Франко-германский договор как результат опрометчивой стратегии

Тома Лемайё

В действительности франко-немецкая ось больше не пользуется прежним авторитетом в Европейском союзе. После избрания на пост президента Республики в мае 2017 года взор Эммануэля Макрона всегда был направлен только в сторону Ангелы Меркель. Правда, справедливости ради, стоит сказать, что изредка лидер Франции поворачивался лицом к таким странам, как Испания, Греция, Швеция и Португалия. Но для противостояния Брекзиту или приходу к власти ультраправых коалиций в Риме и Вене Макрон каждый раз пытался склонить на свою сторону именно немецкого канцлера, которая сегодня сама испытывает серьёзные проблемы после серии неудач, постигших её партию (ХДС) на правительственных выборах. При этом Эммануэлю Макрону никогда не удавалось в полной мере убедить госпожу канцлера. Очень часто происходит так, что громкие заявления, сделанные президентом Республики, в Германии стремительно сходят на нет под влиянием немецкой дипломатии, которая сохраняет контроль над европейскими институтами и политиками. Так, в частности, произошло с проектом «бюджета еврозоны», предложенным Эммануэлем Макроном, который, натолкнувшись на отказ Берлина сделать хотя бы небольшой шаг в направлении более тесной взаимосвязи между европейскими экономиками, не принёс желаемых результатов. Привычным и недостойным предлогом для этого отказа послужило опасение, что в случае принятия такого бюджета фонды могут начать спонсировать «лентяев» из южных стран.

Невзирая ни на что и терпя провал за провалом, Макрон вновь раскручивает планы по взаимодействию с Ангелой Меркель, на этот раз в Ахене (Германия), где канцлер и президент весьма пышно ратифицировали новое двустороннее франко-немецкое соглашение. При этом никто из них предварительно не проконсультировался со своим Парламентом, несмотря на практически годовое опоздание в реализации изначальных планов. «Эммануэль Макрон и Ангела Меркель пытались скрыть тот факт, что франко-немецкий тандем находится в упадке, а Европа – в кризисе», - полагает Ян Бросса, пресс-секретарь ФКП и глава списка кандидатов от этой партии на европейских выборах в Парламент. Официально текст нового соглашения дополнил собой подписанный ещё в 1963 году Елисейский договор, который проложил путь к «миру» и выстроил дорогу, отмеченную этапами большого символического значения. Речь, в частности, идёт о встречах, происходивших в течение последующих десятилетий между Шарлем де Голлем и Конрадом Аденауэром, а затем между Валери Жискар д’Эстеном и Гельмутом Шмидтом, Франсуа Миттераном и Гельмутом Колем…

В наследии той миролюбивой политики, проводимой двумя странами, и кроется парадокс, заключающийся в том, что сегодня основная часть подписанного Макроном и Меркель Ахенского соглашения касается вопросов обороны и военных операций. Обе страны обязуются «углубить своё сотрудничество в области внешней политики, а также внешней и внутренней обороны». Стороны договорились «оказывать друг другу помощь и содействие, используя все имеющиеся в их распоряжении средства, включая вооружённые силы, в случае агрессии против их территорий». Такая солидарность уже предусмотрена в рамках НАТО, который непосредственно упоминается в тексте соглашения. Отсылка к НАТО означает, что франко-немецкий союз рассматривается как чисто двустороннее сотрудничество вне контекста атлантизма. Цель Ахенского соглашения состоит также в «ещё большем усилении сотрудничества междувооружёнными силами» и в «совместном развёртывании сил» на театрах военных действий по всему миру. Согласно тексту соглашения, Париж и Берлин «создают франко-немецкий совет обороны и безопасности как политический орган для управления взаимными обязательствами».

В Ахенском соглашении содержится и деловая составляющая, предусматривающая «как можно более тесное сотрудничество между оборонными промышленностями двух стран на основе взаимного доверия». В вопросе об экспорте вооружений оба государства придерживаются «общего подхода» к «совместным проектам». По мнению Жан-Люка Меланшона, «это сотрудничество фактически означает передачу французских технологий Германии, которая не соблюдает свои соглашения, предпочитая израильскую технику европейскому вертолёту «Тигр»». В дипломатическом отношении немецкий канцлер получает от французского президента (во многом в одностороннем порядке) обязательство поддержать вступление Германии в число постоянных членов Совета безопасности ООН и «сделать из этого приоритетное направление франко-немецкой дипломатии». Во время переговоров о заключении двустороннего соглашения Германия предложила Франции поделиться своим местом в Совете безопасности, но получила отказ (несмотря на то, что французские ультраправые выступали за принятие этого предложения). Обе страны также обязуются «координировать» свои действия в ООН и содействовать достижению «единых позиций» Европейского союза внутри ООН.

Ещё одной проблемой, дающей ультраправым повод для манипулирования, являются так называемые трансграничные вопросы. Председатель партии «Вставай, Франция» («Debout le France») Николя Дюпон-Эньян позволил себе утверждать, что Ахенское соглашение приведёт к «передаче Эльзаса и Лотарингии» в руки Германии. Это были фейковые заявления, которые на протяжении уже нескольких дней поднимают шумиху. Текст, ратифицированный Макроном и Меркель, предусматривает «укрепление связей между гражданами и предприятиями по обе стороны границы» посредством принятия «ускоренных процедур» для развития общих проектов.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код