Народ не доверяет депутатам

Одри Луссуарн

Движение «Вперёд, Республика!» в конце января этого года организовало в парижском кафе 11-го  округа так называемые «большие дебаты». Аудитория раскололась надвое. Часть собравшихся (в основном это были жители города) пришли сюда для того, чтобы обсудить вопросы налогообложения. Однако им было сложно вести беседу, поскольку другие участники постоянно перебивали говоривших и вставляли свои комментарии. Яблоком раздора в разговоре стал вопрос о демократии. Едва успев завершить обсуждение одних проблем, присутствовавшие сумбурно поднимали другие темы: референдум гражданской инициативы (RIC), референдум 2005 года, «привилегии» выборных должностных лиц, необходимость снижения зарплат высокопоставленных чиновников, социальная однородность должностных лиц, скандалы, «герои» которых до сих пор сидят в правительстве... За происходившим наблюдал Паком Рупан (LaREM), депутат парламентского большинства, пришедший на встречу с намерением защитить идеи Макрона.

В последние несколько недель в общественном сознание всё сильнее растёт недовольство, вызванное тем демократическим кризисом, который так не хочет обсуждать президентское большинство. Во время 13-й недели протестных акций «жёлтые жилеты» ополчились на Национальную ассамблею. Протестующие подожгли дом её председателя Ришара Феррана, многие депутаты от LaREM получили письма с угрозами убийства. Рост агрессии, или даже ненависти, по отношению к выборным должностным лицам выражается лозунгом «Всё прогнило», который ранее использовался только ультраправыми силами. Политолог Бруно Котре отмечает, что «у граждан есть ощущение, будто политики кинули их». Согласно опросу, проведённому в середине декабря 2018 года (пик мобилизации) институтом Cevipof, 85% респондентов считают, что политикам нет дела до простых французов. Исследователь отмечает, что люди «чувствуют себя обманутыми» по вине власти. По мнению Котре, у французов создаётся «очень сильное ощущение того, что они живут в вакууме, принадлежат к некой презираемой касте».

74% опрошенных говорят, что они оторваны от реальности. В декабре 2018 года Бенжамен Кориа из группы «Приземлённые экономисты» («Economistes atterres»), заявил о том, что «президент спасает своих соратников» тем, что отменил налог на богатство и ввёл пропорциональное налогообложение. Социолог Николя Дюву считает, что «поскольку самые богатые сами по себе лучше всего устроены в обществе, то власть решила встать на их сторону, то есть, на сторону победителей, одновременно выдавая жизненную философию этих людей за моральные основы для всего общества». По словам президента ассоциации «Anticor» Жан-Кристофа Пикара, при таком раскладе власть умышленно не проявляет воли в решении проблемы уклонения от уплаты налогов и в борьбе с коррупцией. Это «нравственный императив», ведь если сейчас от граждан просят «затянуть пояса, то люди хотят, чтобы взамен на это должностные лица посвящали себя общенациональным интересам». Также они должны думать и об экономических интересах, поскольку «вопрос коррупции и налогов влияет (в виде упущенной выгоды) на уровень жизни большинства французов, на государственные услуги, на социальные льготы», что является основными требованиями «жёлтых жилетов».

Власть быстро стала преследовать «жёлтые жилеты», что проявились весьма быстро, в том числе и в судебном порядке. Апогеем этого стали два судебных процесса на прошлой неделе против участников движения Кристофа Деттанжера и Эрика Друе. Многие «жёлтые жилеты» говорят о предвзятости судебной системы. В социальных сетях все видели фото бывшего сотрудника главы государства Александра Беналла, которого обвиняют в проявлении насилия во время демонстраций, и сейчас он отдыхает на пляжах Марокко. Говоря о несправедливости судей, «жёлтые жилеты» также упомянули о том, что Жерому Каюзаку дали два года условно за уклонение от уплаты налогов. Хищение государственных средств, коррупция... Скандалы, которые на протяжении нескольких лет потрясают французскую политическую жизнь, связаны в большинстве случаев с правыми политиками, занимающимися бизнесом. Не говоря уже об официальных лицах (например, Эрве Гемар совмещает должности главы департамента с должностью в министерстве экономики). Известны случаи переходов госслужащих в частный сектор, как это сделала Виржини Кальмель, которая недавно ушла из муниципалитета Бордо и стала «генеральным директором прекрасной французской компании». А для того, чтобы пересчитать все скандалы во время правления Николя Саркози, не хватит пальцев одной руки (ливийское финансирование его президентской кампании 2007 года, «дело» Бигмалион, арбитражи по делу Тапи, «дело» Карачи, правительственное финансирование опросов общественного мнения, «дело» Бетанкур...).

Во время президентской компании 2017 года разразилось «дело Пенелопгейт». На этом фоне кандидат в президенты Эммануэль Макрон, который представлял себя как деятеля «демократического обновления», пообещал «навсегда запретить практику прошлых времён». Министр Франсуа Байру внёс на рассмотрение закон президента о «морализации общественной жизни», запрещающий парламентариям трудоустраивать своих родственников... А после всего этого всплыло дело о возможных фиктивных трудоустройствах в Европейский парламент, в которых он сам был замешан.

«Правительственное большинство не прислушивается к мнению французов и не понимает причины их резкого раздражения. Оно продолжает вести себя как прежде, и в конечном итоге, возможно, будет вынуждено уйти в отставку», - говорит Жан-Кристоф Пикар. Для него одним из символических примеров этой проблемы стало назначение в Конституционный совет Алена Жюппе, осужденного в 2004 году по делу о фиктивных трудоустройствах в партию «Объединение в поддержку Республики» (RPR). Поэтому лозунг «Всё прогнило» выражает также желание и возможность общества «демократически реабилитировать» должностных лиц, которые зачастую обходят закон.

«Мы даём свободу действий худшим чиновникам, мало высказываемся и не поддерживаем действительно вовлечённых в работу политиков», - говорит Пикар. И в таком тупике сейчас все представительские органы. Именно в этих условиях президентское большинство, одержимое желанием сохранить свой политический курс, проводит демократические дебаты. При этом возникает риск того, что на ближайших выборах ультраправые силы обернут народный гнев в свою пользу.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код