Элиан Асаси: «Нам нужны новый проект конституции и новое понимание Республики»

Орельян Сушейр

Элиан Асаси – член ФКП, сенатор.

Орельян Сушейр: Как «жёлтые жилеты» оценивают положение в стране?

Элиан Асаси: Центральными вопросами этого движения, сформировавшегося в ответ на повышение пошлин на топливо, очень скоро стали проблемы, волнующие всю страну: покупательская способность, налоговая и социальная справедливость, слабость демократических принципов в жизни общества. Несмотря на то, что движение привлекает своеобразных работников, оно позволяет организовать обсуждение назревших проблем, потому что люди больше не в силах терпеть несправедливую политику властей и не хотят, чтобы их интересы были представлены так, как это было раньше. В последние месяцы речь идёт о том, что в нашей стране слишком глубока пропасть, отделяющая правителей от народа. Наша власть тяжело больна, и лечить её надо как можно быстрее.

О.С.: Начало реформирования органов власти намечено на март. Будут ли при этом учитываться требования, выдвигаемые «жёлтыми жилетами»?

Э.А.: Эта реформа изначально ущербна. Что бы ни было, но обсуждать её в том виде, в каком она существует сейчас, невозможно. Если голос народа будет услышан во время дебатов на национальном уровне, то в исходный вариант неизбежно придётся вносить изменения. Этим летом проект был отклонён из-за дела Беналла, но мы продолжали бороться против него, поскольку в нынешней ситуации проведение таких реформ приведёт к недопустимому ослаблению Парламента и в очередной раз усилит монархические тенденции V Республики. Проект надо отвергнуть, чтобы освободить место для решений, которые вернут власть народу и тем самым удовлетворят запросы «жёлтых жилетов». Носителем власти является народ. Полномочия граждан должны реализовываться через их представителей, которые обязаны точно выражать потребности людей. Но на сегодняшний день этого не происходит. Именно такой порядок и должен стать привычным в каждом городе, на каждом предприятии.

О.С.: Что Вы думаете о системе полного пропорционального представительства в законодательном органе власти и об организованном по гражданской инициативе референдуме?

Э. А.: Так же, как и мои товарищи по группе в Сенате, я всегда выступала за полное пропорциональное представительство в рамках департамента, которое обеспечивает связь между народными избранниками и жителями тех или иных коммун и регионов. Но всех проблем этим не решить. Установить пропорциональное представительство без смены самой структуры властной вертикали в нашей стране – это совершенно бессмысленная затея. Единственный возможный вариант –  полная смена Конституции при созыве конституционной ассамблеи. Нам нужна VI Республика. Вот о чём следует вести дебаты сегодня. Макрон предпочёл бы очень скромное пропорциональное представительство с уменьшением численности парламентариев на одну треть. Это предложение, которое он позиционирует как попытку наладить с народом прямой диалог без посредников, таит в себе опасную демагогию. Поэтому я столь настороженно отношусь и к идее о проведении общегражданского. Сама по себе эта мысль свидетельствует о потребности жителей страны в прямой демократии. И она вполне законна. Многие французы недовольны технократией руководства и тем, что вся власть замыкается на фигуре президента. Это факт, и я рада, что своими выступлениями люди пытаются что-то изменить. С помощью референдума народ хочет вернуть себе контроль за ситуацией в стране. Но, как ни странно, в сегодняшних условиях небезупречного режима V Республики проведение референдума может укрепить власть президента, который стремится только к одному: не считаясь с органами власти, Парламентом, политическими партиями и гражданами страны, сохранить за собой полный контроль за всем происходящим. Референдум должен стать частью более масштабного начинания: подготовки проекта новой конституции и VI Республики.

О.С.: Всё чаще звучат предложения упразднить Сенат. В своём обращении к нации Макрон поставил вопрос о будущем верхней палаты Парламента. Каково Ваше мнение?

Э.А.: В этом и заключается парадокс: при V Республике упразднение Сената ни к чему хорошему не приведёт. В условиях полного провала демократии, признанного Национальным собранием, и при изменении графика избирательных кампаний Сенат всё чаще выступает в роли площадки для выражения самых различных позиций, где ведётся очень серьёзная работа. Мы неоднократно видели тому подтверждение. Например, дело Беналла, в котором Сенат сыграл положительную роль, подтвердив свою относительную независимость. При этом в верхней палате Парламента преобладают представители правых, которые совместно с Макроном работали над крупными экономическими проектами, готовили указы об изменениях Трудового кодекса при реформировании SNCF, разрабатывали закон о жилье. Стоит напомнить, что двухпалатная структура Парламента была предложена Директорией для того, чтобы уменьшить пыл Национального собрания, члены которого избирались прямым всеобщим голосованием. Национальное собрание вновь должно стать непосредственным выразителем интересов народа, избираться по пропорциональной системе и сохранять за собой явное превосходство на основе подчёркнутой легитимности. Такова главная задача конституционной ассамблеи и VI Республики.

О.С.: Считаете ли Вы, что Парламент достаточно свободен и демократичен?

Э.А.: Вот уже несколько недель мы наблюдаем за тем, как Парламент постепенно утрачивает власть. Это отчётливо проявилось в вопросе о бюджете: Брюссель заранее одобрил проект, предложенный правительством, а затем Национальное собрание и Сенат в течение нескольких недель обсуждали этот документ, не имея возможности внести в него какие-либо изменения. Вносить поправки становится всё труднее, мы вынуждены мириться с совершенно неприемлемыми вещами. Отсутствие взаимосвязей между документами объясняется порой самыми нелепыми причинами. Правительство даже настаивает на том, чтобы голосование по поправкам проводилось только на уровне комитетов. Время для выступлений сокращается, оппозиции отводится всё более скромное место. А между тем мы являемся законными представителями народа и способны вносить весомые предложения. Хотелось бы отметить, что темп законодательной работы постоянно нарастает. Это ускорение, так же как и утяжеление формулировок, используется для того, чтобы как можно быстрее разрушить нашу социальную модель. Это своего рода прессинг, организуемый исполнительной властью, которая в конечном счёте и контролирует работу Парламента. На мой взгляд, голосование за законы поздно вечером или в выходные – совершенно неприемлемая практика. Во многих странах главы государств, возомнившие себя чуть ли не монархами, и крупные финансовые воротилы вообще не заинтересованы в существовании органов законодательной власти, так как считают их препятствием на пути либеральной глобализации. Такова одна из составляющих кризиса, переживаемого сегодня западными демократиями. И об этом нельзя забывать.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код