Филипп Мартинес: «Красные жилеты или жёлтые - не имеет значения. Для победы нужно, чтобы нас было много»

Себастьян Крепель

На его примере мы видим, какие сложности приходится преодолевать людям, которые решили вместе бороться за свои права.

Себастьян Крепель: В связи с движением «жёлтых жилетов» встал вопрос о способности профсоюзов эффективно защищать интересы трудящихся. Можно ли сказать, что польза профсоюзов тоже ставится под сомнение?

Филипп Мартинес: В этом движении наиболее интересным является то, что на протяжении десятилетий наши власти дискредитировали коллективные действия, но, несмотря на это, сегодня мы наблюдаем за тем, как общество вновь встаёт на путь социальной мобилизации. И эта мобилизация происходит в условиях, когда сменяющие друг друга правительства и руководители предприятий делают всё, чтобы в неё не участвовали профсоюзные организации. Сейчас очень часто люди собираются вместе сами, вне профсоюзов, как если бы их не существовало, или же показывая, что они не представляют ожидания народа. Например, в 2016 году во время протестов против трудового закона Эль-Хомри, в течение почти целого сезона на улицы выходило больше человек, чем сегодня участвует в акциях «жёлтых жилетов», и поддержка бастовавших со стороны общества была соизмерима с масштабами акций. Чем тогда на это ответило правительство? Оно решило сыграть на расколе между разными профсоюзами. Это не означает, что мы не виноваты в том, что среди «жёлтых жилетов», выдвигающих социальные требования, есть много тех, кто никогда или очень редко пересекался с профсоюзами. Но в подобных условиях трудящимся сложно убедить себя в пользе профсоюзов. Мы очень сильно опаздываем с реакцией и не успеваем развернуть деятельность во всех сферах трудового мира. До тех пор, пока ВКТ будет работать только с 25 % трудящихся, остальные 75 % работников будут знать о профсоюзах только понаслышке, от третьих лиц. А ведь о профсоюзах говорят не только хорошее.

С.К.: Как ВКТ воспринимает это движение, не имеющее ни организационной структуры, ни внутренней координации?

Ф.М.: Мы имеем чёткую позицию относительно «жёлтых жилетов». Это движение началось с протеста против повышения цен на бензин (и ВКТ это поддерживает), и тогда мы начали опасаться риска появления требований об отказе от всех налогов, в том числе и от бюджетных взносов. Однако очень скоро на плакатах протестантов появились требования о повышении минимального размера зарплаты и увеличении налога на богатство, то есть то же самое, о чём говорилось в листовках ВКТ. Это показывает, что наша работа – не глас вопиющего в пустыне. Даже если, на первый взгляд, точки соприкосновения внутри этого движения не очевидны, оно носит социальный характер и разнородно по своему составу. Внутри него в том числе существуют и некоторые недопустимые формы поведения, против которых нужно бороться.

С.К.: «Жёлтые жилеты» добились уступок от президента Республики, чего не удавалось достичь профсоюзному движению, несмотря на социальную мобилизацию, проводимую им в течение последних лет. Заставило ли это переосмыслить вашу стратегию?

Ф. М.: Мы должны постоянно задавать себе вопрос о наиболее эффективной стратегии для достижения победы. То, что делают «жёлтые жилеты» влияет на наши дискуссии в ВКТ о результативности субботних акций и мобилизаций по принципу «чехарды» (когда забастовочные дни проводятся один за другим, через определённые промежутки времени, - прим. ред.). Если мы не дополним субботние акции действиями на предприятиях, то Medef[i] может продолжать спать спокойно. Что же касается демонстраций, «оккупации» перекрестков и платных дорог, то всё это является частью разнообразных форм коллективного выражения недовольства, и профсоюзное движение имеет достаточный опыт их проведения. В 2016 году тоже проводилось «оккупация» значимых объектов инфраструктуры и применялись идентичные формы борьбы. По моему мнению, действия «жёлтых жилетов» и профсоюзов демонстрируют прежде всего тот факт, что коллективные мероприятия приносят результат. Но достаточно ли этого результата для того, чтобы удовлетворить все требования? Мне кажется, именно таким вопросом можно задаться. В своей борьбе железнодорожные работники тоже кое-чего добились, хотя не получили всего, что хотели. «Жёлтые жилеты» добились повышения размера социального трудового пособия (prime d’activite) и установления на некоторых предприятиях единовременных премий. Но они тоже не получили повышения минимального размера оплаты труда (SMIC), которого требовали, и не добились восстановления налога на богатство. Если мы хотим получить больше, необходимо, чтобы социальная мобилизация носила более массовый характер. Это относится ко всем, будь то «жёлтые жилеты», «красные жилеты» или жилеты любого другого цвета. В связи с этим встаёт вопрос о нашей общей способности наносить удары в самое сердце системы, то есть в капитал. А капитал – это крупные компании, транснациональные корпорации.

С.К.: Можно ли сказать, что протестующие не прибегают к помощи профсоюзов потому, что профсоюзы не добились новых достижений?

Ф. М.: Да, рабочие упорно сражаются за то, чтобы добиться новых завоеваний. Нам тоже удалось достичь серьёзных результатов. Но если говорить об общенациональных проблемах, то после того, как нам удалось добиться сокращения рабочей недели до 35 часов, мы смогли всего лишь помешать властям пойти на попятную в этом вопросе. Ничего нового мы не добились. Мы сами признаём это и согласны с таким мнением.

С.К.: Не является ли это следствием политики, нацеленной на разгром профсоюзов?

Ф.М.: На протяжении последних десяти лет власть культивировала идею о том, что роль профсоюзов состоит в одобрении её решений, а те, кто отказывается их поддерживать, должны выйти из игры. В 2007 году Николя Саркози был освистан активистами ВКТ во время своих выступлений на митингах. Эммануэль Макрон пошёл ещё дальше, решив отвести профсоюзам, всем без исключения, роли второго плана. Теперь каждые шесть месяцев он признаёт свою вину. Первый раз он сделал это в июле, а следующий раз - в этом месяце во время встречи с депутатами и профсоюзными представителями. Но всё это делается для саморекламы.

С.К.: Получается, что со времени кризиса «жёлтых жилетов» в президентском дворце ничего не изменилось?

Ф.М.: А слушал ли президент Республики наши требования после этой встречи? Нет. Он даёт всякого рода обещания, но фактически не проводит пересмотр тех вопросов, по которым мы ждём изменений. Лидер партии «Вперёд, Республика!» (Жиль Ле Жандр, - прим. ред.) заявил: «Наша ошибка заключается в том, что мы выражались слишком мудрёно и слишком умно». То есть, он принимает людей за идиотов. Прямо как Макрон. А когда премьер-министр говорит, что часть работников, получающих минимальную зарплату, входит в число «наиболее богатых домохозяйств», мы отчётливо понимаем, что на самом деле ничего не изменилось. И ВКТ не послужит им в качестве алиби.

С.К.: Понимают ли сами профсоюзные подразделения, что, будучи разобщёнными, они не могут помогать трудящимся?

Ф.М.: Это действительно так. Роль каждого профсоюза заключается в защите интересов трудящихся. Так рассуждают и граждане. Как только люди решили, что это перестало являться главной заботой профсоюзных организаций, на круговых перекрёстках стал звучать вопрос: «Почему вам не удаётся прийти к согласию друг с другом?» Пока такая ситуация сохраняется, доверие к нам будет оставаться ослабленным.

С.К.: «Жёлтые жилеты» не ставят вопрос о борьбе на предприятиях и не включают «Medef» в список своих противников. Является ли это препятствием, мешающим объединению их борьбы с профсоюзными забастовками?

Ф.М.: Участники акций протеста на круговых перекрёстках в большинстве своём не работают в крупных предприятиях. Туда приходят безработные, пенсионеры, представители малого и среднего бизнеса и даже руководители мелких предприятий и производственных лавок. Никто из не является членом наших профсоюзов. В своей жизни они не имеют дела с крупным капиталом, CAC 40 или акционерами. Для них Medef, являющийся символом денежного могущества, остаётся чем-то далёким. Поэтому ВКТ должен объяснить, кто ответственен за ухудшения в стране. Наибольшую выгоду от правительственных мер получает Medef, ведь ему не приходится за них платить. Жоффруа Ру де Безьё (лидер Medef, - прим. ред.) подтверждает, что это социальное движение его не касается, поскольку протестующие не оккупируют заводы, а рабочие помещения не подвергаются нападениям. Именно ВКТ должен напоминать о том, что на самом деле денежные средства имеются, но они неправильно используются, поскольку деньги идут к акционерам, а не к рабочим. Социальное трудовое пособие (prime d’activite) будет выплачиваться из средств, полученных от уплаты гражданами всеобщего налога. В то же время те, кто располагают капиталом, будут получать ещё больше денег. На круговых перекрёстках активисты ВКТ проводят беседы с «жёлтыми жилетами», чтобы развить дискуссию на эту тему. Все трудящиеся нашей страны, работники и крупных, и мелких предприятий, и даже госслужащие, находятся под давлением акционеров.

С.К.: Правительство не станет выделять специальные средства непосредственно на увеличение МРОТ, но обещает повысить размер социального пособия для трудящихся, которое, правда, будет выплачиваться не всем работникам, получающим минимальную зарплату. По-вашему мнению, это «некоторые достижения» или подлог?

Ф.М.: Когда у людей нет ничего или крайне мало, то дополнительные 100 евро – это всегда выигрыш. Но данная мера является всё же подлогом, потому что финансировать её будут сами налогоплательщики взамен увеличения зарплаты. К тому же эти деньги распределятся неравным образом, поскольку критерием для их получения служит размер доходов домохозяйств. Большая часть женщин, получающих МРОТ, не будут иметь право на эти 100 евро, поскольку мужчины часто зарабатывают больше, чем они. Это возмутительно! Мы обратились к правительству с предложением начать реальные переговоры по повышению МРОТ. Такое увеличение позволит повысить все зарплаты, а не только самые минимальные. Ведь, в отличие от пособия для трудящихся, с которого не будут начисляться ни пенсии, ни социальная защита, с заработной платы производятся такие взносы в систему социального обеспечения, которые учитываются при оплате труда. Вместо этого правительство по-прежнему считает, что работа – это издержки, и что капитал должен быть сохранён. Правительство продолжает делать пресловутые подарки, например, освобождение работодателей от налогов доходов за сверхурочные часы. Верим ли мы в то, что, заставляя ещё больше трудится тех людей, у которых уже есть работа, мы сможем дать возможность найти работу тем, у кого её нет?

С.К.: Правительство объявило о своём намерении продолжать реформы. Какие ответные действия предпримет ВКТ в начале 2019 года?

Ф.М.: Мы считаем, что нужно как можно быстрее возобновить свои действия и провести в самом начале года социальную мобилизацию по таким основным проблемам, как зарплата и налоговая справедливость. Мы приняли решение выдвинуть совместные требования от лица как можно большего числа профсоюзных организаций рабочих и молодёжи. Осуществить это мы намерены в важнейший момент, каким является время после отпусков, а форму проведения нам ещё предстоит определить.

 

[i] Mouvement des Entreprises de France ( MEDEF ) – профсоюз руководителей предприятий и бизнеса – прим ред.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код