Как «жёлтым жилетам» удалось «пробить стену»

Одри Луссуарн

«Жёлтым жилетам» не нужно предлагать высказаться, им нужно дать такую возможность», - говорит глава редакции канала BFMTV Селин Пигаль. Ведь они не только недовольны социальной и налоговой политикой властей, им ещё не нравится, что их не хотят слушать. Согласно мониторингу телесюжетов за 2018 г., который проводит Высший совет телевизионного и радиоэфира (CSA), люди с высшим образованием и руководящие работники являются героями 88 % информационных передач, несмотря на то, что составляют лишь 27 % населения. Остальные довольствуются 12 %.

Когда же народные массы появились на круговых перекрёстках и в шикарных кварталах городов, все эти однообразные как с социальной, так и с культурной точки зрения СМИ были вынуждены начать о них писать.

Редакции в замешательстве

Редакторы не знают, как писать о таком разношёрстном движении, которое невозможно втиснуть в рамки предпочтений обычной читательской аудитории. И когда издание «Marianne» на первых страницах пишет о «людях, от которых воняет дизелем», которых «презирают политические партии и СМИ», то другим сложно написать что-то в опровержение. Так, например, радиостанция «France Inter» пригласила на утренний эфир только одного «жёлтого жилета», в феврале, и это потому, что «прежде чем подпустить их к микрофону, нужно было точно знать, откуда они и о чём будут говорить», признаётся информационный директор Катерина Нейл.

Другие менее щепетильны и пытаются наклеивать движению удобные им ярлыки. «Le Figaro Magazine», например, с 17 ноября писал об антиналоговых требованиях «жёлтых жилетов» и об «антифискальном» бунте. «L’Obs» предсказывал, что скоро протестующие «превратятся в популистов». 30 ноября эти прогнозы были опровергнуты появлением 42 требований участников движения, весьма прогрессивного содержания, поставившие в общественном обсуждении вопрос о социальной справедливости.

В конце ноября – начале декабря, когда остро встала проблема с соотношением сил протестующих и власти, каналы LCI и BFMTV организовали теледебаты по теме «выхода из кризиса». «Жёлтым жилетам» оппонировали министры и члены редакции СМИ, лившие с экранов «правду» вперемешку с новомодным жаргоном, присущим сторонникам Макрона. Как писал в декабре Фредерик Лемэр , представитель движения «Acrimed»: «Жёлтые жилеты» пробили стену. Они вторглись в медиапространство без разрешения (и желания) со стороны СМИ, они нарушили его принципы, направленные на то, чтобы скрыть имеющиеся в обществе проблемы».

Несмотря на все перипетии движение «жёлтых жилетов» не стихает. Особенно сильно это идёт вразрез с обращением президента Макрона 10 декабря, который был назван «достойным ответом» (Эрик Брюне), и который, как его охарактеризовала пресса, «положит конец всем эксцессам» (Натали Сан-Сирк). 13 декабря «L’Obs» опубликовал статью с «13-ю пунктами программы решения проблемы». Тогда интерес СМИ к «жёлтым жилетам» начал некоторым образом стихать, многие предсказывали, а точнее, надеялись, что движение пойдёт на спад. А когда поняли, что это не так, начали говорить, что его «прикроют» («le Parisien», 16 декабря): «Ну, уж, точно после Рождества всё должно быть кончено!».

Только вот протестные акции по субботам стали набирать участников, несмотря на действия полицейских. Даже «le Point» писала, что 10 января полиция «перешла грань». «Когда же всё это закончится?!», гласил заголовок газеты с фотографией «боксёра - «жёлтого жилета»» Кристофа Деттанжера.

Пишет ли кто-нибудь о требованиях «жёлтых жилетов»? Об их попытках политически оформить движение? Никто. В лучшем случае речь идёт о том, что «людям всё надоело, и такие настроения распространяются» («le Parisien», 14 февраля). «Жёлтых жилетов» называют «ультрас», антисемитами, «люмпенами», настроенными «против всего» («l’Express», 27 февраля). «Это движение, во-первых, радикализируется, это мы видим с декабря месяца. Но оно также «кретинизируется», поэтому мы не знаем, что эти дураки сделают дальше!», - позволил себе написать Доминик Сё («les Échos», 11 февраля), что символизировало потерю интереса СМИ к «жёлтым жилетам».