмысленно намекнул на связь вопроса повышения пенсионного возраста с «обеспечением неработающих граждан» (доклад по этому вопросу должен быть подготовлен к 28 марта в рамках принятия «мер для сохранения независимости в пожилом возрасте»). По информации «Юманите», при решении этой задачи могут возникнуть новые «риски», финансирование которых будет возложено на различные организации социального обеспечения. Премьер-министр уже готовит для этого почву: он решительно заявил о том, что, возможно, потребуется присоединить систему пенсий по старости к механизму выплаты пособий по безработице. «Это потребует существенных затрат в связи с необходимостью вложений в инфраструктуру и пересмотра перечня профессий, связанных с заботой о пожилых людях», – уточнил он. «Нам пора подумать, не сложится ли ситуация таким образом, что для получения дополнительных средств потребуется работать дольше, чтобы полностью покрывать расходы на обеспечение тех, кто трудиться не в состоянии», – отметил Эдуар Филипп. Понятно, что глава правительства ищет способы для уменьшения суммарного размера пенсий, которые будут выплачиваться согласно новой объединённой концепции, чтобы на сэкономленные деньги увеличить выплаты представителям старшего поколения. Этот приём известен под названием «Тришкин кафтан». Между тем руководство страны отказывается обсуждать вопрос о доле государственных доходов, которые следует направлять на социальную защиту, и о дополнительных ресурсах для её увеличения.

Говоря о необходимости повысить пенсионный возраст, министр социальной защиты выдвигает «классический» аргумент об увеличении средней продолжительности жизни. В преддверии выборов в Европарламент она пытается задобрить либерально настроенную часть электората, для которой важно всё, что связано с увеличением длительности рабочего времени, и как будто забывает упомянуть о далеко не вдохновляющих фактах: с 2014 года рост средней продолжительности жизни во Франции явно замедлился и практически остановился на отметке чуть более 85 лет для женщин (85,4 в 2018 г.) и 79 лет для мужчин (79,5 лет). При этом продолжительность полноценной дееспособности составляет соответственно всего 64,1 и 62,7 года, что ниже среднеевропейского показателя (например, в Швеции, он превышает 73 года для обоих полов). В 2018 году пороговое значение реального возраста выхода на пенсию во Франции составляло 62,7 лет. Похоже, что из-за одобренных ранее реформ в ближайшие годы оно только увеличится.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код