Задача Трампа: изолировать Китай и властвовать

Вадим Каменка

Дональд Трамп и Ким Чен Ын: Часть вторая. Первая встреча двух лидеров была поистинеисторической и состоялась 12 июня в Сингапуре. Вторая пройдёт во Вьетнаме с 27 по 28 февраля. Затронув в своём выступлении тему двусторонних отношений, президент США отметил, что «в рамках нашей амбициозной внешней политики мы продолжаем предпринимать усилия по обеспечению мира на Корейском полуострове. Нам предстоит большая работа, и я рад, что у нас установились хорошие отношения с Ким Чен Ыном».

А как сегодня, по прошествии девяти месяцев, обстоят дела с «ядерным разоружением в Корее» при отсутствии соответствующего соглашения? Специальный представитель США по Северной Корее Стивен Биган, занимавшийся подготовкой февральской встречи, вновь подтвердил, что задача остаётся неизменной: «окончательное и полностью подтверждённое ядерное разоружение». Между тем в переговорах лидеров двух стран прогресса не намечается. Правда, можно предположить, что их очередной разговор с глазу на глаз позволит достичь ощутимых успехов. Американская дипломатия хочет получить полные и достоверные сведения о северокорейском арсенале и чёткий план действий по ядерному разоружению этой страны.

«Для этого эксперты МАГАТЭ (Международного агентства по атомной энергии – прим. ред.)должны будут приехать в Северную Корею, чтобы проинспектировать и проверить её арсенал.Но готовы ли власти Северной Кореи пойти на такой шаг? Ведь всем известна судьба иранского ядерного соглашения, и нет никаких гарантий отмены экономических санкций», – комментирует осведомлённый источник из дипломатических кругов.

Руководство Северной Кореи выдвигает в качестве предварительного условия для начала разоружения снятие экономических санкций. По словам Стивена Бигана, США готовы выйти из состояния войны, восстановить дипломатические отношения и оказывать содействие вэкономическом развитии Корейского полуострова.

Сближение с Вьетнамом

Ещё одной темой предстоящих переговоров станет Вьетнам, страна-хозяйка предстоящей встречи. Дональд Трамп уже посещал Вьетнам в 2017 году во время саммита организации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Выбор места для новой встречи выглядит закономерным, если учитывать общее направление американской дипломатии и стратегии в азиатском регионе. После окончания в 1975 году Вьетнамской войны, длившейся долгих 20 лет, Ханой так и не стал союзником Вашингтона. Однако сегодня власти США пытаются нормализовать отношения с Вьетнамом, используя для этого разногласия, возникшие между Ханоем и Пекином. Этот дипломатический шаг в сторону Вьетнама вполне укладывается в русло экономической войны США против Китая. Белый Дом сумел в очередной раз напомнить о недавних упрёках в адрес Пекина в связи с ситуацией в Южно-Китайском море.

Вьетнам по-прежнему остаётся союзником Северной Кореи. История дипломатических отношений двух стран началась ещё в 1950 году. Во время войны Пхеньян выступил на стороне Северного Вьетнама, и хотя официально войска КНДР не участвовали в боевых действиях, их помощь помогла коммунистическим силам страны во главе с Хо Ши Мином держать оборону. На сегодняшних переговорах по ядерному разоружению США, похоже, могут рассчитывать на Вьетнам, заинтересованный в том, чтобы ограничить влияние Китая в этом процессе. Вьетнам, руководство которого в 1986 году стало проводить политику экономического «обновления» и направило страну по капиталистическому пути, не отказавшись от коммунистического режима, вполне может стать привлекательным примером для властей Северной Кореи.

В Вашингтоне утверждают, что стратегия США в Азии строится вокруг «свободного и открытого Индо-Тихоокеанскогорегиона» (freeandopenIndo-Pacific). «Дипломатический шаг навстречу Северной Корее может рассматриваться как одно из проявлений этой политики. Так же следует расценивать и выдвижение Социалистической республики Вьетнам на политическую авансцену. Все эти действия направлены на то, чтобы хоть немного ограничить влияние Китая в этом регионе», – полагает Жан-Эрик Бранаа, сотрудник Института международных стратегических отношений (Iris).

Сегодня следствием такого подхода стал торговый конфликт США с  Китаем, страной, играющей приоритетную роль в вопросах безопасности. Администрация Трампа явно идёт дальше, чем её предшественники, продолжая стратегический курс на замедление экономического развития Китая и его изоляцию путём заключения союзов с другими странами (соглашение о Транстихоокеанском партнёрстве (ТТП)). «Несмотря на то, что были предприняты (скромные) меры для внедрения действенной стратегии, Трамп сосредоточил все усилия на Китае, придавая ведущее значение карательным мерам в виде санкций и корейскому вопросу. Кроме того, нельзя не отметить явное противоречие между основополагающими принципами Индо-Тихоокеанской концепции и убеждениями самого президента. Таким образом, мы видим, что в американской политике в отношении Китая параллельно существуют два крупных идеологических направления, и маловероятно, что в ближайшие годы между ними появятся точки соприкосновения», – отмечает Мира Рэпп-Хупер, эксперт Центра новой американской безопасности (Cnas).

15 февраля в Пекине завершился третий раунд переговоров между США и Китаем, начавшихся в декабре 2018 года. Когда в Вашингтоне открылся четвертый этап, Дональд Трамп заявил, что ограничения в торговле, о которых он беседовал со своим китайским коллегой Си Цзиньпином на саммите в Буэнос-Айресе (ноябрь 2018г.), могут сохраниться и после 1 марта. Президент США подтвердил своё намерение вновь увидеться с главой Китая, чтобы «непосредственно, один на один, решить существующие проблемы».

В ежедневной газете «China Daily», близкой к китайским правительственным кругам , отмечается, что было бы «слишком поспешным» делать вывод о том, что «наверняка будут достигнуты договорённости, ведь у США есть определённые запросы». Журналисты этого издания критикуют американскую «истерию», направленную против компании Huawei, и заявления Трампа, который неоднократно говорил: «Лёгкая жизнь для китайцев закончилась!». Президент Китая выразил надежду на заключение «взаимовыгодного плодотворного соглашения». Китайское руководство не намерено принимать навязываемое ему соглашение, считая его противоречащим интересам страны.

Изолировать Китай становится всё труднее. Даже власти Японии во главе с либералом Синдзё Абэ приняли решение о сближении с Китаем, последовав примеру стран Восточной Азии, заинтересованных в реализации проекта «Шёлковый путь».