Жан-Ив Камю: «Лозунгов о национальной идентичности не так много»

Грегори Марен

Не отрицая влияния этого явления на события, эксперт полагает, что «мозговой центр движения» надо искать не здесь.

Грегори Марен: Какое влияние оказывали или оказывают праворадикалы на движение «жёлтых жилетов» с самого начала его формирования?

Жан-Ив Камю: Меня сразу смутил тот факт, что власти поторопились подчеркнуть присутствие в составе движения ультраправых элементов, основываясь лишь на том, что представители этого политического лагеря были замечены среди манифестантов. При этом достоверной информации о конкретных людях и действиях предоставлено не было. Создавалось впечатление, что их присутствие, вполне реальное, но очень немногочисленное, являлось едва ли не главной движущей силой протестов. В отличие от того, что произошло после, например, демонстрации противников однополых браков, на этот раз правительство очень скупо делится информацией о причастности к событиям представителей правых, упоминая о них лишь в самых общих чертах. После завершения манифестаций против закона Тобира 200–300 радикально настроенных активистов продолжали регулярно вступать в конфликты с силами правопорядка. И в течение нескольких дней в редакции газет поступала достаточно точная информация о том, кто из них что натворил. Сегодня же дело обстоит совсем иначе: слово «ультраправые» произносится на каждом углу, но кто конкретно имеется в виду, так и остаётся загадкой. А между тем для её разрешения достаточно было бы заглянуть в Твиттере на страницы лидеров тех объединений, которые заявили о себе в ходе шествий и митингов «жёлтых жилетов» на улицах Парижа и других городов. На этих мероприятиях действительно были замечены люди с ультраправой символикой, говорившие о поддержке движения «жёлтых жилетов», но центральными фигурами протестных выступлений они всё же не являются.

Г.М.: Находясь на месте событий, мы заметили, что лозунги о национальной идентичности, которые попытались отстаивать представители определённых кругов, очень быстро уступили место требованиям социального характера, придающим выступлениям тональность, очень далёкую от той, которая нашла бы поддержку среди праворадикалов.

Ж.К.: Лозунгов о национальной идентичности было не так много. Именно из-за отсутствия требований о противодействии миграции и поддержании национальной идентичности Марин Ле Пен и её соратники по политической борьбе решили выложить такой козырь, как «Пакт Марракеша», чтобы постепенно внушить сторонникам «жёлтых жилетов», что правительство собирается тайно подписать документ, который откроет возможности для огромной волны мигрантов… «Национальное объединение» и подобные ему политические силы попытались объяснить «жёлтым жилетам»: «Ваше возмущение правомерно, но вы выбрали не тот объект «для битья»». По мнению ультраправых, увеличение налогового бремени – это расплата за приём мигрантов.

Г.М.: Складывается ощущение, что эта риторика неверно интерпретируется. Иначе как объяснить тот факт, что Марин Ле Пен не пытается усилить своё влияние на «жёлтые жилеты» и возглавить движение представителей тех социальных слоёв, к которым она главным образом и обращается?

Ж.К.: Вот до чего дошло наше недоверие политическим партиям! Никто не может с уверенностью заявить (а между тем некоторые политики неравнодушны к таким пафосным фразам), что он возглавляет это движение или направляет требования протестующих. Но вот, что интересно: те люди, которые голосовали за «Национальное объединение» и причисляют себя сегодня к «жёлтым жилетам», кажется, находятся в логике «Национального объединения». Я объясню: они действительно верили в победу Марин Ле Пен. Эта победа была невозможна, но люди в неё верили. У них на глазах Марин Ле Пен потерпела сокрушительное поражение. Может сейчас эти люди считают, что Марин Ле Пен уже не придёт к власти в результате выборов и потому не решит их проблем, так как режим не сменится? Может, они думают сменить политический режим здесь, на улицах, при помощи выступлений? Может, те участники протестов, которые в 2017 г. голосовали за Марин Ле Пен, выражают здесь своё разочарование от поражения? И это совершенно не значит, что эти люди вновь проголосуют за «Национальное объединение».

Г.М.: В самом деле, есть какие-то парадоксальные нестыковки между требованиями социального характера, которые выдвигают «жёлтые жилеты», и заявлениями лидеров «Национального объединения». Например, «жилеты» добиваются повышения минимальной зарплаты, а Марин Ле Пен считает этот шаг неправильным, так как он «создаст дополнительную нагрузку на предприятия».

Ж.К.: Причины этого очевидны. Идея, которую следует и далее внушать людям, причастным к движению «жёлтых жилетов», состоит в том, что «Национальное объединение» – это партия скорее либеральной направленности, выступающая за развитие рыночной экономики, разумеется, находящейся под защитой так называемого «умного протекционизма» на границах, который на деле является просто протекционизмом. Однако внутри этих границ речь идёт о рыночной экономике в духе теории Дарвина: выигрывает тот, кто силён, а слабые остаются за бортом.

Г.М.: Недавно была высказана идея о выдвижении списка кандидатов от«жёлтых жилетов» на выборах в Европарламент. С социологической точки зрения, это движение способно отобрать голоса у самых популярных политических сил, таких как «Франция непокорённая» и «Национальное объединение» (что было бы выгодно партии «Вперёд, Республика!»). Получается, что идти против этого движения власти невыгодно?

Ж.К.: Если быть объективным, то движение «жёлтых жилетов» может «сыграть в ворота» кандидатов от «Вперёд, Республика!», так как раздробит электорат «Непокорённых» и «Национального объединения». Но у меня вызывает обеспокоенность тот политический курс, который могут наметить кандидаты из возможного списка «жилетов». Среди «жёлтых жилетов» есть политически зрелые люди, которые выдвигают не то, чтобы программу, но всё же некоторые чётко сформулированные предложения.Однако среди некоторых участников движения, в том числе и выразителей его идей, есть сторонники всяких теорий заговора, которые уводят их сторонников от политической борьбы в полном смысле этого слова. Мы видели, что случившийся в минувший вторник теракт в Страсбурге сразу же был истолкован некоторыми участниками дискуссии как попытка манипулирования движением со стороны властей. Если «жёлтые жилеты» решат представить свой список на выборах, то им следует тщательно отбирать кандидатов и позаботиться о том, чтобы их предложения не противоречили друг другу.

Добавить комментарий


Обновить Защитный код