Есть ли у «жёлтых жилетов» политические цвета?

Ян ле Ланн, Закария Бендали, Готье Делозьер, Поль Элек, Максим Габори

Легенда к графикам: СЛЕВА: 
50,76 % - ни правые, ни левые
11, 41 % - левые
3, 61 % - очень левые
4, 37 % - правые
7, 22 % - очень правые
3, 23 % - центристы
19, 39 % - вне политики СПРАВА: голосование респондентов на президентских выборах 2017 года

Социологический портрет и политические взгляды.

Движение «жёлтые жилеты» привлекает внимание исследователей и специалистов по опросу общественного мнения. Интересный эмпирический подход для изучения этого явления общественной жизни был разработан группой исследователей из университета Бордо (1), занимавшихся сбором информации для анализа мобилизационных возможностей «жёлтых жилетов» непосредственно на местах (анкетирование проводилось среди участников пикетов, расположенных на круговых развязках дорог). Благодаря тому, что социологи особое внимание уделяли более пристальному изучению данных о народной поддержке движения, удалось сформулировать основные характеристики его социальных установок. Данное исследование имеет определяющее значение, поскольку идёт вразрез с мнением о том, что население сельских и пригородных районов является основное движущей силой протестов.

Решающая роль социальных сетей.

С самого начала сложность движения «жёлтых жилетов» обусловлена изменчивостью его форм. Действия, совершаемые его участниками, чрезвычайно разнообразны: «фильтрационные» заграждения, манифестации, интернет-петиции и т.д. Такое разнообразие заставило социологов применять различные способы сбора информации для того, чтобы иметь возможность выделить и изучить несколько степеней вовлечённости людей в движение. Общим для всех недавних народных протестов является один новый фактор, имеющий ключевое значение. Это - использование социальных сетей. Именно через многочисленные группы в Facebook, на каждую из которых подписаны по сотне тысяч человек, «жёлтые жилеты», неделя за неделей, согласовывали свои действия. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведённого исследователями из Тулузы непосредственно в блоке комментариев в Facebook (2). При помощи этого элемента цифрового мира мы попытались понять основные характеристики движения «жёлтых жилетов». Коллектив «Quantite critique» распространил по Facebook-группам «жёлтых жилетов» анкету, в которой участникам движения было предложено ответить на вопросы, касающиеся их трудового статуса, финансовых трудностей и отношения к политике. В итоге за период с 23 по 30 ноября мы получили 526 заполненных анкет.

Результаты нашего опроса совпадают с результатами исследователей из Бордо по части составления социальных характеристик мобилизовавшихся людей. Среди респондентов мы отмечаем непропорционально высокую долю безработных (17,3 %), и представителей бедных классов, которые составляют 63,19 % всех опрошенных трудящихся (рабочие и наёмные кадры). Наше исследование столкнулось с трудностями в определении степени вовлечённости в протесты пенсионеров, поскольку они меньше пользуются Facebook. Значительное участие в движении женщин является неоспоримым фактом. Таким образом, результаты наших опросов подтвердили предположение о том, что в этом движении мы имеем дело с бедными классами, которых часто исключают из политического пространства и которые теперь желают высказать своё мнение.

В начале протестных акций правительство пыталось создать искусственное разделение между борцами за экологию и «жёлтыми жилетами», которые якобы безразлично относится к проблемам экологии. Результаты нашего опроса свидетельствуют о совершенно противоположной реальности.

Отношение «жёлтых жилетов» к экологии обусловлено очень серьёзной ограниченностью их бюджета. 62 % из них каждый месяц с трудом сводят концы с концами, а 27 % подтверждают, что иногда испытывают финансовые трудности в конце месяца. Только 10 % участников движения не имеют таких проблем с деньгами. В силу этого 93 % «жёлтых жилетов» контролируют своё потребление электроэнергии и ресурсов. С другой стороны, большинство из них вынуждены добираться до работы на своих автомобилях (для 83 % он является основным средством передвижения), которые, как известно, загрязняют атмосферу. Таким образом, отношение «жёлтых жилетов» к экологии в первую очередь обусловлено ограниченностью бюджета и возможностями доступной им транспортной инфраструктуры. Что не мешает каждому из них в отдельности вносить определённый вклад в развитие экологического поведения. Например, они стремятся выбирать продукты, для доставки которых используется как можно меньшее количество транспортных перевозок (63 % опрошенных). Они также осознают, что в настоящее время существует угроза «экологической катастрофы» (83 % респондентов согласны с этим утверждением). «Жёлтые жилеты» полагают, что решение экологического кризиса должно проводиться структурными мерами, а не путём изменения поведения отдельно взятых людей. Когда им предложили дать оценку политическим действиям, они выразили свою поддержку многим политическим мерам, направленным на благо экологии: 62,7 % поддерживают возобновление работы второстепенных железнодорожных линий, 64,4 % выступают за запрет глифосатов и 62,7 % поддерживают взимание дополнительного процента от стоимости авиабилетов, чтобы направить эти средства на сокращение вредных выбросов, вызванных аэроперевозками.

Необоснованной выглядит и попытка говорить о противостоянии между движением «жёлтых жилетов» и борьбой против глобального потепления, лицом которой является социальное движение «Марш в защиту климата» («Marche pour le climat»). «Жёлтые жилеты» готовы поддержать некоторые экологические реформы. Различие между этими двумя движениями заключается, скорее, в особенностях социального состава участников: «Марш в защиту климата» объединяет главным образом «высший кадровый состав». Во время демонстрации в защиту климата между двумя этими движениями наметилось некоторое сближение, но такое происходит пока нечасто. Лозунги демонстраций сегодня нацелены на достижение наилучшего сочетания социальной справедливости и экологии. В то же время некоторые участники движения за экологию без колебаний решили надеть на себя «жёлтый жилет».

Отношение к политике: на чём основываются и куда пойдут дальше?

В вопросе об отношении «жёлтых жилетов» к политике наши результаты слегка отличаются от результатов, представленных исследователями из университета Бордо. Нельзя сказать, что участники, позиционирующие себя левыми, являются главной составляющей силой движения. На самом деле 51 % респондентов отказались причислять себя к какому-либо политическому лагерю, 15 % отнесли себя к левым (из них 3,6 % - к ярко выраженным левым) и 11,6 % - к правым (включая 7,2 % - к ярко выраженным правым). Люди, которые не позиционируют себя ни левыми, ни правыми, по-видимому, составляют значительное большинство. Однако это движение содержит в себе очень сильную политическую поляризацию.

Когда мы задавали «жёлтым жилетам» вопросы о том, как они проголосовали на президентских выборах в 2017 году, оказалось, что практически равное количество участников движения отдали свои голоса Марин Ле Пен и Жан-Люк Меланшону (по 20 % голосов). Кроме наличия этих двух электоратов, чьи ценности в значительной степени противоположны друг другу, в движении присутствует также третья составная – абстенционисты. Они составляют 15 % от нашей выборки «жёлтых жилетов». Эти три группы внутри движения имеют почти одинаковый вес, если разделять их на следующие категории: левый полюс Меланшон – Амон – Путу – Арто (123 респондента), ультраправый полюс Ле Пен – Дюпон-Эньян (120 респондентов) и воздержавшиеся от голосования или голосовашие против всех (130 респондентов).

Борьба с ксенофобией.

Как объяснить тот факт, что столь значительное присутствие электората Марин Ле Пен не приводит к политизации «жёлтых жилетов» по ксенофобским темам? Первая причина, вероятно, кроется в форме организации базы этого движения, которое стремится сохранить своё единство. Лица, ответственные за пикеты на круговых перекрёстках, часто отдают предпочтение согласованным требованиям. Медиа-площадки, которые на государственном уровне озвучивают требования протестующих, редко упоминают иммиграционный вопрос. Центральную роль в этом процессе сыграли СМИ. Недопонимание между новостными каналами и «жёлтыми жилетами», кажется, было тотальным. СМИ интервьюировали жителей пригородных зон, чтобы те выразили своё несогласие с налогами. Но в конечном итоге последние часто пользовались этой возможностью высказаться для того, чтобы озвучить недовольство размерами зарплат.

Изменение позиции СМИ по отношению к «жёлтым жилетам» оказалось запоздалым: поворотным моментом стали протестная акция 1 декабря, сцены погромов и нанесение ущерба у Триумфальной арки. Такая эволюция взглядов была уравновешена процессами, проходящими внутри движения: его политизацией в левую сторону, становящейся всё более значительной. Начиная с «дела» лицеистов в Мант-Ла-Жоли, вопрос о полицейском насилии ставит «Национальное объединение» в щекотливое положение. Эта партия оказалась зажатой между своим намерением защищать движение «жёлтых жилетов» и защитой сил правопорядка, которые являются её ключевым электоратом. В настоящее время движение, похоже, приобрело преимущественно социальный аспект, оставив в стороне ксенофобские устремления. Это особенно заметно в снижении поддержки сторонников партии «Вперёд, Республика!» (как правых, так и левых) (3). Насилие, применяемое по отношению к протестующим, и заявление президента, несомненно, повлияли на возникновение желания завершить акции: за это высказались сторонники правых сил (64 %), а также сторонники партии «Вперёд, Республика!» (93 %). Однако 72 % участвующих в движении левых сил (не социалисты) считают, что выступления должны продолжаться. В своём обращении Эммануэль Макрон поставил проблему миграции в число вопросов, поднятых движением, пытаясь тем самым переосмыслить значение движения. Скоро мы увидим, является ли эта тема действительно важной для протестующих. Ввиду нестабильной обстановки, в первую очередь по причине теракта в Страсбурге, вопрос о дальнейшем развитии «жёлтых жилетов» в значительной степени остаётся открытым.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код