«Если попали в голову - значит, в голову и целились»

Оливье Шартрен

«Люди всего просто идут на демонстрации, а возвращаются, как с фронта, с самыми настоящими боевыми ранениями!» - говорит Лоран Тин, тот самый нейрохирург из Безансона (департамент Ду), который 15 января 2019 года распространил от имени медиков петицию с требованием объявить мораторий на применение оружия нелетального действия, собравшую свыше 163 тысяч подписей. В четверг он принял участие в совместной пресс-конференции о «запрете калечащего оружия» по приглашению депутата от фракции Объединённых левых (GUE/NGL) Мари-Кристин Вержиа.

Будучи членом Европарламента, она подготовила резолюцию, вынесенную на голосование 13 февраля, в которой осуждается «несоразмерное использование силы» (с очевидным намёком на ситуацию во Франции), и напомнила, что её фракция «настаивает на полном запрете этого оружия, считающегося нелетальным, но являющегося опасным, калечащим, а иногда и смертельным». В подтверждение её слов Лоран Тин привёл некоторые подробности о действии печально знаменитого травматического пистолета LBD 40: «При выстреле с расстояния в несколько метров пуля, вылетающая из LBD 40, развивает силу в 200 джоулей. Это всё равно что сбросить человеку на голову 20-килограммовый бетонный блок с высоты один метр. При дистанции в 40 метров сила удара достигает 80 джоулей, что эквивалентно броску десяти шаров для игры в петанк с расстояния один метр. Кроме того, вся сила удара сосредоточена на очень маленькой площади, а это увеличивает тяжесть ранений».

Врач упомянул ещё об одном обстоятельстве: «Вопреки тому, что нам говорят, прицел наводится очень точно. На расстоянии 25 метров погрешность составляет всего 14 сантиметров. Так что, если попали в голову, значит, в голову и целились». Таким образом, отметаются все аргументы тех, кто пытается преуменьшить опасность этого оружия или частично снять ответственность с людей, использующих его. Адвокат Рафаэль Кемпф, защищающий многих раненых и задержанных во время манифестаций, напоминает, что граната GLI-F4, именуемая «средством прорыва обороны», есть не что иное, как «боевое оружие, согласно Кодексу внутренней безопасности». Он задаёт риторический вопрос: «Государству известно, что эти виды вооружения очень опасны, но они по-прежнему применяются. Почему?»

Ответил ему журналист Давид Дюфрен, который внимательно фиксировал факты насилия, происходившие во время манифестаций «жёлтых жилетов». С начала протестных выступлений он насчитал свыше 480 случаев проявления жестокости. Учитывались лишь те случаи, по которым были неопровержимые доказательства (заявление, видеозапись, медицинское заключение и т. п.), а потому, отмечает журналист, истинное их количество, несомненно, больше. По его мнению, «поддержание общественного порядка переросло в политику подавления общественного движения». «Кто бы мог подумать, что всё это происходит во Франции», – говорит Флоран Марси, журналист, автор документальных фильмов. Он имеет опыт освещения конфликтов и начал снимать манифестации «жёлтых жилетов» после того, как во время VIII этапа протестов сам получил ранение лица. «Такого со мной не случалось ни разу за тридцать лет журналистской работы в горячих точках... », – признаётся Марси. Он встречал немало «street medics», которые добровольно помогали пострадавшим в ходе манифестаций. «Я видел, как врачи приходили в шок от того, в каком состоянии они увидели раненых», - говорит журналист.

«Сколько человек приняли бы участие в демонстрациях, не будь этих репрессий? Неужели это делается для того, чтобы задушить протесты, самые массовые в стране за последние пол века?» - спрашивает Дюфрен. Он обращает внимание на ущерб, наносимый политическому имиджу государства: «Франция – это страна демократии и прав человека. На нас ориентируются! Что же произойдёт в других странах, если такое творится во Франции?». Мари-Кристин Вержиа отмечает, что в других странах (например, в Великобритании или в ФРГ) оружие нелетального действия не используется: «Выходит, что французские манифестанты опаснее, чем британские хулиганы?» Дебаты по этому вопросу возобновятся в Сенате на следующей неделе, когда депутаты будут рассматривать законопроект о запрете травматов LBD 40, внесённый объединением CRCE (ФКП, "Республиканцы", "Граждане" и экологи).

Добавить комментарий


Обновить Защитный код