В Париже XIX акт протестов «жёлтых жилетов» прошёл в спокойной обстановке и без происшествий

Камий Бауэр, Мартен Госсран

Шествие прошло спокойно, без инцидентов.

Перед базиликой Сакре-Кёр были натянуты заградительные жёлтые ленты и дежурил полицейский спецназ. На верхних ступеньках эспланады, с которых открывается великолепный вид на Париж, были размещены усилители звука, из которых раздавались песни партизан. Протестная акция «жёлтых жилетов», так называемый XIX акт, подходил к концу под лучами заходящего весеннего солнца и под взглядами прогуливавшихся туристов. «Манифестация прошла в радостной и дружественной атмосфере, организация была хорошая, происшествий не было», - так прокомментировал прошедшую акцию один из её участников, Джейби, мужчина лет сорока с волосами, завязанными в хвост. Он пробился через толпу, встал на заграждения и приветствовал аплодисментами пробегавших мимо участников забега на 10 км.

А ведь были предприняты все меры, чтобы накалить обстановку. Ввиду критики после событий предыдущей протестной акции на Елисейских полях, правительство объявило о целой операции по безопасности. Эдура Филипп с понедельника начал анонсировать меры против погромщиков: запрет собираться в некоторых местах, увеличение штрафа с 38 до 135 евро за «участие в несанкционированном митинге» или «использование дронов». Но больше всего всех взволновала решение, новость о котором поступила в среду, задействовать в этом деле операцию «Караульный». «При наличии угрозы жизни солдатам или тем, кото они защищают, можно будет открывать огонь», - сказал в пятницу военный губернатор Парижа Бруно Лере.

«После того, что говорили Макрон и Кастанер мы думали, что эскалация неизбежна. Было страшно», - так сказала участница субботней демонстрации Моника, которая также выразила свою радость тем, что до Сакре-Кёр колонна дошла спокойно. Другая участница, пенсионерка, пришла с сыном и мужем. Они не хотят опускать руки перед «желанием правительства дискредитировать движение и уменьшить его поддержку среди населения». Жительница Парижа Фати уже много лет работает по контракту в больницах. Она пришла со своими друзьями и о происходящем сказала следующее: «Я очень дорожу своей свободой. У меня такой характер, что чем больше на меня давят, тем сильнее я сопротивляюсь. Стрессы, социальное принуждение – это теперь повсюду, но об этом не говорят». Так что все предпринятые меры по безопасности не только не уменьшили пыл «жёлтых жилетов», но, наоборот, подстегнули их. А правительство не поскупилось: был перекрыт район Елисейских полей, 8 545 человек охраняли порядок, 96 задержаний и 53 устных предупреждения. Это касалось, в частности, Эрика Друэ, шедшего впереди колонны протестующих. Медицинский работник Максим снимал видео, и его тоже задержали прямо на выходе из станции электрички. Отпустили только после того, как конфисковали очки и мотоциклетный шлем. Даниель, ещё одна участница, пенсионерка, шла, немного прихрамывая, к месту сбора демонстрации на Данфер-Рошрё, везя рядом свой велосипед. «Чем больше нам угрожают, тем больше нас будет, - сказала она, - Макрон отобрал у меня и моего мужа 80 евро в месяц».

Репрессивные меры порождают негодование. «Демократия, которая мне нужна, не вяжется с репрессивной политикой. Вывести военных на улицы – это дикость. Это не их работа», - прокомментировал житель Эссона Мохамед. Мнение о полиции меняется. «Они слишком часто злоупотребляют положением. Во время терактов на «Шарли» я была на стороне полиции. Но сейчас всё перешло границы. Очень жаль. Ведь работа полиции – нас защищать», - сказала Вероник, государственная служащая на пенсии. Она беспокоится о будущем своих детей. Все участники демонстрации были против министра внутренних дел. Раздавались крики «Кастанер – в отставку».

«Разве людям стало лучше жить? Нет. С Макроном никаких улучшений не будет, во всяком случае у народа», - подытожил Мохамед. В медленно двигавшейся по улицам с магазинами колонне протестующих шёл Жан-Пьер, бывший исследователь из CNRS, сейчас на пенсии. По его словам, «жёлтые жилеты» молодцы, они хотят того же, что и профсоюзы, особенно в том, что касается зарплат и общественных служб». Он одет в красный жилет ВКТ. Многие манифестанты выступают против приватизации аэропортов Парижа. Позиция правительства в этом деле для них символична: не обращать внимание на мнение народа и продвигать финансовый интерес. Людям надоело стучаться в закрытую дверь. «Во-первых, они должны обратить внимание на тех, кто погиб из-за ужасных условий жизни и работы, на тех, кто получил травмы. Во-вторых, им надо отреагировать на наши требования. Им придётся реагировать, ведь движение не утихнет», - сказал Бенжамен, высокий мужчина лет тридцати. А Вероник настроена не так оптимистично: «Надеюсь, что эти наверху нас всё-таки услышат».

«Что удивительно во этих манифестациях, так это чувство солидарности. Мы встречаемся, знакомимся, говорим», - с энтузиазмом высказалась Моник. Там, где она стояла, постепенно собиралась толпа, располагалась на монмартрском газоне. Проведя вместе 19 недель, люди завязали знакомства, и сейчас здороваются, обмениваются новостями. Удивительно, но прямо Марсельеза в действии. Участники движения весьма разнообразны. «Это потрясающе. Я даже поговорила с людьми ультраправых взглядов, и только так можно попытаться разрушить человеческие предрассудки», с энтузиазмом прокомментировала Фати. Она, как и многие другие, первоначально думала встретить среди протестующих расистов и ксенофобов. «Но я встретила замечательных людей. Мы находим вещи, которые нас объединяют», - радуется она. Чувство единения, превосходящее всё то, что нас разъединяет – вот это скрепляет народ и даёт силы действовать дальше.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код