Россия и Турция: «Я тебя люблю - я тебя тоже нет»

Пьер Барбансе

Владимиру Путину и Реджепу Тайипу Эрдогану, очевидно, было что сказать друг другу. В среду российский и турецкий президенты провели трёхчасовую беседу в ходе встречи в Москве. Держим пари, что несмотря на соблюдение обычной дипломатической модели проведения с сильной демонстрацией дружбы, вежливости и уважения, эти переговоры были не столь просты, как это могло показаться.

Оставались нерешёнными центральные вопросы. Мы не знаем, в каком порядке лидеры двух государств рассматривали заданные темы, известно лишь, что наиважнейшей темой был вопрос о «зоне безопасности», которую Анкара собирается создать на сирийской территории в курдском образовании Рожава под предлогом обеспечения безопасности границы. Эрдоган пришёл к соглашению по этому вопросу с Дональдом Трампом после того, как тот объявил о выводе американских войск, которые на незаконных основаниях базируются территории Сирии. Этот вопрос был рассмотрен очень подробно: зона безопасности должна простираться на 30 км в длину и находиться под турецким контролем! Для курдской Партии демократического единства (PYD), Отрядов народной самообороны (YPD) и гражданской администрации, установившейся в Рожаве, такой вариант является неприемлемым, поскольку им хорошо известно, что конечная цель Турции состоит в том, чтобы избавиться от них. Лидеры этих группировок даже обратились к Дамаску с предложением, чтобы сирийская арабская армия расположилась на границах, что открывает сирийским властям возможности для переговоров о политико-административном будущем этого региона.

России хорошо известно о состоянии дел. «Мы убеждены, что оптимальным и единственно верным выходом является передача этих территорий под контроль сирийского правительства (…) при понимании, что курдам должны быть обеспечены все необходимые условия (для жизни) в местах их традиционного проживания» - заявил на прошлой неделе глава российской дипломатии Сергей Лавров. Стоит ли говорить, что на данный момент, эта «зона безопасности» или «буферная зона» представляется важным элементом будущих переговоров.

Можно с уверенностью сказать, что Турция разыгрывает свою собственную карту, если учитывать, что она, будучи членом НАТО, также является (вместе с Россией и Ираном) одним из столпов астанинских соглашений и опорой для установления договорённостей по деэскалации конфликта, в частности, на северо-западе страны, в Идлибе. Этот регион является настоящим очагом джихадистов, которые во многом обязаны своим присутствием… турецкой помощи, ещё не так давно оказываемой им. Очевидно, что Идлиб также был темой переговоров, обсуждение которой имело целью показать функционирование меморандума, заключённого в сентябре между двумя странами и было направлено на создание демилитаризованной зоны с одновременным расположением там вооружённых групп. На февраль 2019 года запланировано проведение трёхсторонней встречи в Москве.

Ещё один вопрос, затронутый Владимиром Путиным и свидетельствующий в очередной раз о наличии камней преткновения с западными странами, касается создания конституционного комитета. Он входит в повестку дня женевских переговоров, проводящихся под эгидой ООН. В частности, российский президент осудил поведение Франции, Германии и Соединённого Королевства, которые, по его словам, пытаются оказать влияние на генерального секретаря ООН.

Между Россией и Турцией нет разногласий. Но это только официально! Обе страны борются против «терроризма», но вкладывают в свою борьбу разный смысл. Несмотря на то, что Москва допустила проникновение турецких войск на сирийскую территорию из тактических соображений, Россия пока не намерена отдавать предпочтение интересам Анкары. Это тонкая игра, в которой ставкой является геополитический контроль над регионом, огромные рынки, открывающиеся в рамках процесса восстановления страны, а также экономические отношения (в области энергетики) и торговля оружием между двумя странами. Двойственное поведение Турции подтверждается тем, что на следующий после встречи глав двух государств день турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу объяснил, что его страна может «в одиночку создать такую зону безопасности и принять необходимые решения». В четверг Анкару посетил специальный посланник «международной антиджихадистской коалиции» (под эгидой Соединённых Штатов) Джеймс Джеффри для того, чтобы обсудить в том числе и этот вопрос.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код